Марк Хьюз о рестарте Хэмилтона: ошибка Mercedes

Одинокий рестарт Льюиса Хэмилтона, фото XPB

Всем, кто смотрел Гран При Венгрии, наверняка запомнился необычный эпизод, когда перед рестартом на поул-позиции стояла одинокая машина Льюиса Хэмилтона, тогда как остальные предпочли сразу перейти на слики, поэтому стартовали с пит-лейн. Британский эксперт Марк Хьюз, сотрудничающий с официальным сайтом чемпионата, рассуждает о том, как это решение Mercedes отразилось на итогах гонки.

Когда Валттери Боттас в первые же секунды после старта допустил ошибку на торможении и вылетел с трассы, а заодно вынес команду Red Bull в полном составе, дальнейший ход Гран При Венгрии предопределили решения Mercedes, в соответствии с которыми сложилась гонка Льюиса Хэмилтона.

Из первого поворота он спокойно вышел лидером, тогда как все его потенциальные соперники либо выбыли из борьбы, либо – в частности, речь о Максе Ферстаппене – их машины получили серьёзные повреждения. Как после этого Льюис мог упустить победу?

Дело в том, что дальнейшее развитие событий – остановка гонки красными флагами, подсыхающая трасса, на которой через полчаса был дан рестарт – заставило всех принимать непростые решения, и вот тут в Mercedes сплоховали. Именно после этого перед Эстебаном Оконом и его командой Alpine открылась дорога к замечательной дебютной победе, хотя на протяжении всей дистанции ему пришлось обороняться от атак Себастьяна Феттеля.

Что же пошло не так в Mercedes? Все недооценили скорость, с которой за эти полчаса подсыхал асфальт венгерской трассы. Когда гонка остановлена красными флагами, команды получают свободу выбора резины, однако на всех машинах, выстроившихся на выезде с пит-лейн, стояли промежуточные шины. Никто не хотел рисковать, и в результате все сделали неверный выбор, поскольку трасса уже в достаточной мере подсохла и вполне позволяла стартовать на сликах.

Получается, если ошиблись все, значит, никто не оказался в неблагоприятном положении? На самом деле, нет. В таком положении был лидер гонки, Льюис Хэмилтон, когда пелотон следовал за автомобилем безопасности на стартовое поле.

В конце формационного круга разрешается вернуться в боксы или даже не выехать на стартовое поле. Но было два момента, усложнявших задачу для Хэмилтона и Mercedes: во-первых, лидер вынужден первым принимать то или иное решение, тогда как все остальные делают свой выбор, уже зная, как он собирается действовать.

Во-вторых, поскольку боксы распределены между командами в порядке, соответствующем итогам прошлогоднего Кубка конструкторов, то гаражи Mercedes – самые первые от въезда на пит-лейн. Если все возвращаются туда одновременно, то Хэмилтону пришлось бы долго ждать, чтобы избежать штрафа за небезопасный выезд из боксов. Пока все машины проехали бы мимо, он вынужден был бы ждать и в итоге наверняка потерял бы немало позиций.

Также был велик риск столкновений, что и произошло, когда Кими Райкконена выпустили из гаража наперерез Никите Мазепину, возвращавшемуся в боксы Haas. Лучше всего в подобных ситуациях тем, кто располагается в самом конце, ближе к выезду с пит-лейн. Именно там находились боксы Williams, что и позволило Николасу Латифи переместиться с пятой позиции на третью.

В общем, в Mercedes решили, что после формационного круга Хэмилтон в боксы не поедет. Поэтому на стартовом поле его машина была единственной, тогда как все остальные отправились за сликами. И это обошлось Льюису намного дороже, чем если бы он поехал вместе со всеми и вынужден был бы ждать в боксах.

На сликах все поехали настолько быстрее, что даже машина, занимавшая последнюю позицию, была всего в 13-ти секундах позади Хэмилтона, когда он всё-таки отправился в боксы.

Поскольку на пит-стопе теряется 20 секунд, он вернулся на трассу последним, отставая от пелотона на несколько секунд.

В теории можно было побороться за победу и в такой ситуации, учитывая преимущество Mercedes в скорости, тем более, что самых быстрых машин на трассе не осталось. Но это зависело от того, удастся ли избежать больших потерь времени, опережая всех соперников.

Фернандо Алонсо не собирался делать одолжение Хэмилтону, и дуэль между бывшими напарниками продолжалась 11 кругов – этого было достаточно, чтобы не дать Льюису возможности догнать Окона и Феттеля.

Эндрю Шовлин, главный гоночный инженер Mercedes, признал допущенные ошибки, но подчеркнул, что дело было не только в решениях, принятых по ходу формационного круга перед рестартом.

«Когда перед рестартом мы уже выпустили Льюиса из боксов, в тот момент мы рассуждали, а не надо ли было поставить ему слики? Мы же видели, что трасса подсыхает – именно тогда было принято неверное решение, – заявил он. – Но мы решили проявить осторожность и выехать на промежуточной резине.

Мы очень удивились, что весь пелотон тоже был на таких шинах, но ещё больше удивило, что все, кто ехал позади нас, свернули в боксы. Но если ваш гараж – первый от въезда на пит-лейн, вы оказываетесь в неблагоприятном положении, ведь когда вы проведёте пит-стоп, на пит-лейн ещё будет целый поезд из машин, направляющихся в свои гаражи, расположенные дальше. Вы будете вынуждены искать какой-то просвет, чтобы вклиниться между ними.

В этой ситуации, когда все пытаются держаться вплотную друг к другу, в лучшем случае мы бы вернулись на трассу шестыми, в худшем – 10-ми. Но ситуация всё равно была бы суетливой и рискованной, поэтому я повторюсь: главная ошибка была допущена раньше, поскольку мы должны были выехать на стартовое поле на сликах.

Впрочем, остальные тоже допустили такой же просчёт, ведь это позволило бы избежать лишнего пит-стопа. Но так неудачно сложились обстоятельства, и мы упустили возможность одержать лёгкую победу. Но мы все понимаем, что ошибку допустили мы все вместе. Нельзя винить в этом кого-то одного, однако это станет одним из тех уроков, из которых нужно сделать выводы и впредь попытаться избежать повторения подобных ошибок».

Текст: . Источник: официальный сайт чемпионата
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости