Гран При Европы

Гран При Европы

Гран При Европы: Пресс-конференция в воскресенье

Пресс-конференция после гонки

1. Себастьян Феттель (Red Bull Racing) - 1 ч. 40 мин. 29.571сек.
2. Льюис Хэмилтон (McLaren) - 1 ч. 40 мин. 34.613 сек.
3. Дженсон Баттон (McLaren) - 1 ч. 40 мин. 37.229 сек.

Вопрос: Себастьян, с четвертой попытки вы все-таки превратили поул в победу!
Себастьян Феттель: Да, на это потребовалось время! Сезон складывается непросто, но тут уж ничего изменить нельзя, поэтому здорово, что я вновь победил, да ещё на трассе, на которой мы не рассчитывали выступить так хорошо. Но мы были быстры, могли наращивать отрыв от соперников и довели гонку до победного финиша.

Как и ожидалось, нам пришлось нелегко: когда я, проезжая по старт-финишной прямой, увидел на табло информацию об автомобиле безопасности, то подумал, что сейчас начнутся проблемы. Машины, которые ехали следом, могли провести пит-стоп, вообще ничего не потеряв, но мне все-таки повезло: несколько гонщиков лидирующей группы оказались в такой же ситуации, как и я.

После того, как автомобиль безопасности покинул трассу, я сильно заблокировал колеса в последнем повороте, пытаясь затормозить как можно позже. Разумеется, после пит-стопа и нескольких медленных кругов шины были еще недостаточно прогреты: оказалось, что они холоднее, чем я ожидал. В общем, я заблокировал колеса, но смог удержать позицию. На шинах образовалась потёртость, но особых проблем не возникло. Впереди было ещё много кругов, и когда мне сообщили, что Льюису придется проехать через пит-лейн, поскольку он был оштрафован, я уже атаковал не слишком агрессивно.

Важно, что мы вновь победили, набрали много очков, и очень довольны сегодняшним результатом. Думаю, команде есть, чем гордиться. Прогресс оправдался, но надо продолжать работать и готовиться к следующему Гран При. Сильверстоун – наша домашняя гонка, и мы постараемся повторить прошлогодний успех.

И еще: самое главное, что после столь тяжелой аварии Марк Уэббер чувствует себя нормально. Это говорит о том, что машины становятся безопаснее, но риск остаётся высоким. По радио мне сообщили, что Марк в порядке, и за него я рад.

Вопрос: Льюис, вам пришлось отбывать штраф в виде проезда по пит-лейн. Что произошло в тот момент, когда вы поравнялись с машиной безопасности?
Льюис Хэмилтон: Честно говоря, я смутно помню тот инцидент. Я видел линию машины безопасности в первом повороте, видел саму машину рядом, и подумал, что уже её обогнал, поэтому просто продолжил движение.

Вопрос: Вы сделали все возможное, пытаясь компенсировать это наказание. Преследуя Себастьяна, вы действительно думали, что сможете его догнать?
Льюис Хэмилтон: Мы с Себастьяном сцепились уже в первом повороте – произошел контакт, из-за которого возникла небольшая вибрация. Я беспокоился, что машина получила повреждения – кроме того, на жесткой резине мне предстояло провести немало кругов, поэтому мы старались тщательно контролировать ситуацию. В определенные моменты могло показаться, что Себастьян сбрасывает темп – я тут же увеличивал скорость, но он отвечал тем же, и мне оставалось лишь доехать до клетчатого флага, поскольку нет ничего хуже, чем атаковать на протяжении всей гонки и сойти перед финишем из-за каких-то проблем.

Как сказал Себастьян, приятно узнать, что с Марком все в порядке. Я не видел момент аварии, но хорошо, что все закончилось благополучно.

Вопрос: Дженсон, с седьмой позиции вы пробились на подиум. Очень неплохой результат, однако вы, наверное, огорчены тем, что подолгу оставались за машиной Камуи Кобаяши?
Дженсон Баттон: Не скажу, что собственная скорость стала для меня сюрпризом, но в этот раз подняться с седьмого места на третье мне определенно помогла машина безопасности – я свернул в боксы как раз в тот момент, когда она покидала пит-лейн, а соперникам предстояло проехать как минимум ещё один круг.

Позже я застрял за Камуи Кобаяши. Он ехал в достаточно высоком темпе и отрывался от остального пелотона, однако у меня не было ни единого шанса на атаку. Мы использовали настройки с низким уровнем прижимной силы, в результате машина была очень быстра на прямых, но не позволяла выйти из поворота по оптимальной траектории.

После пит-стопа Кобаяши у меня оставалось еще три круга, чтобы проверить свою реальную скорость – должен признаться, это было весело! Не менее интересным получился первый круг гонки, когда я боролся с Робертом Кубицей и Марком Уэббером: в восьмой поворот мы влетели бок о бок, но, к счастью, обошлось без столкновения.

Здорово, что нам с Льюисом удалось финишировать вторым и третьим! Сегодня мы не могли всерьез рассчитывать на победу, Red Bull и Себастьян сработали великолепно. Скажем так, 1-0 в пользу Германии, но посмотрим, что будет дальше.

В завершение хочу добавить несколько слов об аварии Марка. Это был очень опасный инцидент, похожий на тот, что произошел в GP2 – трудно представить себе нечто более ужасное. Хорошо, что Марк остался невредим.

Вопрос: Стюарды пытаются выяснить, с какой скоростью вы и еще восемь гонщиков ехали в боксы, когда на трассу выпустили машину безопасности. Можете прокомментировать эту ситуацию?
Дженсон Баттон: Сигнальная лампочка и сообщение от команды поступили в тот момент, когда я уже мчался к последнему повороту. Это скоростная секция – я прошел её и сразу сбросил темп. Проблема лишь в том, что я не мог замедлиться прямо в том месте, где получил сигнал – в противном случае мне пришлось бы ударить по тормозам, а мне не хотелось делать это на сумасшедшей скорости. Посмотрим, что скажут стюарды…

Вопрос: Себастьян, мы не можем не провести параллель с футболом, поскольку Дженсон уже коснулся этой темы. Впрочем, не важно, чем закончится сегодняшний матч Германия-Англия – уверен, в понедельник на базе Red Bull в Милтон Кинс вас в любом случае встретят с улыбкой.
Себастьян Феттель: Конечно! Сегодня мы сработали, как настоящая команда, и добились успеха. Когда дело касается гонок, мы придерживаемся единой точки зрения, но если речь идет о футболе, то могут быть различия. Разумеется, я болею за сборную Германии, тогда как большинство сотрудников поддерживает англичан – уверен, нас ждет интересная игра! Желаю своим соотечественникам удачи – если основное время закончится вничью, то в серии пенальти они непременно возьмут свое!

Вопрос: Себастьян, расскажите о борьбе в первом повороте. Льюис подобрался практически вплотную…
Себастьян Феттель: Я неплохо стартовал и уже в зеркалах заметил, что Марк и Льюис затеяли плотную борьбу. Похоже, Льюис быстро вышел вперед, но перед первым поворотом я не чувствовал необходимости активно оборонять позицию. Я видел, что Льюис тормозит довольно поздно, но как только ты нацелился на точку торможения, трудно заставить себя выждать ещё некоторое время – в итоге я предпочел оставить ему достаточно места.

У меня не было возможности сместиться дальше влево, произошел небольшой контакт, но спустя пару поворотов я заметил, что с машиной все в порядке. Кажется, машина Льюиса подпрыгнула на поребрике и он не смог завершить маневр, но борьба была очень напряженной. Затем я начал наращивать отрыв, проехал несколько неплохих кругов… Честно говоря, мне стало немного не по себе, когда на главной прямой я увидел информационную табличку с буквами SC – выехала машина безопасности. Если бы это произошло на 10-20 секунд раньше, мы могли бы среагировать, а так у соперников был реальный шанс провести своевременный пит-стоп. К счастью, удача оказалась на нашей стороне.

Рестарт тоже получился непростым: я оборонял позицию, но переоценил температуру резины и вдобавок слишком поздно нажал на тормоза – колеса заблокировались, и на правой передней шине образовалась протёртость. Впрочем, вскоре мы узнали, что Льюису предстоит отбывать штраф, поэтому я смог слегка сбавить темп.

Как мы уже говорили, главное то, что Марк не пострадал в этой аварии. Некоторые поклонники Формулы 1 утверждают, что 30 лет назад гонки были намного интереснее, а сегодня на трассе не происходит никаких событий, однако подобные инциденты служат четким напоминанием о том, что скорости по-прежнему высоки, и последствия ошибки могут быть очень серьезными.

Вопрос: Что скажете о шинах? Похоже, сегодня многое зависело от стратегии…
Себастьян Феттель: Думаю, все команды были приятно удивлены поведением мягкой резины. На старте она сработала очень неплохо, но я старался не нагружать её сверх меры, никто не знал, в каком состоянии окажутся шины спустя десять кругов. К счастью, износ оказался минимальным, у меня не возникло ощущения, будто резина вот-вот потеряет сцепление с трассой. Кроме того, ближе к финишу состояние асфальта заметно улучшилось, поэтому с точки зрения стратегии сегодня нам было гораздо легче, чем две недели назад в Канаде.

Вопрос: Льюис, после старта вы вступили в борьбу с Себастьяном. Что произошло с Марком? Вы видели его в зеркалах? О чем вы думали, когда вместе с Феттелем влетели в первый поворот?
Льюис Хэмилтон: Марка я опередил практически сразу и не видел, что произошло с ним дальше. В первом повороте я догнал Себастьяна, оценил дистанцию, и попробовал атаковать. Мне удалось поравняться с ним на торможении, мы вместе влетели в поворот, правда, я был вынужден сместиться к внутренней кромке трассы. Себастьян оставил мне достаточно места, но моя машина подпрыгнула на поребрике, и произошел небольшой контакт, из-за которого MP4-25 получила незначительные повреждения.

К счастью, я смог продолжить гонку, а как только на трассе появилась машина безопасности, свернул в боксы. Команда оперативно заменила переднее антикрыло, после чего я начал постепенно подтягиваться к Себастьяну, но когда разница в темпе составляет менее одной секунды, даже с воздуховодом отыгрываться очень непросто. Мы выкладывались по максимуму, но в итоге нам не оставалось ничего, кроме как следить за состоянием резины и спокойно ехать к финишу.

Вопрос: Когда машина безопасности свернула на пит-лейн, Себастьян слишком широко вышел из первого поворота. Возможно, у вас был шанс провести атаку по внутреннему радиусу…
Льюис Хэмилтон: В момент рестарта Себастьян среагировал очень неплохо – я старался держаться как можно ближе, но это было на самом деле нелегко. Да, он допустил ошибку, однако быстро вернулся на траекторию, а мне не хотелось идти на необоснованный риск.

Вопрос: Перед домашней гонкой в Сильверстоуне вы лидируете в чемпионате – что это значит для вас?
Льюис Хэмилтон: Приятно лидировать в обоих зачетах чемпионата. Я, Дженсон и вся наша команда напряженно работали по ходу сезона, и результаты становятся следствием этих усилий, но посмотрим, как пойдут дела в Сильверстоуне. Надеюсь, в следующих гонках мы сможем сократить отставание от Red Bull и навязать им настоящую борьбу.

Вопрос: Дженсон, каково вам отправляться в Сильверстоун, занимая вторую строчку в личном зачете?
Дженсон Баттон: Это невероятно для каждого из нас и всей команды – два британца отправляются в Сильверстоун, возглавляя чемпионат. О большем мы и мечтать не могли! К тому же к следующей гонке мы серьезно обновим машину – в отличие от соперников, здесь у нас не было никаких новинок, и все равно мы добились хорошего результата – все это очень здорово.

Для меня эта гонка получилась не самой интересной, большую часть дистанции я ехал за Камуи Кобаяши, однако первый круг прошел неплохо. На протяжении десяти поворотов я, колесо в колесо, боролся с Робертом Кубицей, и нам удалось с двух сторон опередить Марка Уэббера! Хорошо, что в момент выезда машины безопасности я как раз завершал очередной круг и, услышав в наушниках «сейфти кар, сейфти кар», незамедлительно свернул на пит-лейн, благодаря чему смог опередить и Роберта, и еще двух соперников.

Правда, позже мы уперлись в Камуи Кобаяши – да, на жесткой резине он ехал достаточно быстро, но все равно сдерживал мой темп. К сожалению, у меня не было возможности провести обгон. Как только Камуи отправился в боксы, я помчался на 1,2-1,3 секунды быстрее – после такого поневоле испытываешь досаду, но все равно приятно финишировать на подиуме после старта с седьмой позиции.

Вопрос: Быстрейший круг под занавес гонки был реальной демонстрацией того, на какой темп вы могли рассчитывать?
Дженсон Баттон: А он был быстрейшим? Что ж, приятно выявить реальные возможности машины. Здесь мы использовали настройки с низким уровнем прижимной силы, и это обеспечило неплохую динамику, правда, я не мог подобраться достаточно близко, чтобы уже на прямой провести атаку. Когда передо мной оказалась свободная трасса, я на деле оценил реальную скорость MP4-25 – полагаю, с учетом запланированных доработок мы можем чувствовать себя достаточно уверенно.

Вопросы с мест

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto, Motor und Sport) К сожалению, я пропустил начало пресс-конференции, и возможно вы, Себастьян, уже отвечали на подобный вопрос. В какой мере контакт с Льюисом во втором повороте и ошибка в момент рестарта отразились на поведении вашей машины?
Себастьян Феттель: Во втором повороте я почувствовал слабый удар и больше всего опасался, что переднее антикрыло McLaren зацепило мое заднее колесо и вызвало прокол. К счастью, скоро я понял, что все в порядке – правда, уже после финиша обнаружил заметные повреждения в правой части днища. Похоже, это никак не сказалось на скорости – для большей уверенности нужно взглянуть на данные телеметрии, но к поведению RB6 не было никаких претензий. К тому же, состояние трассы постоянно улучшалось.

Что касается ошибки на рестарте и протёртости на правом переднем колесе, здесь нам помог штраф Льюиса, из-за которого он потерял почти пятнадцать секунд – в результате я слегка сбросил темп и старался избегать повторной блокировки. Сложно сказать, в какой мере это отразилось на скорости: ближе к финишу я не выкладывался по максимуму, поскольку не хотел угодить в глупую аварию, но, судя по нашему темпу на первом отрезке и сразу после рестарта, RB6 вполне могла привозить соперникам по две-три десятых на круге…

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Себастьян, судя по всему, автодромы, принимающие у себя этапы второй половины сезона, в большей степени подходят вашей машине. Что скажете?
Себастьян Феттель: Надеюсь, в Сильверстоуне и Хоккенхайме преимущество будет на нашей стороне, однако, как заметил Дженсон, соперники не стоят на месте и оперативно дорабатывают машины – посмотрим, какого прогресса они добьются. Мы знаем свои возможности, и характеристики RB6 действительно подходят большинству из оставшихся трасс, но нам нужно приехать на автодром, оценить поведение шин, подобрать правильные настройки. До конца сезона ещё очень далеко, нужно все время выкладываться по максимуму. На ближайшую пару гонок наша задача сформулирована предельно просто – финишировать как можно выше.

Вопрос: (Иван Мартин – La Gaceta) Себастьян, каково это – вести гонку и одновременно управлять работой воздуховода?
Себастьян Феттель: По-моему, вам лучше задать этот вопрос Льюису или Дженсону – у них гораздо больше опыта работы с этой системой. Мы впервые применили воздуховод в условиях гонки, но к нему быстро привыкаешь, действия становятся автоматическими – отставил руку, закрыл отверстие… Думаю, многие гонщики придерживаются такого же мнения.

Конструкция на самом деле эффективна и при правильной настройке способна обеспечить заметное преимущество, правда, из-за нее нам приходится ненадолго убирать руку с руля. К примеру, сегодня я был вынужден правой рукой нажимать на кнопки, расположенные с левой стороны рулевого колеса. Многое зависит ещё и от того, с каким количеством регулировок вы работаете на протяжении круга, меняете ли баланс тормозов… да, к воздуховоду можно привыкнуть, но эта система не самая удобная в использовании.

Вопрос: (Иван Мартин – La Gaceta) Вопрос ко всем. Только что на экране вы могли наблюдать аварию Марка Уэббера. Что вы чувствуете, когда это видите?
Себастьян Феттель: Автоспорт опасен, это написано на каждом входном билете, в том числе и на вашем. Риск присутствует постоянно, ведь на трассе мы делаем все возможное, чтобы опередить соперника. Подобные аварии наглядно демонстрируют, сколь велика скорость, и какими могут быть повреждения – нужно относиться к этому со всей серьезностью.

Мы неоднократно слышали, что нынешние гонки намного скучнее тех, что были в прошлом, однако в наше время от гонщика требуются такие же качества, как тридцать или пятьдесят лет назад – ты должен быть достаточно быстр, достаточно смел и непременно добиваться результатов.

Льюис Хэмилтон: Тот факт, что Марк не пострадал, является наглядным результатом огромной работы, проделанной FIA, FOM и владельцами трасс для повышения безопасность гонок. Конечно, нам есть, к чему стремиться, но без риска гонки были бы менее интересными, поэтому его наличие в какой-то мере оправданно. Полезно иногда получать такие «напоминания», но еще приятнее наблюдать, как из самой серьезной аварии гонщик выходит целым и невредимым.

Дженсон Баттон: Полностью согласен! Авария Марка показала, насколько далеко мы продвинулись в вопросах безопасности гонок. Инцидент был очень серьезным – нечто подобное произошло сегодня в GP2, правда, в том случае гонщик отделался не так легко, как Марк. Конечно, обстоятельства могут быть совершенно иными, а последствия более серьезными, но мы делаем все возможное, чтобы сделать Формулу 1 максимально безопасной.

Впрочем, мы гоняемся на скорости за 320 км/ч, стремительно проходим повороты, испытываем многократные перегрузки – этот спорт всегда будет связан с риском, поэтому мы должны аккуратно обращаться с нашими машинами. Как однажды заметил Себастьян, это чудовище мощностью в 800 лошадиных сил, которое не так-то просто приручить, и мы понимаем это, как только садимся в кокпит. Тем не менее, мы можем быть довольны тем прогрессом, которого удалось добиться за последние несколько лет.

Вопрос: (Марко Деглиносенти – La Gazzetta dello Sport) Вопрос ко всем. Вам не кажется, что после сегодняшней гонки борьбу за титул будут вести только две команды – Red Bull и McLaren?
Себастьян Феттель: Я могу лишь повторить то, что уже говорил – до конца сезона ещё очень далеко, и ситуация может быстро измениться. К примеру, в двух предыдущих гонках McLaren заработала дубль и существенно поправила свое положение в чемпионате. Если судить по набранным очкам, то борьба за титул должна развернуться между нами и McLaren, однако Ferrari уже в этот уик-энд заметно прибавила. Не знаю, какие проблемы возникли у них в квалификации, но в пятницу Фелипе Масса и Фернандо Алонсо были очень быстры. Уверен, они себя еще покажут, поэтому мы не можем позволить себе ни малейшей передышки.

Кому-то может показаться, что Mercedes явно сдает позиции, однако и они ближе к концу сезона могут вмешаться в борьбу. Если нам придется соперничать и с ними, и с McLaren, ситуация окажется очень непростой, но сейчас мы не преодолели и половины сезона, так что посмотрим.

Дженсон Баттон: В настоящий момент Red Bull и McLaren очень сильны, однако Ferrari никогда нельзя сбрасывать со счетов. Сегодня им и Mercedes пришлось нелегко, однако у всех случаются неудачные гонки. В прошлом году у меня самого была пара провальных Гран При, однако потом удалось отыграться – уверен, наши соперники еще прибавят.

В этот уик-энд мы увидели немало технических новинок – возможно, некоторые из них сработали не на все 100%. Пожалуй, в Сильверстоуне мы сможем более точно оценить реальный расклад сил. Нужно выкладываться по максимуму и к каждой гонке готовить новые модификации – в противном случае вы неизбежно откатитесь назад. Честно говоря, мне ещё никогда не доводилось наблюдать столь напряженный график доработки машины.

Вопрос: (Стефано Манчини – La Stampa) Льюис, вам не кажется, что позднее решение стюардов по поводу вашего штрафа за обгон машины безопасности помогло вам сохранить вторую позицию?
Льюис Хэмилтон: Сложно сказать. Мы не просматривали запись гонки, но, насколько мне известно, я по ошибке обогнал машину безопасности. Мне казалось, что я уже пересек линию машины безопасности в первом повороте, и потому продолжил движение. Как бы то ни было, сегодня мы оказались быстрее многих соперников, думаю, по этой причине я смог финишировать вторым.

Вопрос: (Стефан Барбе – L'Equipe) Не могли бы вы прокомментировать этот штраф за обгон машины безопасности? Вы видели, как сейфти кар покидает пит-лейн? Вы сомневались в том, стоит ли проезжать мимо?
Льюис Хэмилтон: В момент разгона на прямой я не мог видеть машину безопасности, а когда я влетел в первый поворот, мы уже знали, что она покидает пит-лейн. В любом случае, я мог атаковать вплоть до второй белой линии, и когда, наконец, заметил сейфти кар, подумал, что обгон уже совершен, и просто продолжил движение.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости