Ники Лауда: Жаль, что сегодня с нами нет Джеймса Ханта

Ники Лауда

Считанные дни остаются до мировой премьеры нового фильма Рона Ховарда Rush, повествующего о борьбе за титул между Ники Лаудой и Джеймсом Хантом в сезоне 1976 года. Перед выходом картины в прокат журналисты британской газеты The Telegraph встретились с трехкратным чемпионом мира Ники Лаудой, чтобы обсудить впечатления от фильма и жизнь после печально известной аварии на Нюрбургринге в 1976 году.

В фильме Rush показан молодой Лауда, целеустремленный и прагматичный. За выступающие вперед передние зубы, Ники прозвали «Крысой», но он никогда не обижался – ему всегда было всё равно, как он выглядит.

«Тогда моим спонсором была компания Marlboro, – рассказал Лауда. – Они приклеили к моему визору наклейку с надписью The Rat. Маркетолог подумал, что это из-за моих зубов…

Когда я вернулся после аварии, окружающие были шокированы моей внешностью. Это меня огорчало. Я думал, что с их стороны невежливо не скрывать негативные эмоции при виде меня. Посмотрев фильм, я увидел ситуацию иначе – глазами тех, кто смотрел на меня. Это помогло мне понять, почему люди были шокированы.

Увидев меня первый раз после аварии, моя жена потеряла сознание, так что я предполагал, что всё плохо. По мере того, как я старел, шрамы потерялись в морщинах, да и, в конце концов, ко всему привыкаешь.

Я перенес только операцию на глазах. Пластическая хирургия – это скучно и дорого. Единственное, что она могла мне дать – это другое лицо. Операция на глазах была нужна, чтобы вернуть зрение, а на остальное я не обращаю внимания.

Мне всегда предлагали пластическую операцию. Видите штуку у меня на лице? Это сделал бразильский хирург Иво Питанги. В те времена он был самым известным пластическим хирургом. Он хотел сделать всё и спросил меня: «Вы ненормальный? Почему вы не хотите сделать пластическую операцию?» Мне просто не нравилось, как всё это выглядело. Он посмотрел на меня, рассмотрел мое лицо и сказал: «Я не закончил свою работу. Что вы думаете о глупых женщинах, которые постоянно делают пластические операции». Я ответил: «Не знаю, задайте мне этот вопрос лет через десять».

Мне кажется, это плохо: если вы что-то изменили, пластика сразу становится заметна. Мне не нравится, когда женщины делают пластические операции – это означает, что их не устраивает их прежняя внешность. Раньше окружающие часто интересовались тем, как я выгляжу, и я мог ответить, что попал в аварию. Я не могу смириться с мыслью, что некоторые люди что-то меняют в своей внешности, хотя не попадали в аварии – я не выношу пластическую хирургию! У вас должен быть достаточно сильный характер, чтобы справиться с проблемами с внешностью, и вы должны найти в себе силы полюбить себя таким, какой вы есть. Жизненный опыт многому меня научил. Мне кажется, до аварии я был гораздо менее харизматичным».

В фильме Rush Ники Лауда и Джеймс Хант изображены непримиримыми соперниками, которые, в конце концов, проникаются уважением друг к другу.

«Мы были друзьями, – заявил Лауда. – Я знал Джеймса до Формулы 1. Наши пути постоянно пересекались. Он был весьма конкурентоспособным и очень быстрым парнем. У нас много общего. Я уважал его на трассе. Он никогда не делал глупостей, так что можно было проехать в двух сантиметрах от его машины.

Мне нравился его образ жизни. Я был немного похож на него. Я не такой серьезный, каким показан в картине. Впрочем, я был гораздо более дисциплинированным, чем он. Я никогда не пил перед гонкой. Конечно, после финиша это случалось. Каждая гонка могла стать для меня последней. Сейчас всё изменилось, а тогда было гораздо сложнее. После каждой гонки, в которой нам удалось выжить, мы устраивали вечеринки. Это были другие времена. После гонки мы могли выпить по пиву с соперниками, а потом распрощаться. Это не было дружбой, но с Джеймсом сложились совершенно другие отношения, он был другим.

Может ли в Великобритании появиться новый Джеймс Хант? Нет. Сегодня жизнь гонщиков изменилась. Гонки стали максимально безопасными. Последним на трассе погиб Айртон Сенна, это произошло 19 лет назад, и с тех пор мы добились огромного прогресса. Сейчас ничего не происходит. Всё не так. Теряется ли интерес из-за этого? Возможно. Впрочем, Льюис Хэмилтон отлично провел недавнюю гонку. Он отличный парень, у него сильный характер.

Мы с Хантом во многом были диаметрально противоположными, но оба стремились к победе. Жаль, что его сегодня нет с нами. Впрочем, у него были сложные времена. Он четыре года воздерживался от крепких спиртных напитков, но затем с ним случился сердечный приступ. Джеймс умер слишком рано, слишком молодым. Мне хотелось бы, чтобы он тоже увидел этот фильм. Это было бы здорово!»

Завершив карьеру в 1985 году, Ники Лауда основал компанию авиаперевозок – Lauda Air. После нескольких лет успеха, ее пришлось закрыть из-за авиакатастрофы в Таиланде, в результате которой погибло 223 человека.

«Авиакатастрофа Boeing 767 стала ужасным событием, – продолжил Лауда. - Я многое пережил и понимаю, что нельзя контролировать будущее, поэтому не переживаю. Всегда можно научиться преодолевать трудности. При этом я всегда был решительным человеком. Однако я начал карьеру в автоспорте не из-за этого. В Формуле 1 надо контролировать машину и искать пределы своих возможностей. Именно ради этого все гоняются – хочется чувствовать скорость и машину, и понимать, что все под контролем. В мои времена слишком агрессивное поведение на трассе могло обернуться гибелью. Граница тонка, и надо найти баланс, чтобы остаться в живых.

Испытывал ли я когда-нибудь страх? Нет. У меня было много успехов и неудач, но я никогда не боялся. Несмотря на аварию, у меня никогда не было желания оставить автоспорт – я знал ситуацию и понимал риски. Меня спрашивали, хотел ли я продолжить карьеру. Я всегда отвечал да. Я хотел понять, смогу ли я вернуться в Формулу 1.

Та авария меня не удивила – все эти годы я видел, как умирали гонщики прямо у меня на глазах. Даже два моих сына от первого брака не повлияли на мое желание остаться в гонках. Я был предельно сосредоточен и продолжал гоняться. Теперь я снова женат и у меня двое близнецов – мальчик и девочка».

В сентябре 2009 года у трехкратного чемпиона родились Макс и Миа от второй жены, бывшей стюардессы бюджетной авиакомпании FlyNiki.

«Я встретил Бриджит на вечеринке и сразу влюбился, – признался Ники. - Это был один из тех случаев, когда увидев кого-то, вы понимаете, что влюбились. Она сразу же привлекла мое внимание из-за сапог: они на плоской подошве в стиле хиппи. На той вечеринке все остальные девушки носили обувь на высоком каблуке. Затем я узнал, что Бриджит работает в моей компании.

После развода в 1991 году я поддерживаю отношения с первой женой. Марлен – часть моей жизни. Она живет в нашем доме на Ибице. Моя старая и новая семья часто встречаются. Недавно мы втроем ходили в ресторан – Марлен, Бриджит и я. Марлен – потрясающая женщина, она счастлива, когда все вокруг счастливы. Несмотря на развод, мы остались друзьями. Ничего не изменилось. Более того, Бриджит тоже стала ее подругой».

Сам Лауда сейчас живет в окрестностях Вены. На вопрос, не чувствует ли он искушения погоняться на улицах, он ответил: «Нет. Но когда меня останавливает полиция за небольшое превышение скорости, я всегда отвечаю, что не могу без этого. Это в моей крови. Они либо смеются, либо наказывают меня».

Текст: . Источник: The Telegraph
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости