Гран При Бразилии: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Бразилии. Пресс-конференция в пятницу

Участники: Сирил Абитебул (Caterham), Джон Бут (Marussia), Росс Браун (Mercedes), Эрик Булье (Lotus), Стефано Доменикали (Ferrari).

Вопрос: Начнем с вас, Сирил. Гонка в Бразилии - это последний шанс отобрать десятое место в Кубке конструкторов. Насколько убыточным может стать окончание сезона на последнем, 11-м месте? Может ли Caterham себе это позволить?
Сирил Абитебул: Как вы понимаете, я не могу ответить. Поражение скажется на боевом духе команды – все уверены, что мы заслуживаем десятое место. Мы и Marussia сработали очень неплохо, но цифры говорят, что наша команда в большей степени заслуживает десятую строчку. В любом случае, все решит гонка, но каким бы ни оказался результат, мы сохраним преданность спорту, так что большого значения её итог не имеет. Да, 11-е место добавит хлопот нашему финансовому директору, но стратегия команды не изменится.

Вопрос: Каков настрой в команде сейчас? Вчера ваши гонщики много говорили о дожде…
Сирил Абитебул: И было бы неплохо поговорить о нем в субботу – гонки в этом сезоне, как правило, проходят при сухой погоде. У нас было не так много уик-эндов с дождем в пятницу или субботу, но всякий раз, когда суббота проходила на мокрой трассе, мы демонстрировали высокие результаты – как в Спа или Монако, где нам удалось пробиться во вторую сессию. Нам нравится дождь, пусть он пойдет и в воскресенье.

Вопрос: В следующем сезоне нас ждут глобальные изменения в правилах. Насколько важно иметь в команде опытного гонщика, вроде Хейкки Ковалайнена?
Сирил Абитебул: Сначала нужно удостовериться, что в Lotus не оставят Хейкки у себя, но было бы неплохо иметь в команде опытного гонщика. В начале следующего сезона прогресс будет стремительным, и нам нужен гонщик, на которого может ориентироваться команда – тот, чьи точные комментарии позволят дорабатывать машину от гонки к гонке.

Вопрос: Джон, может ли Marussia позволить себе упустить 10 место в Кубке конструкторов?
Джон Бут: Здесь я соглашусь с Сирилом – финансовые последствия менее важны, чем последствия чисто спортивные. Marussia – команда с наименьшими штатом и бюджетом, но мы бойцы и хотим добиться прогресса. Десятое место стало бы отличной наградой нашим сотрудникам.

Вопрос: Уверен, вы не согласитесь с Сирилом в том, что Caterham в большей степени заслуживает десятое место…
Джон Бут: Борьба получилась достойной. В середине года был период, когда Caterham выглядела намного сильнее, но неделю назад мы выступили очень неплохо и, как мне кажется, оставили позади все проблемы. Сезон очень длинный, мы перехватили десятое место ещё в Малайзии, а последние доработки машина получила в Барселоне. Следовательно, мы уже давно удерживаем десятую строчку, и это, должен признаться, отнимает немало сил и всякий раз заставляет нервничать.

Вопрос: Если последние новинки появились в Барселоне, за счет чего был достигнут прогресс?
Джон Бут: Мы привозили небольшие доработки, но в основном оптимизировали то, что имели. Команда добилась заметного прогресса, но, разумеется, было бы лучше иметь возможность готовить два-три комплексных обновления по ходу сезона. Мы – самая маленькая команда чемпионата, и задача вывести новую машину образца 2014 года уже на первые январские тесты в Хересе вызывала серьезное беспокойство, поэтому нам пришлось направить на неё все силы.

Вопрос: Эрик, на трассе Lotus ведет борьбу за второе место с Ferrari и Mercedes, а вне ее продолжает бороться за финансирование. Как обстоят дела и с тем, и с другим?
Эрик Булье: Переговоры продолжаются, теперь уже между банкирами. Процесс ещё полностью не завершен, но некоторые сделки уже состоялись, что даёт повод для оптимизма. Мы надеемся, что всё будет завершено к началу следующей недели.

Вопрос: Когда вы говорите о спонсорах, вы имеете в виду Quantum?
Эрик Булье: Да. Ну а если говорить о борьбе в чемпионате, для второго или даже третьего места нам необходимо везение. Возможно, с такой непредсказуемой погодой мы можем рассчитывать на удачу.

Вопрос: В какой мере неопределенность с финансированием снижает шансы на привлечение нужного гонщика в напарники Роману Грожану?
Эрик Булье: С одной стороны, нужно иметь достойную машину, чтобы пригласить достойного гонщика. Но иногда гонщик может стать достойным с хорошей машиной, потому мы делаем все возможное, чтобы собрать все воедино.

Для меня главное, чтобы команда оставалась единым целым, а для этого мы должны сохранить ключевых сотрудников и обеспечить себе быструю машину вкупе со способностью оперативно ее дорабатывать.

Вопрос: Вы по-прежнему уверены, что найдете желаемого кандидата?
Эрик Булье: Уверен, мы получим одного из кандидатов.

Вопрос: Стефано, для Фелипе Массы это последний уик-энд в составе Ferrari. Он провел в команде восемь лет – как вы оцениваете итоги сотрудничества, какой момент был самым ярким моментом за все эти годы?
Стефано Доменикали: Прежде всего, позвольте мне выразить солидарность с населением Сардинии, пострадавшим от урагана и наводнения. Мысленно мы с ними.

Если говорить о Фелипе, он покинет нас в этот потрясающий уик-энд, и вы знаете, что у нас в команде принято проходить через все без лишних слов. С ним у Ferrari было немало радостных моментов, были и сложности, но Фелипе заслужил все свои достижения. Возможно, это покажется слишком личным, но я до сих пор считаю его чемпионом 2008 года, поскольку он заслужил тот титул здесь, в Сан-Паулу. Фелипе всегда был предан большой семье Ferrari, он навсегда останется в наших сердцах, и мы желаем ему успехов, ведь он все еще молод.

Вопрос: Что значило бы для команды завоевание второго места в Кубке конструкторов, для которого необходимо отыграть пятнадцать очков у Mercedes? И что вы скажете о сезоне в целом, если команде придется довольствоваться третьим местом?
Стефано Доменикали: У нас достойные соперники, так что мы не будем устраивать шумный праздник, если станем вторыми, но и не впадем в депрессию, если цель не будет достигнута. В спорте важно добиться высшего результата – к сожалению, в нынешнем сезоне у нас не было возможности сражаться за титул. Теперь нам нужно зацепиться за максимально возможный результ – мы знаем, что это непросто, но при переменчивой погоде возможно всякое. Подход не меняется – мы будем сохранять концентрацию до конца и вести борьбу до последнего круга. Ну а третье место повлияет на общую оценку этого непростого дня нас сезона…

Вопрос: Росс, если команда завершит сезон на втором месте в Кубке конструкторов, мы увидим улыбку на вашем лице. Вы довольны тем, чего добились с Mercedes?
Росс Браун: Скажем так, я доволен прогрессом и надеюсь, что он продолжится в ближайшие несколько лет, поскольку цель команды – выиграть титул и Кубок конструкторов. После пятого места в прошлом сезоне второе станет отличным мотивирующим фактором. Прирост в скорости весьма значительный, мы заработали более трехсот очков, тогда как год назад их было около ста сорока – это заметный шаг вперед, которым все могут быть довольны.

Вопрос: Вам удалось превратить Mercedes в очень сильную команду. При сохранении определенной стабильности в зимний период есть ли шансы в следующем сезоне сражаться на равных с Red Bull Racing?
Росс Браун: Мы на это надеемся, но не стоит забывать, насколько сильны наши соперники. Их прогресс во второй половине сезона был фантастическим, но в следующем сезоне многое изменится, и если учесть, что мы уже два года работаем над машиной для 2014 года… В этом плане мы схожи с Ferrari: сами строим и шасси, и мотор – для следующего сезона это можно считать преимуществом. Мотор разрабатывается с оглядкой на шасси, чтобы добиться оптимального сочетания, и именно он станет одним из главных факторов конкурентоспособности в 2014 году. Конечно, он будет не единственным, но его влияние будет выше, чем в предыдущие годы. Так что есть все основания для умеренного оптимизма.

Вопрос: Сегодня у команд из-за дождя не было возможности опробовать шины для 2014 года. Pirelli запросила декабрьские тесты с участием одной из команд – такой вариант устраивает Mercedes? Насколько необходимы эти тесты в преддверии первой полноценной предсезонной сессии?
Росс Браун: Все, что происходит в Формуле 1, должно отвечать интересам всех команд. Ситуация весьма деликатная: мы все хотим помочь Pirelli создать лучшие шины, но будет несправедливо, если одна команда получит преимущество за счет того, что работала с ними больше других. Сегодня могла сложиться идеальная ситуация, в которой все команды опробовали бы новые шины и собрали информацию для анализа – такой подход был бы честным. Если же до начала 2014 года с шинами сможет поработать лишь одна команда, это породит неравенство, так как у одного участника будут сведения о том, как они себя ведут. Нужно внимательно относиться к подобным вопросам и искать справедливое для всех решение.

Вопросы с мест

Вопрос: (Луиджи Перна – La Gazzetta dello Sport) Стефано, в продолжение вопроса о шинах. Как уже было сказано, в Pirelli просят о большем количестве тестов до начала сезона. В этом году шины во многом определили расстановку сил, притом не в пользу Ferrari. Вы опасаетесь повторения подобной ситуации?
Стефано Доменикали: Вы правы, шинный фактор предопределил исход чемпионата, а смена конструкции по ходу сезона изначально не предусматривалась. Мы всегда выражали стремление помочь Pirelli создать шины, которые можно использовать в любых условиях, и с которыми гонщики смогут атаковать во всю силу, раскрывая свой талант. Я согласен со словами Росса о балансе и равенстве между командами, но опять же, если тестов не будет вовсе, эффект может быть негативным. В ближайшие дни этот вопрос необходимо решить, его актуальность не вызывает сомнений.

Вопрос: (Хейкки Культа – Turun Sanomat) Эрик, в прошлом году Кими закончил сезон третьим, а в этом оказался за пределами первой тройки. Как вы оцените его сезон? Он выступил лучше или хуже?
Эрик Булье: Со спортивной точки зрения – явно лучше. В прошлом году он только вернулся в чемпионат, в начале сезона ему требовалось время на адаптацию, даже если результаты сразу были весьма неплохими. Нынешний сезон Кими начал с победы – начало получилось более уверенным, как и год в целом.

Вопрос: (Тарик Панджа – Bloomberg News) Я не пишу о Формуле 1, но освещаю вопросы спорта в Бразилии. Эта страна скоро примет у себя главные спортивные события – Кубок мира по футболу в 2014-м и летние Олимпийские игры в 2016-м. Росс и Стефано не раз приезжали сюда – что вы скажете о готовности страны к этим соревнованиям? Она год от года повышается?
Росс Браун: В Бразилии нам нравятся несколько вещей. Прежде всего, отношение к спорту – болельщики полны невероятного энтузиазма, который по-настоящему заряжает. Нам нравится здесь выступать – да, инфраструктура не самая лучшая, но любовь местного населения к спорту это компенсирует. У нас не возникает проблем с подготовкой – все идет по графику, без задержек на таможне. Отличный этап без каких-либо из ряда вон выходящих прецедентов.

Стефано Доменикали: Не могу не согласиться с Россом. Нам нравится приезжать сюда, но в случае с Олимпийскими играми и Чемпионатом мира по футболу ситуация несколько иная. Много людей приедет из других стран, соревнования будут проходить в разных местах, это совершенно иная логистика – честно говоря, я не могу комментировать все это, поскольку не владею информацией. Могу лишь сказать, что здесь мы ощущаем уникальную атмосферу, в которой страсть к спорту – ключевая составляющая. Уверен, так будет во всех соревнованиях, которые будут проходить в Бразилии.

Вопрос: (Иан Паркес – Press Association) Вопрос для Джона и Сирила. Вчера Кристиан Хорнер сказал, что даже для Red Bull Racing с их финансовыми возможностями и четырьмя чемпионскими титулами было непросто привлечь дополнительные средства на следующий сезон, которые он оценил в 20 миллионов фунтов. Он также заметил, что если для них это был непростой вопрос, то для вас он должен быть фактически неподъемным. Не могли бы вы описать, с какими трудностями вам приходится иметь дело в попытках обеспечить команде необходимый бюджет?
Джон Бут: Хотелось бы мне испытывать сейчас те же сложности, какие испытывает Кристиан. Стоимость новых моторов давно известна, все планировали расходы. Мы знали о предстоящих издержках и выстроили необходимую бизнес-модель.

Сирил Абитебул: Почти нечего добавить. Мы давно учли данный факт, это повлияло на нашу структуру расходов в нынешнем сезоне, поскольку мы понимали, насколько серьезными должны быть инвестиции в новую машину. Затраты на моторы, сопутствующие расходы – мы выстроили финансовые потоки с учетом всех этих фактов. Именно поэтому команда рано переключилась на новый проект – мы должны были постепенно покрыть все издержки.

Вопрос: То есть, вам пришлось пожертвовать нынешним сезоном, чтобы обеспечить себе базис на следующий?
Сирил Абитебул: Верно.

Джон Бут: Именно.

Росс Браун: Следующий сезон будет непростым, но нужно помнить, что даже при вдвое меньшем бюджете мы сможем выступать в гонках. Прессинг создают стандарты, которым мы хотим соответствовать, и дело не в недостатке средств – просто мы хотим выступать на максимально высоком уровне, что подстегивает расходы. Если завтра сократить бюджет на 50%, ничего не изменится.

Вопрос: По-вашему, это когда-нибудь случится?
Росс Браун: Нет, но такое уже было. Не так много лет назад мы приезжали на гонку с надежной машиной, а обходилось это в половину нынешних расходов. Просто такова природа Формулы 1.

Вопрос: (Дитер Ренкен – Racing Lines) Недавнее обсуждение вопроса о клиентских шасси вызвало серьезные споры. Вы только что говорили о бюджетах и расходах, регулярно появляются слухи, что та или иная команда может покинуть чемпионат. Полагаю, Формулу 1 скорее устроит вариант с тремя машинами от каждой из восьми команд, чем пять основных команд и пять клиентских. Что вы об этом думаете, ведь для каждой команды эффект будет разным?
Эрик Булье: Никто не может предвидеть будущее. Вполне естественно, что с изменением структуры расходов вопрос о клиентских шасси снова стал обсуждаться, но лично я не считаю такой путь верным. Он противоречит сути Формулы 1, возникнут иные вопросы – где найти средства на покупку шасси, строить ли его самому, или проще приобрести у другой команды. Если нужно просто обеспечить необходимое количество машин на стартовой решетке, вариант с тремя машинами для некоторых команд я считаю более правильным.

Джон Бут: Если я правильно помню регламент, когда количество машин на стартовой решетке становится ниже определенного уровня, некоторые команды должны выставить третью машину, но, насколько мне известно, в ближайшем будущем такой вариант не рассматривается. Опять же, я не участвовал в дискуссии и могу лишь предположить, что для подобных шагов нужно всерьез скорректировать правила.

Вопрос: Вас устроил бы такой вариант?
Джон Бут: Мы едва находим средства на две машины, что уж говорить о трех.

Сирил Абитебул: Лично я придерживаюсь той же точки зрения, что Эрик и большинство команд, и не одобряю идею клиентских шасси. Опять же, нынешняя ситуация далеко не идеальна, и мы должны провести тщательный анализ, чтобы найти корректное решение – будет это ограничение бюджета, соглашение об ограничении ресурсов или что-то другое. На зрелищность не повлияет, тратим мы 50 миллионов долларов или 100. Третья машина? Почему бы и нет, но в вашем варианте при такой схеме остаются всего восемь команд, и я надеюсь, что Caterham не окажется в числе тех, кому не найдется места в пелотоне.

Вопрос: Росс, это в самом деле может стать проблемой. Три машины от восьми команд – и трем командам придется уйти…
Росс Браун: Не думаю, что все получится именно так. Если кое-кто из команд покинет чемпионат, и количество машин в пелотоне упадет ниже требуемого уровня, мы просто должны поддержать новых дебютантов. Мы не одобряем идею клиентских шасси – каждая команда должна самостоятельно строить машину, но если в какой-то момент на стартовой решетке будет недостаточно машин, вариант с тремя шасси для каждой команды выглядит вполне реальным, но только при таком варианте развития событий.

Стефано Доменикали: Согласен. Сначала нужно понять, какого будущего мы хотим для Формулы 1. У разных команд разная философия, разное положение дел, и вполне может оказаться так, что некоторых участников не окажется в пелотоне. При обсуждении механизмов снижения затрат каждая команда руководствуется своими целями.

Следует определиться, каким должно быть будущее чемпионата, и какие цели следует обсуждать сообща – иначе есть риск принятия различных мер без четкого понимания, на каких вещах следует сосредоточиться в первую очередь. Обсуждение продолжается несколько лет – уверен, в ближайшее время этот вопрос снова станет крайне актуальным.

Вопрос: (Кейт Уолкер – GP Week) Эрик, мой вопрос о вашем возможном инвесторе, Мансуре Иджазе. Поиск его биографии в Google сообщает о нескольких проблемных сделках, в которых в качестве залогового обеспечения использовались заведомо переоцененные компании. Скажите, получили ли вы какое-либо подтверждение финансовой состоятельности господина Иджаза, и проводился ли должный аудит?
Эрик Булье: К счастью, мы принимаем решения не на основании поиска в Google – при всем уважении к этой компании. Да, мы получили подтверждение финансовой состоятельности Quantum Motorsport.

Вопрос: (Иан Паркес – Press Association) Росс, вы сказали, что можно тратить на команду вполовину меньше денег, и зрелищность от этого не пострадает. Если FIA решит вернуться к вопросу об ограничении бюджетов, может ли рассматриваться данный вариант, или же история с Соглашением об ограничении ресурсов показывает, что подобные меры не работают, так как у всех команд разные подходы к делу?
Росс Браун: Из истории с Соглашением об ограничении расходов лично я могу сделать следующий вывод: был предложен вариант системы, который мог сработать, но не сработал лишь потому, что регулятором выступали сами команды. Контроль должен осуществляться со стороны FIA, однако участникам чемпионата не удалось прийти к единому мнению. Не думаю, что Соглашение не сработало в силу нежизнеспособности – скорее причина в том, что мы не смогли передать функции контроля руководящему органу. Любой комплекс мер, способный повлиять на конкурентоспособность команд, должен контролироваться со стороны FIA, а не самих команд, потому всякая попытка саморегулирования таких важных вещей, как бюджет и ресурсы, обречена на провал в силу конкуренции между участниками. Мы всегда будем пытаться выйти за пределы рамок.

Взгляните на технический регламент: команды постепенно подбираются к пределам, потом FIA возвращает всё на свои места. Кроме того, в этом процессе FIA выступает арбитром – если у нас есть сомнения, мы можем обратиться к ним с вопросом и получить ответ, соответствует ли рассматриваемое решение правилам. Пока такой же принцип не будет использоваться для контроля затрат, успеха не добиться, поскольку каждая команда будет по-своему интерпретировать правила. Нужно обозначить рамки, предложить механизм контроля, а также механизм урегулирования споров, позволяющий оперативно корректировать правила, так как ни один регламент в первой своей редакции не совершенен.

Вернемся к аналогии с техническим регламентом. Он работает весьма успешно. Да, случаются инженерные прорывы, порождающие серьезную дискуссию, но в целом процесс идет корректно. Если удастся добиться такого же с регулированием расходов, это будет единственно правильный путь – по крайней мере, я иного не вижу. Попытки снизить расходы за счет технических ограничений никогда не имели успеха: какое-то время издержки снижались, но потом команды находили иные пути расходования средств, и размер бюджета ничуть не менялся.

Вопрос: (Кейт Уолкер – GP Week) Я хотела бы вернуться к вопросу Дитера о трех машинах для каждой команды. Мне показалось, что трое из вас, сидящие во втором ряду, были в курсе данной концепции, тогда как, судя по ответу Джона, для людей из первого ряда это стало новостью. Скажите, Джон и Сирил, как складывается ваше общение с командами, входящими в Стратегическую группу, и насколько вы в курсе обсуждающихся там вопросов?
Сирил Абитебул: Нам отводится такое же количество времени, сколько им.

Вопрос: То есть, вы получали данную информацию?
Сирил Абитебул: По итогам собрания мы получаем такую же информацию, как члены группы.

Вопрос: Джон, у вас так же?
Джон Бут: Да.

Вопрос: То есть, никаких претензий?
Джон Бут: Не совсем. Сирил правильно выразил мысль, но сказать, что жалоб нет, было бы неправдой.

Сирил Абитебул: Позвольте пояснить. Через несколько дней состоится собрание Комиссии по Формуле 1, мы также получили повестку очередного собрания Стратегической группы, и я бы не стал так сильно беспокоиться, поскольку, в конечном итоге, у нас есть право голоса. Да, пара команд не участвует в процессе напрямую, но все в Формуле 1 знают, что невозможно обойтись без кого-либо, так что процесс предполагает даже большую вовлеченность, чем раньше. Для меня гораздо важнее то, что значится в повестке Стратегической группы, а не то, кто там представлен.

Вопрос: (Пабло Хуанарена – Marca) Вопрос для Стефано, но также, возможно, для Росса и Эрика. Сегодня в Red Bull Racing все-таки опробовали новые шины: Себастьян Феттель смог проехать на них один круг. Похоже, они всегда на шаг впереди соперников, вам так не кажется?
Стефано Доменикали: Если бы они при этом разбили машину, для них ничего бы не изменилось, поэтому они решили… не то чтобы рискнуть, это не самое правильное слово… скорее они хотели провести проверку в данных погодных условиях. Если им так вздумалось, не думаю, что это можно считать признаком того, что они на шаг впереди. Это вопрос конкретного решения с учетом условий конкретного уик-энда.

Вопрос: У вас была возможность проехать хотя бы круг на этих сликах?
Стефано Доменикали: Нет.

Росс Браун: Мы всегда исходим из принципа, что некачественная информация хуже, чем отсутствие информации как таковой. Возможно, в Red Bull выявили нечто, что пока недоступно нашему понимаю, но лично я не представляю, что можно понять в таких погодных условиях. Судя по всему, они пытались оценить общую работу шин, но трудно сказать, насколько это было оправданно. В Mercedes мы решили, что смысла в таком подходе нет.

Вопрос: (Дитер Ренкен – Racing Lines) В Формуле 1 всегда не хватает двух вещей – мощности и спонсоров. Если взглянуть на вашу форму и вспомнить, как она выглядела год назад, отличий практически нет – появилась лишь пара новых логотипов. В последние три-четыре года чемпионат не привлекает серьезных инвесторов – можно ли считать это фундаментальной проблемой, ведь в других видах спорта наблюдается совсем иная картина?
Эрик Булье: Мы смогли привлечь несколько крупных компаний, в частности Microsoft и Burn – подразделение Coca Cola. Но правда в том, что крупнейшие соглашения были подписаны с FOM, что, в принципе, тоже можно считать достижением. Всем известно, что современная ситуация в мировой экономике не настолько радужная, как десять лет назад, так что проводить сравнения и делать выводы текущим днем не вполне корректно.

Стефано Доменикали: Мы привлекли нового спонсора – компанию UPS. Кроме того, мы продлили соглашения со всеми ключевыми партнерами, которые действительно заинтересованы в инвестировании средств в команду – притом речь идет о взаимовыгодном сотрудничестве. Не скажу, что данный подход применим ко всем – у Ferrari свои принципы работы с партнерами, - но даже в кризисной экономической ситуации важно не допустить, по возможности, чрезмерного снижения цены спонсорского контракта. В противном случае при выходе экономики из рецессии будет сложнее обеспечить необходимый чемпионату уровень финансирования.

Джон Бут: Автоспорт в целом и Формула 1 в частности примерно на три года отстают от тенденций в мировой экономике. Случившийся кризис сказался на чемпионате не сразу, а тремя годами позже, и когда экономика начнет приходить в норму, ситуация будет аналогичной. Возможно, в таком случае нам следует задуматься, предлагаем ли мы зрителям достаточно интересный продукт.

Сирил Абитебул: Нам повезло иметь несколько сильных спонсоров, поскольку в целом проект Caterham весьма привлекателен для инвесторов. Вместе с тем у нас появляется обязанность показать достойные результаты: партнеры не подвели нас, теперь мы не должны подвести их. Результаты повышают интерес к команде, и на них мы должны сосредоточиться.

Что касается Формулы 1 в целом, здесь тоже многое сводится к вопросу о результативности. Нужно удостовериться в том, что конкурентоспособность команд находится на приемлемом уровне, и что все являются неотъемлемым элементом зрелища. То, как сейчас распределяется эфирное время, нельзя считать справедливым: камеры следят только за лидерами, тогда как должны быть и победители, и проигравшие. Да, сейчас мы относимся ко второй категории, но мы тоже часть спорта, часть зрелища, притом нас из «картинки» исключают. Так что помимо выстраивания экономической модели и структуры правил важно удостовериться, что все команды имеют возможность быть представленными в трансляции.

Росс Браун: Похоже, нам в этом плане повезло. Наши сотрудники работают очень здорово, и количество спонсоров растет. К нам присоединилась Blackberry – да, мы знаем, что сейчас у компании непростые времена, но она стала серьезным партнером, пришедшим к нам в этом году. От большинства спонсоров средства поступают своевременно, но добиться этого не так-то просто. Как заметил Джон, есть определенный временной лаг, оказывающий влияние на автоспорт в целом и на Формулу 1, но, хочется надеяться, с улучшением экономической ситуации в ряде стран мы сможем вернуть ситуацию в норму и продолжить движение вперед.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости