Монако'60: Ричи Гинтер

Йоаким Боннье лидирует на старте Гран При Монако 1960 года
Гонка #86: 29 мая 1960 года. Гран При Монако. Монте-Карло
Поул Стирлинг Мосс (Lotus 18) - 1.36,3 (117,6 км/ч)
Лучший круг Брюс МакЛарен (Cooper T53) - 1.36,2 (117,7 км/ч)
Победитель Стирлинг Мосс (Lotus 18) - 2:53.45,5 (108,6 км/ч)

Нежелание Энцо Феррари признавать очевидное преимущество среднемоторной компоновки машин уже стоило Скудерии проигранного сезона в 1959 году, и новый 1960-й начинался для пилотов алых машин не лучше. Разругавшись с Коммендаторе, ушел к конкурентам быстрый пилот Дэн Герни, а его напарники проигрывали гонку за гонкой.

Лишь тогда Затворник из Модены недовольно проворчал, что согласен отказаться от расположения двигателя впереди пилота. Правда это или нет, но итальянцы, понимая, что надо срочно догонять соперников, даже купили через третьи руки Cooper T51, привезли к себе на базу и разобрали по винтикам. Итогом такого нехитрого технического шпионажа стала модернизированная модель Dino 246Т – к майскому Гран При Монако успели подготовить всего одну такую машину.

Пилотировать её доверили американскому водителю-испытателю Ричи Гинтеру. Злые языки сразу стали распускать сплетни о том, что это обычная переднемоторная 246-я, развернутая... задом наперед! Так или иначе, но пока сыроватая новинка ехала не быстрее остальных алых машин, заметно уступая в скорости юрким Cooper, Lotus и BRM, где двигатель располагался за спиной пилота.

Стирлинг Мосс выиграл поул, но на старте допустил пробуксовку на пыльном асфальте набережной Альбера I и откатился на третье место. Вперед же вырвался швед Йоаким Боннье на Cooper. Однако Мосс не думал сдаваться. Босс его команды, тонко чувствующий ситуацию Роб Уокер, незадолго до Гран При Монако решил сменить технику и отказался от шасси T51 в пользу Lotus 18.

Как оказалось, это был верный шаг. Стирлинг быстро опередил Джека Брэбэма, после чего оказался вплотную за Боннье. Тот даже махал британцу рукой: "Обгоняй" (!!), но в Монако ехать первым порой куда сложнее, чем вторым, потому Мосс не спешил с обгоном. И лишь когда двух лидеров догнали еще шестеро пилотов, он все же вышел вперед и начал быстро отрываться.

Но тут над Княжеством разразился ливень, перевернувший все с ног на голову. Мосс предпочел не рисковать, зато Брэбэм атаковал изо всех сил, вскоре возглавил гонку и умчался далеко вперед, но поскользнулся в Ste Devote и разбил машину. Выбыли из борьбы и ещё несколько гонщиков, а уж избежать разворотов в медленных виражах не удалось почти никому.

Стирлинг Мосс вновь оказался первым – но вскоре, когда погода улучшилась, а асфальт начал подсыхать, выяснилось, что в моторе его Lotus пробило изоляцию высоковольтного провода, из-за чего из четырех цилиндров осталось три. Вынужденный пит-стоп отбросил Стирлинга на второе место, но тот смог довольно быстро догнать, а затем и обогнать Йоакима Боннье.

Победа Стирлинга Мосса на Гран При Монако 1960 года

А вскоре швед, проводивший отличную гонку, и вовсе вынужден был прекратить борьбу: как оказалось, на кочковатом асфальте шасси Cooper не хватало прочности: не выдержала задняя подвеска. После этого на трассе осталось всего четверо пилотов, и Моссу требовалось лишь без приключений довести гонку до финиша.

Двумя годами раньше он принес первую победу на этапах Гран При марке Cooper, а теперь добился дебютного успеха и для Lotus. Вместе с героем дня в княжескую ложу поднялись также Брюс МакЛарен из Cooper и пилот Ferrari Фил Хилл. Для переднемоторной Dino 246 то был последний подиум, добытый в споре с неумолимо наступающей новой техникой.

Интересно...
Зачетные очки в ту пору начисляли пилотам первой шестерки – при условии, что им удалось пересечь линию финиша. Поэтому, когда выяснилось, что исправных машин на заключительном отрезке дистанции осталось всего четыре, в боксах закипела работа. В итоге на последний круг смогли выехать еще четыре или пять гонщиков, которые получили классификацию с колоссальным отставанием. Заветные очки достались Боннье и Гинтеру.

Ричи Гинтер

Ричи Гинтер

Пол Ричард Гинтер родился в Голливуде, но его главным увлечением в жизни стали вовсе не кинофильмы, а быстрые автомобили – благо, в начале 50-х в тёплой Калифорнии их было достаточно. Днём молодой человек стоял у станка на авиазаводе, куда пришел по стопам отца, а по вечерам, в компании сверстников, с увлечениями следил за заездами хот-родов на широких и прямых пригородных шоссе.

Там-то юноша и свел знакомство с Филом Хиллом, уже довольно известным в ту пору автогонщиком. Очень быстро они крепко сдружились: как выяснилось, Гинтер первоклассно умел ремонтировать технику, потому Хилл стал везде приглашать его с собой на роль механика. Они даже проехали вместе марафон Carrera Panamericana, но в 1954-м Ричи... призвали в армию. Отдав долг родине на одной из военных баз в Корее, он смог полноценно посвятить себя автоспорту.

Хилл к тому времени уже уехал в Европу и подбирался все ближе к основному составу Ferrari, а Гинтер постепенно стал набираться опыта и коллекционировать первые кубки по другую сторону Атлантики. Прошло несколько лет, и молодой спортсмен попал в поле зрения Луиджи Кинетти – бизнесмена, представлявшего интересы Энцо Феррари в США. Именно его стараниями состав Скудерии усилили Дэн Герни и Фил Хилл, а теперь этот же путь был уготован и ещё одному американцу.

Поначалу Ричи работал в Маранелло простым механиком, периодически выступая в соревнованиях на выносливость. Но протекция старого друга Хилла, явный талант и известные кадровые сложности привели к тому, что на Гран При Монако 1960 года калифорниец дебютировал в Ф1. Первую гонку он закончил шестым, такого же результата добился и в следующей, а затем сходу занял второе место!

Ричи Гинтер за рулем Ferrari на трассе Гран При Франции 1961 года

Справедливости ради стоит отметить, что хороший результат был показан в Монце, куда попросту не приехали британские команды. Но вот уже второе место Гинтера в Гран При Монако следующего, 1961-го года было добыто в равной и упорной борьбе с сильнейшими соперниками. По ходу сезона американец еще несколько раз поднимался на подиум, но осенью в Монце разбился его напарник Вольфганг фон Трипс, что ввергло Скудерию в серьезный кризис.

Понимая, что он уже знает и умеет гораздо больше, чем несколько лет назад, Ричи в такой ситуации счел возможным перейти в BRM. Первый сезон в качестве напарника Грэма Хилла получился не слишком успешным, зато в следующем Гинтер ехал столь быстро и стабильно, что переиграл британца (действующего чемпиона мира!) по количеству заработанных очков.

Восемь финишей в десяти Гран При – все в первой пятерке, – пять подиумов, включая вторые места в Монако, Монце и Уоткинс-Глене, третья позиция по итогам чемпионата. В этой статистике все было хорошо, кроме одного: Ричи уже хотел выигрывать и вполне был готов к тому, чтобы покорить вершину пьедестала, которая всякий раз упорно доставалась кому-то другому.

Чтобы выиграть, требовалось стать в команде безоговорочным первым номером. Потому-то, почувствовав после довольно среднего сезона 1964 года, что BRM понемногу теряет былые кондиции, Гинтер и принял предложение Honda. Японцам нужен был быстрый пилот и толковый испытатель: в лице калифорнийца они получили идеального кандидата.

Ричи Гинтер за рулем Honda на пути к победе в Гран При Мексики 1965 года

Правда, машина ехала не слишком быстро и часто отказывала, но на финальном этапе в Мексике старания Ричи оказались вознаграждены, и он первым пересек линию финиша. Этот момент стал высшей точкой в карьере гонщика – после этого она все быстрее и быстрее покатилась вниз.

1966 год Ричи посвятил работе в роли технического консультанта Джона Франкенхаймера, который снимал ставший вскоре культовым фильм "Большой Приз". В гонках он стартовал лишь эпизодически, зато стал-таки звездой Голливуда, снявшись в небольшой роли и изобразив немногословного пилота восточной команды "Ямура".

А следующей весной, когда Гинтер, как и многие тогдашние представители Ф1, решил попробовать свои силы в Индианаполисе, в его машине по ходу квалификации лопнул топливный шланг. Метанол начал заливать кокпит, из-за чего пилоту пришлось экстренно тормозить и выпрыгивать наружу. Всего несколькими днями ранее на Гран При Монако пожар привел к кончине молодого Лоренцо Бандини – и хотя самому Ричи удалось избежать неприятных последствий, он понял, что с него на этом достаточно.

Американец ещё выступал какое-то время в отдельных соревнованиях, а в начале 70-х окончательно повесил шлем на гвоздь и покинул мир автоспорта. Его имя вновь появилось на страницах газет в 1989-м, когда в Донингтон на празднование 40-летия BRM пригласили всех ветеранов команды. Пол Ричард Гинтер, по свидетельству очевидцев, по ходу всего мероприятия пребывал в прекрасном настроении. Он вернулся домой, чтобы провести уик-энд со своей семьёй – но первой же ночью покинул этот мир в результате обширного сердечного приступа. Экс-пилоту не было и 60 лет.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Предыдущая новость
Итоги сезона: Red Bull Racing
Следующая новость
Итоги сезона: Red Bull Racing
Другие новости