Фелипе Масса о Робе Смедли и о событиях 2008 года

Фелипе Масса и Роб Смедли

Фелипе Массу уже можно считать ветераном Формулы 1: бразилец дебютировал в чемпионате в 2002 году, у него за плечами опыт 193 Гран При, и в этом сезоне после восьми лет в Ferrari он стал гонщиком Williams. Также в эту команду перешёл Роб Смедли, который долгое время был гоночным инженером Массы в Скудерии, и с которым у него сложилось настоящее творческое сотрудничество. В интервью журналу F1 Racing Фелипе вспоминал о важных эпизодах своей карьеры.

Вопрос: В Ferrari вы почти сразу поменяли гоночного инженера и стали работать с Робом Смедли. Как это получилось?
Фелипе Масса: Первые четыре гонки 2006 года прошли не так, как я ожидал. У меня были проблемы с настройками, не удавалось найти правильный баланс. Я посоветовался с Россом Брауном: что можно предпринять, чтобы лучше разобраться в особенностях машины? Он предложил поработать с Робом, который тогда был инженером тестовой бригады. Уже к следующей гонке мы готовились вместе и заработали первый подиум! Мы подошли друг другу, он понял мой подход к пилотированию, и после этого многое изменилось к лучшему.

У Роба сильный характер, он очень прямой человек, но при этом очень уравновешенный. Мне нужен кто-то, кто хорошо меня понимает, может что-то посоветовать, и мы хорошо сработались.

Вопрос: Интересно, что в 2008 году именно Смедли посоветовал вам очень поздно тормозить перед поворотом St. Devote в Монако, и вы завоевали поул. Расскажите, как это было?
Фелипе Масса: Мне никогда не удавалось добиться успеха в Монако. У меня были сложности с прохождением большинства поворотов, а не только с St. Devote. Роб сказал: «Послушай, у тебя всё получится. Ты выигрывал квалификации на других трассах и знаешь, как это делается. Просто надо понять, как ездить здесь».

Он жёстко со мной разговаривал: «Если ездить по уличному кольцу в обычной манере, шансы показать хорошую скорость невелики, потому что здесь надо предвидеть повороты и рано поворачивать. Поскольку машине свойственна небольшая недостаточная поворачиваемость, повернув рано, ты пройдёшь рядом с отбойником».

Я попробовал проехать так один поворот, потом другой, и результат прохождения круга оказался лучше. Все стало лучше. Я поменял стиль пилотирования и выиграл поул. Но гонка проходила под дождём, я лидировал, но Льюис Хэмилтон попал в аварию. Он добрался до боксов, поменял колёса, но потом на трассе появился автомобиль безопасности, так что Льюис был последним, а стал первым. Из-за этого я потерял несколько позиций. Обидно, ведь я должен был выиграть ту гонку.

Вопрос: И всё-таки 2008 год был для вас очень хорошим, хотя титул вам не достался. Когда машина работала нормально, всё складывалось удачно, ведь вы три раза выигрывали квалификации. Вы тогда были на 100% уверены в машине?
Фелипе Масса: Да, она полностью соответствовала моим предпочтениям, шины тоже – всё было идеально. Даже в условиях прессинга можно было пилотировать совершенно спокойно, и, конечно, это многое упрощало.

Вопрос: Вспоминая 2008 год, люди говорят о том, как в Интерлагосе вы проиграли чемпионат в последнем повороте последней гонки. Но до этого был Сингапур… Там вы отлично проводили гонку, пока не произошла печально знаменитая авария Нельсиньо Пике, подстроенная заранее. Вы поехали на пит-стоп, вашу машину выпустили раньше времени, и в итоге был оторван шланг заправочной машины. Очевидно, это была ещё более обидная ситуация, чем в Интерлагосе…
Фелипе Масса: В Интерлагосе мне было обидно, поверьте! Я стартовал с поула, показал самый быстрый круг гонки и одержал победу. Когда ты всего этого добился, но упустил победу в чемпионате, это не проигрыш. Хотя мне было обидно, что Льюис выиграл титул в последнем повороте, но я сделал даже больше, чем ожидала от меня команда, это был идеальный результат. И чемпионат я проиграл не из-за последней гонки.

Очки были потеряны на других трассах. В Венгрии, когда казалось, что победа у меня в кармане, за три круга до финиша сломался двигатель: возникла крайне редкая для Ferrari проблема с поршнем. На следующей гонке взорвался мотор на машине Кими из-за точно такой же неисправности, поскольку те два двигателя собирались в одно и то же время.

Вопрос: Но дело в том, что двигатели выходят из строя из-за случайных проблем, чего нельзя сказать о ситуации в Сингапуре…
Фелипе Масса: Да, неисправности имеют отношение к битве за победы, которую ведёт наша команда. Но когда возникают такие проблемы, как в Сингапуре, это уже другая история. Там было нарушение правил, и такие вещи не забываются. Это оставляет в душе след ещё более глубокий, чем то, что произошло в Интерлагосе.

Вопрос: Из-за того, что сингапурские события очень серьёзно сказались на итогах чемпионата, но вы никак не могли на них повлиять?
Фелипе Масса: Всё верно. Люди обсуждали гонщиков Renault, забывая о том эффекте, который всё это произвело на ситуацию в чемпионате. С моей точки зрения, очень плохо, что FIA в тот момент не предприняла никаких действий. Это было неправильно.

Вопрос: И сейчас в Williams складывается интересная ситуация, ведь вы работаете с Пэтом Симондсом (который в своё время был исполнительным директором Renault и одним из организаторов сингапурской истории, впоследствии квалифицированной FIA как подтасовку результатов гонки). Вы с ним об этом говорили?
Фелипе Масса: Конечно. По-моему, его роль в той истории намного меньше, чем принято думать. Всё равно, опять и опять возвращаясь к этому вопросу, ничего нового ты не узнаешь. Мне точно известно, что там произошло.

Вопрос: Интересно, что у вас состоялся разговор с Пэтом. После сингапурской истории вы оба оказались в одной команде и не можете делать вид, что ничего не было…
Фелипе Масса: Да, это важный разговор и для него, и для меня. Надо было сесть и всё обсудить. Без этого невозможно было бы работать, выкладываясь на 100%...

Текст: . Источник: F1 Racing
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости