Гран При Испании

Гран При Испании

Гран При Испании : Пресс-конференция в воскресенье

Слева направо: Рубенс Баррикелло, Дженсон Баттон, Марк Уэббер

1. Дженсон Баттон (Brawn GP) - 1 час 37 мин. 19.202 сек.
2. Рубенс Баррикелло (Brawn GP) - 1 час 37 мин. 32.258 сек.
3. Марк Уэббер (Red Bull Renault) - 1 час 37 мин. 33.126 сек.

Вопрос: Дженсон, еще один удачный день для вас и команды. Напарник перешел на тактику с тремя дозаправками, а вы сработали действительно потрясающе!
Дженсон Баттон: Да, все сложилось особенным образом. По ходу гонки меня перевели на тактику двух пит-стопов, чтобы гарантировано добиться результата, хотя изначально мы думали, что вариант с тремя дозаправками предпочтительнее. Я не был уверен, что это было удачное решение, после дозаправки машина сильно потяжелела, но мне удалось выехать на трассу перед Фелипе и Себастьяном, я собрался и старался ехать как можно быстрее. Каждая победа значит очень многое, но я выиграл в Барселоне, на трассе, которую всегда считал сложной. Это придаст мне уверенности на весь сезон!

Вопрос: Рубенс, очередной невероятный успех команды. Расскажите, как прошла гонка…
Рубенс Баррикелло: Все складывалось неплохо – я отлично стартовал, сразу вышел в лидеры и поначалу ехал быстрее Дженсона, хотя имел на два круга больше топлива. Затем мне сообщили, что он сменил тактику – пришлось атаковать еще сильнее. Третий комплект шин оказался откровенно неудачным, но еще до финального отрезка я не мог поддерживать нужный темп, так что дело было явно не в резине. Я с трудом удерживал машину на трассе и потому действительно рад второму месту – спасибо всей команде за первый европейский дубль! Досадно, что не удалось выиграть гонку – мне казалось, что победа уже в кармане…

Вопрос: Марк, хороший результат! Ваш напарник большую часть гонки провел позади Фелипе Массы, и на втором отрезке вы смогли выйти вперед…
Марк Уэббер: Именно! Первый отрезок получился непростым – мы знали, что обогнать этих парней будет нелегко, да и Фелипе не раз говорил, что на этой трассе практически невозможно атаковать, поэтому мы сделали все возможное, чтобы просто удержаться за ними. Я понимал, что должен остановиться на один круг раньше, что всегда не идеально, однако это было обусловлено позицией в квалификации. На высоких скоростях машина вела себя недостаточно четко, поэтому мы скорректировали настройки, и второй отрезок прошел значительно лучше.

Мы понимали, что должны как можно дольше оставаться на трассе, если хотим опередить соперников. План сработал, я проехал 25 кругов и подтянулся к Рубенсу. Команда советовала мне держаться как можно ближе к нему, полагая, что он остановится кругом раньше, однако мы вместе направились в боксы.

В конце гонки жесткая резина выглядела очень неплохо, но в итоге я остался позади Баррикелло. Впрочем, результат на самом деле положителен. Хотелось бы добиться большего, но 10 или 11 очков – хорошая прибавка к общему зачету. Эти парни по-прежнему имеют преимущество, но мы едем быстрее остальных, так что день сложился действительно удачно. За минувшую неделю механики провели немало бессонных ночей – команда не жалела сил на подготовку машины. Отдельное спасибо Renault за отменный мотор!

Вопрос: Дженсон, взглянем на повтор старта. Рубенс сразу же выходит в лидеры, потом этот инцидент, и вы уже едете по обломкам за машиной безопасности…
Дженсон Баттон: Я неплохо стартовал, но Рубенс буквально сорвался с места. Я сместился на внутренний радиус, пытаясь занять траекторию, но он уже настолько поравнялся со мной, что отыграться перед поворотом было невозможно. Как только Рубенс вышел вперед, я понял, что одолеть его будет очень непросто…

Вопрос: А завал позади вас?
Дженсон Баттон: Мы видели только обломки, разбросанные по всей ширине трассы. Странно, что шины остались целыми!

Вопрос: Когда вы ехали за машиной безопасности, о чем вы думали? Каким образом вы пытались избежать прокола?
Дженсон Баттон: Когда кусочки карбона разбросаны по всей трассе, пространство для маневра сильно ограниченно. Наблюдатель и гоночный инженер могут подсказать, где лежат самые опасные элементы, но едва заметных кусочков значительно больше. Здорово, что обошлось без проколов.

Вопрос: Рубенс, как заметил Дженсон, вам удался отличный старт…
Рубенс Баррикелло: Я неплохо среагировал и ушел в гонку чуть лучше Дженсона. Затем я воспользовался воздушным мешком от его машины и атаковал в первом повороте.

Вопрос: А потом направились на запланированный ранний пит-стоп?
Рубенс Баррикелло: Я меня было больше топлива – примерно на один-два круга. Кажется, Дженсон подловил меня на стратегии – за машиной безопасности я чувствовал себя вполне комфортно, радовался тому, что лидирую в гонке, когда узнал, что Дженсон перешел на тактику с двумя дозаправками. С этого момента мне пришлось выкладываться по максимуму, но, пожалуй, единственным неприятным обстоятельством стало то, что из-за многочисленных круговых я терял время и в итоге заехал на свой финальный пит-стоп немного раньше.

Вопрос: Марк, ваш напарник стартовал впереди, но KERS позволила Фелипе Массе совершить обгон. Вы же отыгрались за счет второго пит-стопа, когда оставались на трассе на шесть кругов дольше…
Марк Уэббер: Мы знали, что нужно делать. Нет ничего сложного в том, чтобы оставаться на трассе, зная, что соперники вот-вот перейдут на жесткую резину.

Вопрос: Ровно 50 лет назад Сэр Джек Брэбэм одержал свою первую победу в Формуле 1. Должно быть, вам приятно в такой день оказаться на подиуме?
Марк Уэббер: Конечно! Сегодня я видел потрясающее фото Джека, он многое сделал для Формулы 1, а в Австралии его считают легендой. Приятно оказаться на подиуме в столь памятный для него день!

Вопрос: Дженсон, сейчас вы выступаете очень уверенно, а впереди гонка в Монако…
Дженсон Баттон: Да, пока сбываются все мечты, команде удается побеждать, даже когда нас преследуют проблемы. Когда все складывается неплохо, результаты действительно воодушевляют, год назад было с точностью до наоборот. Сейчас я на седьмом небе – думаю, команда чувствует то же самое. Она проделала потрясающую работу, и с новым аэродинамическим пакетом мы снова обрели небольшое преимущество – я действительно горжусь нашими сотрудниками. Парней из Брэкли вспоминают не так часто, но огромное спасибо им и Mercedes – без них этот успех был бы невозможен!

Вопрос: Дженсон, я уже упоминал статистику побед с поула в Барселоне – восемь раз за последние восемь лет. Теперь мы получили девятую. Вы стартовали с чистой стороны трассы, но Рубенс, стоявший на грязной, ушел в гонку лучше вас…
Дженсон Баттон: Нет, Рубенс стартовал сразу за мной.

Вопрос: Верно, рядом с вами был Себастьян…
Дженсон Баттон: Что ж, спасибо за статистику – я думал о ней, когда вышел вторым из первого поворота. Вряд ли это был мой лучший старт: я неплохо ушел в гонку, но Рубенс буквально сорвался с места, и на первом отрезке мне никак не удавалось зацепиться. Я надеялся создать достаточный отрыв от Массы, который должен был останавливаться намного позже, и прекрасно понимал: если Фелипе выйдет вперед, я проиграю, поэтому атаковал изо всех сил.

Когда команда поняла, что у меня получится вернуться на трассу впереди Ferrari, она решила перестраховаться и перевела меня с трех дозаправок на две, хотя первоначальный вариант предполагал преимущество в скорости. Выехав из боксов впереди Фелипе, я попытался оторваться, но на тяжелой машине сделать это было непросто. Пришлось ехать на пределе, не щадя резину – хорошо, что BGP001 бережно относится к шинам. Обычно я езжу менее агрессивно, но здесь нельзя было поступить иначе.

В конце гонки у Рубенса возникли проблемы с недостаточной поворачиваемостью, но я смог и на жесткой резине поддерживать достаточно высокий темп, чего многим не удавалось. По сути, совпало множество незначительных факторов, и в итоге я первым пересек финишную черту, хотя иногда казалось, что победа недостижима. Я действительно счастлив – этот успех здорово мотивирует!

Вопрос: Звучит так, словно в этой гонке вы чему-то научились…
Дженсон Баттон: Да, на разных трассах приходится вести машину в разном стиле. Бахрейн требует плавного пилотажа, а здесь невозможно проехать быстрый круг в спокойной манере – ты выходишь из поворота и сразу газ в пол. С бортовых камер вы сами могли видеть, насколько резко все происходит, но без этого хороший результат невозможен. Я понял это, наблюдая за соперниками и, в первую очередь, за Рубенсом, который был невероятно быстр. Его телеметрия очень мне помогла…

Вопрос: Что скажете о Монако? Гонка вновь будет непредсказуемой?
Дженсон Баттон: Будет что-то вроде «загрузите всю вашу аэродинамику, и смотрите, как все пройдет». На подобных трассах я всегда вел себя очень осторожно, но нужно выжать из машины максимум – придется немного изменить свой стиль пилотирования, как произошло здесь, в Барселоне. С нетерпением жду эту гонку: Рубенс будет очень конкурентоспособен, но борьба – как раз то, что нам нужно!

Вопрос: В Монако он отпразднует свой день рождения и наверняка захочет получить подарок…
Рубенс Баррикелло: Конечно!

Дженсон Баттон: Посмотрим, не думаю, что я так просто уступлю. Все зависит от тебя, напарник.

Вопрос: Рубенс, что вы думаете о сегодняшней гонке? Насколько серьезной была угроза со стороны Фелипе Массы, выступавшего на машине с KERS?
Рубенс Баррикелло: Он представлял определенную опасность, но я не сомневался в том, что мы сможем неплохо стартовать, и старался быть предельно точным во всем. Захватив лидерство после первого поворота, я вполне мог рассчитывать на победу, но мне нельзя было расслабляться, поскольку Дженсон перешел на тактику двух дозаправок. Это решение показалось мне немного рискованным, ведь те, кто запланировал три пит-стопа, должны были оказаться быстрее, однако у него была возможность контролировать темп. Я же выкладывался по максимуму, но вряд ли мог добиться большего. На третьем комплекте резины я неожиданно потерял темп, постоянно блокировал колеса, и то же самое произошло на финальном отрезке – надеюсь, инженеры найдут причину. Тем не менее, я доволен своей работой – мы сделали все, что могли, до победы не хватило совсем немного.

Вопрос: Вас огорчает разный подход к стратегии?
Рубенс Баррикелло: Огорчением стал упущенный вчера поул, но, вы знаете, я нашел в себе силы собраться. Мне нравится бороться с соперниками, и после старта я повторял: все начинается заново, используй свои знания и опыт. Победа была очень возможна, жаль, мне не удалось её добиться…

Вопрос: Какой была шинная стратегия? Насколько заметной оказалась разница между составами?
Рубенс Баррикелло: Я оставил жесткие шины на самый последний отрезок гонки, поскольку полагал, что с ними у многих возникнут проблемы. Первые три комплекта вели себя примерно одинаково, разве что третий мог бы протянуть на четыре круга больше, если бы не проблемы с эффективностью. Как заметил Дженсон, мы оба были на одинаковой тактике, но для него команда выбрала иной вариант. Что ж, это сыграло на руку и ему, и всем нам – мы заработали победный дубль, однако мне бы хотелось бы знать, почему команда приняла такое решение.

Вопрос: Марк, долгий второй отрезок из 31 круга…
Марк Уэббер: Да, мы знали, что он будет очень длинным. Первый раз я должен был останавливаться на круг раньше соперников, и с моей стартовой позицией было бы трудно их опередить, используя одинаковую тактику – к примеру, Себастьян практически всю дистанцию просидел за Фелипе, который был нашей главной целью.

Переход на длинный второй отрезок мог помочь приблизиться к Рубенсу и обогнать несколько машин, правда машина вела себя так, будто ехала с прицепом. Впрочем, мне не оставалось ничего иного, как отсчитывать круги – впереди меня свои отрезки заканчивали Льюис и кто-то из гонщиков BMW, но я не мог удержаться за ними. Тем не менее, я выкладывался по максимуму, пит-стопы прошли без заминок, и в итоге у нас все получилось.

Вопрос: А затем вы оказались позади Рубенса, но не смогли к нему подобраться…
Марк Уэббер: В быстрых поворотах очень нелегко преследовать соперника – я хотел приблизиться к Рубенсу, но понимал, что в таком случае рискую вылететь с трассы. Можно сократить отставание до полутора секунд, и остаться ни с чем, но мы добились хорошего результата, хотя борьба была непростой.

Вопрос: То есть, для вас гонка получилась не такой уж и скучной?
Марк Уэббер: Я не раз говорил, что при сухой погоде гонка может быть очень скучной, однако мы стали свидетелями инцидента в первом повороте, спровоцировавшего появление совершенно иных вариантов стратегии. Кажется, все сложилось не так уж и плохо, и зрителям понравилось то, что они увидели. Судя по всему, это пришлось по душе и журналистам, которых здесь очень много!

Вопрос: Они побеседуют с вами в другом зале…
Марк Уэббер: Да, им не составит труда перебраться туда – здесь всего две минуты ходьбы, не так ли? (в камеру) Привет, парни!

Вопросы с мест:

Вопрос: (Иан Паркес – PA) Дженсон, отличный результат! Когда вы узнали о смене тактики? Кого следует поблагодарить за это решение, о чем вы подумали в первый момент?
Дженсон Баттон: Это произошло за один круг до пит-стопа – видимо, на пит-лейн долго высчитывали разрыв между мной и Массой. Поначалу идея показалась мне не совсем верной: я не знал, с кем именно веду борьбу – Рубенс уехал вперед, а Фелипе и Себастьян были далеко позади. Может быть, команда опасалась, что я не успею вернуться на трассу впереди этой пары, однако на деле все обстояло совершенно иначе.

С полными баками задняя часть машины потеряла стабильность, и потребовалось некоторое время, чтобы адаптироваться. Шоув (Эндрю Шоувлин, гоночный инженер) кричал мне: «Ты должен ехать быстрее», а незадолго до второго пит-стопа Рубенса сообщил – «он опережает тебя на три секунды, продолжай атаковать». На каждом круге я выкладывался по максимуму, хотя мне никогда не доводилось управлять машиной в таком стиле – думаю, на повторе это выглядит очень неаккуратно, однако только так можно было выжать из BGP001 ещё десятую.

Вопрос: (Иан Паркес – PA) Кто принял это решение?
Дженсон Баттон: Я не спрашивал.

Вопрос: (Пауло Ианьери – La Gazzetta dello Sport) Рубенс, практически идентичный вопрос – кто отвечает за стратегию? Росс или ваш гоночный инженер?
Рубенс Баррикелло: Несколько человек, среди которых есть и Росс. Утром мы приняли совместное решение останавливаться три раза – после гонки я сразу направился сюда, в пресс-центр, однако вечером мы снова проведем небольшое совещание, на котором я надеюсь получить ответ на несколько вопросов…

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto Motor und Sport) Марк, что произошло в момент рестарта? Фернандо Алонсо едва не вышел вперёд…
Марк Уэббер: Меня чуть не развернуло в последней шикане – машина потеряла скорость, и на следующей прямой Фернандо сразу же сел на хвост. Я ждал атаки и попытался оттеснить его в сторону, когда он воспользовался дополнительной полоской асфальта на выезде с пит-лейн. Пришлось отставить ему достаточно места и немедленно контратаковать по внутреннему радиусу первого поворота – если бы этого не произошло, гонка была бы потеряна. Я рискнул, и у меня все получилось!

Вопрос: (Дэн Натсон – National Speed Sport News) Марк, в Монако вы всегда были очень быстры, а в этом году приедете туда с достаточно конкурентоспособной машиной. Что вы думаете о предстоящей гонке?
Марк Уэббер: Трасса в Монако – особенная для каждого гонщика, она не похожа ни на один другой автодром. Да, в календаре есть другие уличные трассы, но ни одна из них не предъявляет столь строгие требования к безошибочному пилотажу. Кочки, рельсы безопасности, по ходу уик-энда гонщикам приходится адаптироваться к постоянно меняющимся условиям, однако, мы должны быть успешны везде. В прошлые годы я неплохо выступал в Монако, и с нетерпением жду предстоящей гонки. Сегодня эти парни отыграли у нас еще несколько очков, и нам нужно нарушить эту тенденцию, иначе о борьбе в Кубке Конструкторов придется забыть.

Вопрос: (Эд Горман – The Times) Поздравляю, Дженсон! В четырех из пяти состоявшихся гонок вы праздновали победу. Насколько трудно не думать о чемпионате, который, по мнению многих, складывается для вас очень легко?
Дженсон Баттон: Я сам хотел бы иметь такое мнение, однако в настоящий момент мы должны бороться за каждое очко, нет смысла рассчитывать на удачу. Нужно действовать агрессивно и в каждой гонке выжимать из машины максимум. Возможно, кому-то из вас все это кажется немного скучным, но так уж получилось.

Для меня первая победа в Европе многое значит, я укрепил лидерство в чемпионате, однако все еще не могу чувствовать себя комфортно. Рубенс невероятно быстр, да и в Red Bull Марк с Себастьяном выглядят весьма неплохо. Ситуацию не назовешь простой, поэтому в каждом Гран При мы должны как можно агрессивнее бороться за победу.

Вопрос: (Эд Горман – The Times) Дженсон, буквально несколько минут назад вы сказали, что команде удалось сохранить преимущество, несмотря на доработки соперников. Это действительно так?
Дженсон Баттон: Судя по результатам, так оно и есть, но Марк с Себастьяном застряли позади Фелипе Массы, и кто знает, что могло бы произойти, окажись они на свободной трассе. Честно говоря, я удивлен тому, что Марк вдруг оказался рядом с Рубенсом.

Мы действительно неплохо провели все эти гонки, и в этот раз угадали со стратегией – правда, Рубенс может возразить, что угадали только с одной машиной. Тем не менее, Red Bull удалось навязать нам борьбу, и мы не можем упускать их из виду. Уверен, в Монако они снова будут где-то рядом…

Вопрос: (Пауло Ианьери – La Gazzetta dello Sport) Рубенс, мне вспоминается Гран При Австрии, когда вы уступили победу Михаэлю Шумахеру. Не боитесь, что подобное может повториться? Дженсон штампует победу за победой, вы стараетесь набрать очки – не получится ли так, что команда сделает ставку на одного гонщика, а вам придется снова прикрывать напарника?
Рубенс Баррикелло: Что ж, мне всего этого уже хватило, и если подобное произойдет, я не буду выполнять приказы команды. Думаю, это понятно всем.

Дженсон Баттон: Я тоже хочу ответить на этот вопрос, поскольку он касается и меня лично. Мы считали, что с тремя пит-стопами гонка пройдет намного быстрее, вот и все.

Рубенс Баррикелло: Да, ситуация далека от того, что было в Ferrari – у нас дружеские отношения, и мне не приходится сидеть в стороне, проклиная всех и вся. Гонка закончилась полтора часа назад, нет смысла говорить о том, что можно было поступить иначе. Следует разобраться, что пошло не так, ведь у меня была реальная возможность выиграть гонку.

Сейчас Дженсон на подъеме и выступает очень хорошо. Пожалуй, и для меня самого нынешний уик-энд сложился вполне удачно, ведь я много экспериментировал с настройками. Мы постоянно учимся друг у друга, но, как мне кажется, основной прессинг сейчас на моей стороне, ведь Дженсон одержал уже четыре победы, а я не выиграл ни одной гонки. Тем не менее, я продолжаю работу и не устаю благодарить небеса за столь великолепную машину. Не так давно люди почти похоронили мою карьеру, они говорили «спасибо тебе за все, что ты сделал», но я здесь, я счастлив и готов к новым свершениям. Все складывается так же, как несколько лет назад, но обстановка гораздо более дружеская.

Вопрос: (Друв Бехл – Auto Exchange, India) Дженсон, вы сказали, что необходим агрессивный стиль пилотирования, однако агрессивность плохо сочетается с трассой в Монако. Каким будет ваш подход к предстоящей гонке?
Дженсон Баттон: Думаю, и в Монако можно быть чуточку агрессивнее. Ограничивающий фактор – барьеры: пока ты не касаешься их, все остается в норме, но ты не можешь излишне рисковать. Возможно, как раз поэтому Рубенс и Марк всегда выглядели уверенно на улочках княжества. Предстоящий этап обещает быть непростым, но я не сомневаюсь в том, что смогу побороться за высокий результат. Вряд ли мы увидим скучную гонку – соперники будут очень сильны, а квалификация наверняка окажется невероятно зрелищной.

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto Motor und Sport) Вы по-прежнему ожидаете рывка со стороны Ferrari, McLaren , BMW, или ситуацию в чемпионате уже не переломить?
Дженсон Баттон: Все это немного странно, поскольку в первой гонке BMW была достаточно конкурентоспособна. Можете списать это на стратегию или шины, но они на самом деле сработали неплохо.

В предыдущей гонке McLaren продемонстрировала отменную скорость, а вчера Ferrari была быстра в квалификации, но им не хватает стабильности. Когда начинаешь сезон с отставанием от соперников, стараешься как можно быстрее доработать машину – уверен, они подготовили немало новинок. Одни работают, другие – нет, и в этом плане нам немного легче, мы может дольше работать с новыми разработками перед установкой их на машину, а в Ferrari и McLaren стремятся как можно быстрее достичь прогресса.

Впрочем, это действительно величайшие команды, которые смогли многого добиться – им уже доводилось переживать не лучшие времена, и, как мне кажется, по ходу сезона они вновь обретут былую форму.

Вопрос: (Бирон Йонг – The Daily Mirror) Не означает ли ответ на предыдущий вопрос то, что все ваши недавние победы обусловлены более конкурентоспособной машиной? Или же вас тяготит имеющееся преимущество? Рубенс согласился бы с вами?
Дженсон Баттон: Мы работаем в одной команде, и внутри коллектива царит очень хорошая атмосфера, но мы все выступаем ради побед: сегодня был мой день, а в Монако, возможно, повезет Рубенсу. У него были проблемы с третьим отрезком, а я сделал все, как надо, и выиграл гонку, но уже через пару недель все может измениться, и, пожалуй, именно такой должна быть Формула 1. Честно говоря, у меня нет ни малейшего желания отвечать на данный вопрос, поскольку он не имеет никакого отношения к нашей команде.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости