Гран При Японии

Гран При Японии

Гран При Японии: Пресс-конференция в пятницу

Слева направо: (первый ряд) Норберт Хауг, Адам Парр (второй ряд) Роберт Фернли, Хироши Ясукава, Франц Тост

Участники: Франц Тост (Toro Rosso), Роберт Фернли (Force India), Норберт Хауг (Mercedes), Адам Парр (Williams), Хироши Ясукава (Bridgestone)

Вопрос: Первый вопрос – руководителям команд. Речь пойдет о контрактах на поставку моторов в следующем сезоне и нынешней ситуации – есть какие-то опасения, что запас в восемь двигателей может быть исчерпан до финальной гонки? Франц?
Франц Тост: Toro Rosso продолжит сотрудничество с Ferrari – в следующем году мы будем использовать их мотор и систему KERS. Что касается запаса на этот сезон – все идет по плану, завтра мы установим на машину новый двигатель, которому предстоит также отработать этапы в Сан-Паулу и Абу Даби, а в Корее вернемся к мотору, использовавшемуся в Монце.

Вопрос: Это относится к обоим гонщикам?
Франц Тост: Да, они находятся в абсолютно одинаковой ситуации.

Вопрос: Роберт?
Роберт Фернли: У нас с моторами тоже полный порядок. Рад сообщить, что в ближайшие два года мы, как и прежде, сотрудничаем с Mercedes, и в этом сезоне у нас нет никаких проблем с двигателями.

Вопрос: Норберт?
Норберт Хауг: Аналогично, дайте постучать по дереву! Все идет по плану, пока ситуация в норме. К сожалению, на Force India VJM03 Витантонио Лиуцци была обнаружена одна неполадка – досадный случай, но в остальном все складывается так, как предполагалось.

Вопрос: Означает ли эта неполадка, что Витантонио вышел из плановой схемы поставки моторов?
Норберт Хауг: Нет, все в порядке.

Вопрос: Адам?
Адам Парр: В следующем году мы останемся с Cosworth, а с запасом моторов у нас также нет никаких трудностей.

Вопрос: Мы слышали, сегодня у Рубенса Баррикелло возникли какие-то проблемы с двигателем?
Адам Парр: Не знаю, отразится ли это на количестве оставшихся моторов, но у Рубенса в любом случае есть еще два запасных. По плану он должен был получить новый двигатель перед Сузукой и Бразилией.

Вопрос: То есть, в вашем распоряжении осталось больше моторов, чем требуется?
Адам Парр: Да, у нас есть запас.

Вопрос: Еще один вопрос для всех – на сей раз о тестах в Абу Даби с участием молодых гонщиков. Кто они? Вы рассматриваете вариант приглашения их в команду?
Франц Тост: На тестах в Абу Даби мы будем работать с Жаном-Эриком Вернем – двадцатилетним французским гонщиком. В этом году он выиграл британский чемпионат Формулы 3 и очень неплохо провел этап Мировой Серии Renault в Сильверстоуне – выиграл первую гонку, а во второй финишировал вторым. С нетерпением ждем его на тестах, но в следующем сезоне за нашу команду будут выступать Хайме Альгерсуари и Себастьен Буэми.

Вопрос: То есть, Вернь будет задействован в ходе двух дней тестов?
Франц Тост: Да, он будет работать два дня.

Вопрос: Роберт?
Роберт Фернли: В этот раз мы не планируем привлекать к тестам молодых спортсменов – нас полностью устраивают наши гонщики.

Вопрос: И в следующем году?
Роберт Фернли: Да.

Вопрос: Норберт?
Норберт Хауг: Окончательное решение еще не принято, но я надеюсь, что право протестировать машину получит один из участников специальной программы Mercedes.

Вопрос: Со следующим сезоном тоже все понятно?
Норберт Хауг: Да, все определено.

Вопрос: Адам?
Адам Парр: Один из дней зарезервирован для победителя чемпионата Формулы 2 Дэна Стоунмана, а со вторым мы пока не определились. Опять же, мы еще не подтвердили наш состав на следующий сезон.

Вопрос: Франц, в этом году ваша команда самостоятельно строила машину, чего ранее не случалось. Как все сложилось, и какие перспективы на следующий сезон?
Франц Тост: Мы по-прежнему выстраиваем инфраструктуру команды и все еще набираем персонал. С первого сентября наш отдел аэродинамики работает в две смены, равно как и производственный сектор, и пока все идет по графику... У нас меньше сотрудников, чем у других участников чемпионата, но в ближайшие месяцы штат будет заметно увеличен – уверен, мы на правильном пути.

Вопрос: Господин Хироши, для вас это особенный момент – последний Гран При Японии, проведенный с шинами Bridgestone. Расскажите, как все начиналось?
Хироши Ясукава: Мы пришли в автоспорт в 1976 году: мы дважды, в 1976 и 1977 поставляли шин для гонки Формулы 1, проходившей на трассе в Фудзи, и мечтали когда-нибудь оказаться в чемпионате мира на постоянной основе. Наша компания была слишком мала, но, к счастью, в 1980 году Honda задумалась о возвращении в Формулу 2 – вместе с ними мы начали сезон 1981 года, в котором нашим основным соперником была компания Pirelli. Через год итальянцы свернули свою программу, а на их место пришла французская Michelin, существенно осложнив нам жизнь. В 1983 году мы перешли в Формулу 3000, но затем руководство компании сказало: «Хироши, вы должны вернуться в Японию».

Потом были выступления в Ле-Мане и других гоночных категориях, а в 1991 году концерн Mercedes предложил нам попробовать силы в DTM – там нам снова предстояло соперничать с Michelin. Мы провели сезон в доминирующем стиле и одновременно участвовали в чемпионате IndyCar, где Норберт Хауг представил нам очень сильную команду Penske. С ними Bridgestone сработала очень успешно, однако я по-прежнему лелеял мечту о возвращении в Формулу 1. Это произошло уже в 1997, а годом позже вместе с McLaren-Mercedes мы завоевали чемпионский титул, одолев весьма серьезных соперников. Тем не менее, всему приходит конец: жаль, но в конце года мы покинем чемпионат.

Вопрос: Что дал компании опыт участия в гонках?
Хироши Ясукава: Прежде всего, от нас требовалось разработать радиальные шины – в тот момент большинство компаний придерживались традиционной диагональной структуры, но Michelin уже работала над новой конструкцией, и нам не хотелось отставать от них. Нам удалось создать собственную модель, после чего компания стала широко известна по всей Японии – правда, за пределами страны мало кто знал, что мы производим шины. Впрочем, как только мы вернулись в Формулу 1, люди стали чаще узнавать наш бренд – пожалуй, в этом основная выгода.

Вопрос: Расскажите об истории выступлений Bridgestone на трассе Сузука…
Хироши Ясукава: Трасса была построена в 1962 году – тогда я был еще ребенком и приезжал сюда смотреть на гонки, причем не машин, а мотоциклов. В 1964 году Bridgestone осуществляла поставку шин, но речь шла о стандартной резине. В 1976-м мы вернулись в автоспорт и сразу стали сотрудничать со многими известными гонщиками, которые в тот момент были еще очень молоды…

Вопрос: Роберт, пожалуй, не совсем уместно спрашивать вас о планируемом Гран При Индии – этот вопрос стоит адресовать Виджею Малье, но что-то мне подсказывает, что вы в курсе всех дел. Может быть, расскажете, как обстоят дела с организацией гонки – особенно если учесть тот факт, что Игры Содружества проходят сейчас не лучшим образом…
Роберт Фернли: Хотел бы вас поправить – я не участвую в делах Виджея на территории Индии. Мы знакомы на протяжении уже 30 лет, и его заслуга… Собственно, несколько лет назад мы вместе впервые привезли в Индию машину Формулы 1 – будет здорово привезти туда полноценную команду. Что касается трассы – насколько мне известно, строительство идет по плану. За проект отвечает частная фирма – это далеко не Игры Содружества, проблем быть не должно.

Вопрос: Насколько велик интерес к гонкам в Индии?
Роберт Фернли: Уверен, он будет поистине огромным – по крайней мере, мы готовы этому способствовать. В 2011 году мы открываем гоночную академию Force India и, надеюсь, сможем с малых лет обучать молодых талантливых гонщиков.

Вопрос: Норберт, недавно вы сказали, что Пол ди Реста заслуживает право выступать в Формуле 1. У вас есть какие-то планы на его счет? Похоже, в этом сезоне парень выиграет чемпионат DTM…
Норберт Хауг: Ситуация в DTM по-прежнему неопределенная – до конца сезона еще три гонки, притом шансы на титул имеют сразу четыре гонщика. Пол, вне всяких сомнений талантлив, но решение о контракте не в наших руках. Разумеется, мы обсудим этот вопрос с Force India - у нас хорошие партнерские отношения, но выбор все-таки остается за ними, мы не в силах на него влиять. Тем не менее, контракт с командой был бы отличным вариантом для нашей молодежной программы, для Пола и всей серии DTM – надеюсь, у ди Ресты действительно неплохие перспективы.

Вопрос: Адам, Нико Хюлкенберг тоже выглядит фаворитом в споре за место в Williams?
Адам Парр: Конечно.

Вопрос: У него есть шанс остаться в команде? Что сдерживает процедуру подписания контракта?
Адам Парр: Я не могу говорить об этом здесь и сейчас, поскольку мы еще не сделали официального заявления.

Вопрос: Оно будет сделано в ближайшее время?
Адам Парр: Не знаю.

Вопрос: То есть, вопрос все еще остается открытым?
Адам Парр: Боюсь, что да.

Вопросы с мест

Вопрос: (Джо Савар – GP Plus) Вопрос для руководителей команд: бывший технический директор Renault Боб Белл сейчас ищет работу. Кто-нибудь готов принять его в свой коллектив?
Адам Парр: Боб – очень талантливый инженер. Надеюсь, он совсем скоро найдет работу.

Норберт Хауг: Я не руководитель команды и, скорее всего, не могу обсуждать подобные вопросы. Это задача Росса (Брауна), но сегодня у него и без того немало дел – не время говорить с ним о подобных вещах. Как сказал Адам, Боб поработал очень неплохо, но я не представляю, какой будет его дальнейшая карьера…

Адам Парр: Джо, уж не заплатил ли вам Боб за этот вопрос?

Франц Тост: Боб Белл – признанный специалист, но на посту технического директора у нас уже есть Джорджио Асканелли, и мы полностью довольны его работой.

Роберт Фернли: Да, Боб отлично поработал в Renault, мы можем пожелать ему всего самого наилучшего. Не думаю, что решение данного вопроса каким-то образом зависит от Force India, но Боб, определенно, заслуживает места в Формуле 1.

Вопрос: (Джо Савар – GP Plus) Могу я спросить вас, Роберт, о ситуации в команде? Складывается ощущение, что один из ваших гонщиков выступает намного лучше другого. Все дело в относительной скорости, проблемах с машиной, или Витантонио Лиуцци попросту не везет?
Роберт Фернли: Всего понемногу. По ходу сезона с машиной Тонио возникали различные технические проблемы – мы делаем все возможное, чтобы устранить их. Временами все шло по плану, но иногда случались какие-то сбои – нам, определенно, необходимо решить этот вопрос.

Вопрос: (Джо Савар – GP Plus) Lotus подписала контракт на закупку моторов Renault. Кроме того, в следующем году они получат трансмиссию Red Bull, что делает их серьезными соперниками. Адам, почему бы Williams не последовать их примеру?
Адам Парр: Мы считаем двигатель Cosworth вполне достойным, и нам бы не хотелось вдобавок приобретать чью-либо коробку передач – мы разработали свой вариант и гордимся заложенными в него технологиями. Смена двигателя внесла бы очередную сумятицу, любой положительный эффект был бы сведен на нет затратами времени и ресурсов. У команды есть четкая программа действий, нас полностью устраивает нынешнее положение дел

Вопрос: (Джо Савар – GP Plus) Несмотря на отсутствие подписанных контрактов с гонщиками…
Адам Парр: В данном вопросе вам не нужны гонщики, не так ли?

Вопрос: (Боб МакКензи – The Daily Express) Могу я узнать ваше мнение насчет гонки на трассе, которая все еще не оснащена полноценной инфраструктурой? Я имею в виду автодром в Корее. Что скажет Bridgestone по поводу гонки на еще не затвердевшем асфальте?
Франц Тост: Насколько мне известно, Чарли Уайтинг приедет в Корею на следующей неделе, проведет необходимую проверку, а затем FIA примет решение. Скорее всего, мы отправимся на автодром и проведем дебютный национальный Гран При. Нужно просто приехать в страну и увидеть все своими глазами – без этого трудно давать какие-то оценки, но я убежден, что FIA и FOM сделают правильный выбор.

Хироши Ясукава: Когда речь идет о новой трассе, строители – а в данном случае ими руководит Герман Тильке – всегда предоставляют нам некоторые сведения о характеристиках асфальта. Мы уже подготовили необходимую спецификацию резины, осталось опробовать ее в реальных условиях. Наши шины одинаковы для всех команд, но давайте дождемся их полноценной проверки на автодроме.

Роберт Фернли: По аналогии с Францем, мы полностью полагаемся на мнение FIA. Федерация не подпишет финальный документ, если у нее останутся какие-то претензии. Если недоработки окажутся несущественными – мы готовы участвовать в гонке, и такого же подхода придерживаются остальные команды.

Норберт Хауг: Согласен с коллегами. Со своей стороны мы тоже готовы приехать в Корею и выступить в гонке. Уверен, FIA примет обоснованное решение, но хотел бы подчеркнуть следующее: если бы в чемпионате все осталось на том же уровне, как было несколько лет назад, Формула 1 перестала бы быть Формулой 1. Конечно, нам всем хотелось бы, чтобы корейский автодром был подготовлен к сроку, но я не сомневаюсь, что для задержки были свои причины.

Стоит заметить, что новые трассы всегда подвергаются определенной критике, но потом ситуация приходит в норму. Чемпионат постепенно развивается, Берни Экклстоун активно ведет эту политику, хотя команды при этом сталкиваются с определенными трудностями. Но если оставить все, как есть, прогресса не будет. Я думаю, что это правильный подход.

Адам Парр: Полностью согласен с Норбертом.

Вопрос: Норберт и Хироши, насколько интересна Корея с коммерческой точки зрения?
Норберт Хауг: Азиатский рынок развивается стремительными темпами. Если несколько лет назад продажи автомобили Mercedes в Китае были весьма скромными, то теперь за один лишь август мы реализовали там 2500 машин S-класса! Разумеется, для получения реального экономического эффекта надо провести в стране как минимум две гонки – невозможно ожидать роста продаж уже в первый год.

Приятно наблюдать, что автомобильная промышленность не стоит на месте и продает все больше машин – именно это сейчас происходит с нашей компанией. Мы никогда не производили столько автомобилей, сколько выпустили в сентябре 2010 года – это абсолютный рекорд в истории Mercedes-Benz, особенно впечатляющий на фоне прошлогодней негативной ситуации. Формула 1 определенно вносит свой вклад в этот успех, а когда мы показываем достойные результаты на трассах чемпионата, это влияние становится еще более заметным.

Хироши Ясукава: Аналогично. Корея – очень важный рынок сбыта. Экономика страны растет впечатляющими темпами, мы импортируем немало различных корейских товаров и одновременно реализуем там свою продукцию. Сейчас по всему миру продается множество корейских машин – значит, и у нас есть весьма широкие возможности для продажи наших шин.

Вопрос: (Алан Болдуин – Reuters) Норберт, кажется, газета Bild опубликовала заметку, согласно которой Mercedes выдвинула Михаэлю Шумахеру ультиматум: если результаты не станут лучше, он должен будет уйти из команды в конце следующего сезона. Ваши комментарии?
Норберт Хауг: Это всего лишь интерпретация сказанного, никакого ультиматума на самом деле не было. Сегодня Михаэль в очередной раз подтвердил свой профессионализм и преданность делу. Да, у нас есть определенные проблемы с машиной, но мы не намерены жаловаться и готовы сделать все, чтобы добиться поставленной цели. Как я уже говорил на одной из таких же конференций, мы неразрывно связаны с Михаэлем, и для меня он столь же хорош, как в былые времена, если не лучше. Он в меру расслаблен, полностью сосредоточен на работе, и ему не нужен защитник – по крайней мере, в моем лице. Мы полностью довольны его результатами и со своей стороны должны обеспечить ему и Нико более быструю машину.

По-моему, вполне очевидно, что Нико едва ли не каждый раз выжимает из MGP-W01 максимум – лишь в некоторых случаях ему это не удалось. В Williams он получил бесценный опыт, и если бы вас попросили назвать одного из сильнейших молодых гонщиков, вы наверняка вспомнили бы о Росберге. Пожалуй, его можно считать неплохим ориентиром для всех участников чемпионата.

Трудно судить об этом, если выступаешь на одной машине за конкретную команду – соперничать с Нико на самом деле непросто, но Михаэль неплохо справляется с этой задачей. Да, в квалификации он пока уступает напарнику, но если оценивать результаты на протяжении всего сезона и учитывать тот факт, что Михаэль три года не выступал в гонках, то прогресс очевиден. Мы движемся в правильном направлении, а ультиматума, как такового, не было.

Вопрос: (Михаэль Стобле – SRG/DRS) Мне бы хотелось узнать ваше мнение о новых правилах, касающихся машины безопасности. Согласно им пит-лейн будет закрыт, как только сейфти-кар выехал на трассу – по аналогии с IndyCar…
Адам Парр: К своему стыду я ничего не знаю о таком правиле…

Вопрос: (Михаэль Стобле – SRG/DRS) Оно сейчас обсуждается…
Адам Парр: А, тогда понятно – лучше сказать о нем до начала гонки. Складывается ощущение, что правила, касающиеся машины безопасности, меняются едва ли не каждую неделю и исключительно потому, что одной из команд в какой-то момент не повезло. Вопрос сводится к следующему: закрывать пит-лейн незамедлительно после выезда сейфти-кара, закрывать его спустя некоторое время или не закрывать вовсе. В подобных ситуациях всегда будут победители и проигравшие – честно говоря, мне начинает надоедать идея постоянной корректировки регламента…

Франц Тост: Лично я выступаю против закрытия пит-лейн. Сразу вспоминается гонка в Канаде – глупо, когда на выезде с пит-лейн неожиданно загорается красный свет, из-за которого машины попросту врезаются друг в друга. Мы не на улицах города, где светофоры призваны регулировать пробки – пит-лейн должен быть открыт, а там уже дело команд, сумеют они извлечь из этого преимущество, или нет.

Норберт Хауг: Как сказал Адам, правила менялись неоднократно, и пару лет назад у нас уже был один неплохой вариант. Возможно, нужно заново рассмотреть предыдущие наработки, но изменения должны быть тщательно обдуманы. В каждом случае будут свои плюсы и минусы: хотите неожиданных результатов – на трассу выезжает машина безопасности, и гонщик, в тот момент занимавший двенадцатую позицию, спокойно проводит пит-стоп и получает огромное преимущество. Внезапный дождь, неожиданный инцидент – ситуация в пелотоне может измениться практически мгновенно. Если вы хотите обеспечить всем равные шансы, возможно, вам следует обсудить вариант закрытия пит-лейн, но в любом решении непременно будут свои плюсы и минусы.

Роберт Фернли: Я тоже выступаю против искусственного вмешательства в ход гонки. Непредсказуемость добавляет зрелищности – как заметил Адам, можно что-то отыграть, что-то потерять, но все это идет на пользу Формуле 1.

Вопрос: (Джо Савар – GP Plus) Норберт, вернемся к вопросу о Михаэле. Если в следующем сезоне ваша машина окажется достаточно быстра, вас подвергнут критике за оказанную Шумахеру поддержку. Если сам Михаэль не сможет повысить результаты, вас непременно спросят, стоит ли ему покинуть гонки. Ситуация выглядит заведомо проигрышной…
Норберт Хауг: Когда мы будем финишировать на первых двух позициях, я готов выслушать любую критику. Достижение подобных результатов потребует времени, но мы движемся в правильном направлении. Опять же, Михаэль не нуждается в защите – иногда полезно вспомнить, чего добился этот человек, как он относится к критике, насколько выгодно его присутствие для всего чемпионата. Это не оправдание, а всего лишь пояснение. Думаю, мы все должны быть рады, что Михаэль находится здесь рядом с нами.

Адам Парр: Не думаю, что вам следует сходу отвергать идею постройки более медленной машины!

Норберт Хауг: Что ж, мы можем обсудить это позже!

Другие новости