Таво Хеллмунд о том, как он не смог купить Manor

Таво Хеллмунд и Чейз Кэри, исполнительный директор Формулы 1

Таво Хеллмунд – человек, хорошо известный в мире Формулы 1. Именно он в 2010 году заключил контракт с Берни Экклстоуном на проведение Гран При США в Остине, который теперь стал одним из самых ярких и интересных событий сезона. Впрочем, после года работы в том проекте Хеллмунду пришлось уйти из-за разногласий с инвесторами, но затем он сыграл важную роль в возвращении в календарь чемпионата Гран При Мексики.

За последние семь лет к нему не раз обращались различные потенциальные инвесторы, подумывавшие о приобретении команды Формулы 1, и Хеллмунд всегда отвечал категорично: не делайте этого. Но недавно он сам проявил интерес к покупке Manor Racing, однако из этого ничего не вышло. О том, как всё происходило, американский предприниматель рассказал в интервью газете Austin American-Statesman.

Хеллмунд вёл переговоры по поводу Manor больше года, собрав группу инвесторов, в которую входили представители деловых кругов Нью-Йорка, Флориды, Канады и два мексиканских предпринимателя.

«У всех инвесторов были свои причины вложить свои деньги, – сказал он. – И на начальной стадии мы собирались привлечь к проекту Энтони Хэмилтона, отца Льюиса. Мы предприняли две попытки. Сначала, полтора года назад, предложили 22 млн. фунтов стерлингов».

Но владелец команды, Стивен Фитцпатрик, хотел больше, тем более, что были и другие желающие приобрести команду, в частности, индонезиец Рикардо Гелаель, отец гонщика Шона Гелаэля, выступающего в серии GP2.

Вторая попытка была предпринята относительно недавно, когда стало понятно, что в Формулу 1 приходят новые владельцы в лице американской корпорации Liberty Media. И Хеллмунд вместе с партнёрами даже начали составлять план, на основании которого Manor был бы обеспечен годовой бюджет в 95-100 миллионов долларов.

«Мы искали возможности договориться о партнёрстве с одним из крупных автопроизводителей, с McLaren или с Honda, и уже провели ряд встреч, – пояснил он. – Таким образом можно было бы приобретать двигатели со скидкой и получить гонщика, ведь заводские команды могут заплатить порядка $5 млн. за то, чтобы усадить за руль своего перспективного пилота. Вторую машину можно было предложить рента-драйверу, готовому заплатить $12-15 млн. за сезон».

Но самое главное, Таво Хеллмунд также рассчитывал примерно на $15 млн. призовых, надеясь, что Manor завершит сезон 2016 года на 10-м месте Кубка конструкторов. Однако на предпоследнем этапе сезона гонщик Sauber Фелипе Наср финишировал 9-м в Бразилии, и Manor оказалась за пределами первой десятки по итогам года, что лишало её права на призовые выплаты.

«Всё начинало складываться, как мы планировали, но потом случилась Бразилия, – признал Хеллмунд. – Мы чувствовали, что настаёт критическое время, когда уже поздно заниматься разработкой машины 2017 года. Кроме того, за полтора года у наших инвесторов накопилась усталость, поскольку дело не продвигалось…»

Всё закончилось тем, что в начале января в Manor Racing было введено внешнее управление, а 27 января команда официально прекратила свою работу. Формально у любого участника чемпионата есть право пропустить три гонки сезона, и чисто теоретически Manor может вернуться в строй только 30 апреля и выйти на старт Гран При России, если произойдёт чудо, и кто-то спасёт команду. Однако Таво Хеллмунд уже не верит в такой сценарий.

«Жаль, что все сотрудники Manor оказались без работы…» – подвёл итог он, вероятно, также сожалея, что его проекту не суждено было осуществиться.

Текст: . Источник: Austin American-Satesman
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости