Фелипе Масса: "Я устал ничего не делать..."

Фелипе Масса на празднике Ferrari в Валенсии

Картинговая гонка Granja Viana станет для Фелипе Массы первым соревнованием с того момента, когда на июльском Гран При Венгрии трагическая случайность едва не оборвала его жизнь. Несколько месяцев пилот Ferrari провел в вынужденном отпуске – и теперь готовится к новому сезону...

Вопрос: Если использовать стобальную шкалу, как бы вы оценили свое состояние здоровья в сравнении с тем, что было раньше?
Фелипе Масса: Думаю, что на сто процентов. Я полностью здоров, и могу делать всё то, что делал до аварии, причём с прежней эффективностью. Я не испытываю проблем психологического плана, и люди, окружающие меня, тоже не видят никаких перемен, так что всё в порядке.

Вопрос: Когда вы снова начали заниматься физическими упражнениями с полной нагрузкой?
Фелипе Масса: После второй операции. Спустя почти два месяца после происшествия. Точнее говоря – через месяц и три недели.

Вопрос: Жизнь вне гонок радикально отличается от того, к чему вы привыкли. И как она вам?
Фелипе Масса: Мои каникулы получились очень долгими, так что я много что успел. Разумеется, я не полностью отказался от работы и стремился поддерживать хорошую форму. Но мне удалось проводить больше времени с семьёй, с супругой. После того, что случилось, нам были очень важны положительные эмоции. Впрочем, должен сказать, что это достаточно скучно – сидеть несколько месяцев и ничего не делать. Так что пришла пора вновь приниматься за работу – и я этому очень рад.

Вопрос: Каковы ваши планы на межсезонье?
Фелипе Масса: Они отличаются от того, что было прежде. Это много картинга, включая и участие в гонках, а также физические упражнения для поддержания формы. Разумеется, я буду проводить время в Маранелло и участвовать в мероприятиях Ferrari. Кроме того, готовлюсь стать отцом – так что нынешние каникулы будут богатыми на события.

Вопрос: Намного сложнее смотреть гонки, чем участвовать в них?
Фелипе Масса: Чем больше у тебя информации, тем лучше ты «видишь» гонку. Делать это, сидя дома на диване, достаточно сложно. Но когда я брал компьютер, видел время прохождения кругов и секторов, пытался оценить количество топлива в баках и тому подобные вещи – все становилось куда понятнее. Ну а на командном мостике всё совсем просто, поскольку ты можешь получить любую информацию.

Вопрос: Как вам выступления пилотов, заменявших вас в Ferrari?
Фелипе Масса: У нас был непростой год и непростая машина, у всех пилотов были сложности с тем, чтобы привыкнуть к ней.

Вопрос: Даже у Михаэля Шумахера?
Фелипе Масса: Михаэль – самый невероятный пилот из всех, что я видел. Он исключително талантлив, хватает знания буквально на лету, постоянно совершенствуется, а также прекрасно работает с командой. Причем все это он делает на высочайшем уровне. Конечно, за два года «простоя» что-то могло измениться. Разумеется, Михаэль не мог разучиться пилотировать гоночный автомобиль, но нынешняя техника сильно отличается от той, что была в его время. Я не говорю, что у него возникли бы серьезные сложности, но совсем без трудностей тоже не обошлось бы. Лука Бароер как-то сказал, что нынешняя машина напоминает ему компьютер на колёсах, и что она совсем не похожа на ту технику, что ему доводилось пилотировать в былые годы.

Вопрос: Разница действительно столь существенна?
Фелипе Масса: Несколько лет назад электронные системы уже вышли в гоночных машинах на первый план. С тех пор нам приходится работать с компьютером едва ли не больше, чем рулём. Каждый поворот требует манипуляций с электроникой, а уж с появлением KERS моя жизнь стала еще сложнее.

Вопрос: Оптимистичные прогнозы предполагали ваше возвращение за руль в Абу-Даби. Почему эти планы были отменены?
Фелипе Масса: После тестов в Муджелло я уверен, что набрал прежнюю форму. Конечно, когда на трассе вокруг тебя нет соперников – это немножко не то, но всё же... Я тренировался за рулём карта, и показывал отличную скорость и стабильность. Совершенно уверен, что со мной не произошло никаких изменений: о каком бы занятии не шла речь, я всё делаю так же, как прежде. Но мне приходится слушать врачей. А они сказали, что было бы лучше подождать до следующего сезона. Все же, авария была не рядовой. И если случится еще одно происшествие – его последствия могут быть уже не столь лёгкими. И именно это соображение стало главной причиной не выступать в Абу-Даби.

Вопрос: Аварии бывают трёх типов: или пилот допускает ошибку, или что-то ломается в машине, или происходит что-то подобное вашему случаю, хотя такое и бывает раз в сто лет. Важно ли для вас, что имел место именно третий сценарий?
Фелипе Масса: Конечно, и я очень счастлив, что все обошлось так, ведь последствия могли оказаться и еще тяжелее. Да, авария была очень серьезная и мне пришлось перенести операции, но случившееся не изменило мою жизнь. Можно задаваться вопросом, почему это случилось именно со мной, но должен сказать, что мне сильно повезло. Меня спас шлем, спасли новые меры безопасности. Так что я, безусловно, везунчик. Если же авария становится следствием твоей собственной ошибки, то это совсем другое дело. Тут уже ясно, кто именно виноват в случившемся.

Вопрос: Происшествие как-то повлияло на ваши отношения с командой?
Фелипе Масса: Наши отношения всегда были фантастическими. А авария сделала их еще более дружескими. У меня очень теплые отношения со всеми, кто работает в Ferrari. И это очень эдорово для команды и для меня.

Вопрос: Какой последний эпизод, предшествующий аварии, вы можете вспомнить? И какой первый после нее?
Фелипе Масса: Я не помню, как отправился на тот злосчастный круг. Но когда меня вытаскивали из машины, застрявшей в барьере из старых шин, я ненадолго пришел в себя. Следующее воспоминание – это госпиталь. Это был уже вторник, с момента аварии прошло три дня.

Вопрос: Если вообразить, что в последний момент вы увидели бы злосчастную пружину – имели ли возможность увернуться от нее?
Фелипе Масса: Не знаю, видел ли я ее. Может и увидел, но слишком поздно. Но даже если я заметил пружину, в той ситуации было крайне сложно увести автомобиль в сторону. Торможение тоже ни к чему бы не привело. Сложный вопрос, не знаю, что на него ответить.

Вопрос: Рубенс Баррикелло чувствовал себя очень виноватым из-за того, что стал невольно причастен к случившемуся. Что вы можете сказать в его оправдание?
Фелипе Масса: Когда я в первый раз позвонил Рубенсу, то в шутку спросил: «Зачем ты разбросал свои пружины у меня на пути?». Он не чувствовал себя виноватым – скорее, был расстроен, что его сразу извиняет. Мы давно знакомы, хорошо знаем друг друга и стараемся поддерживать. И он был очень расстроен, хотя его вины в случившемся не было. А когда я сказал Рубенсу, что чувствую себя хорошо, он буквально переменился в голосе.

Вопрос: Стоит ли после случившегося радикально изменить конструкцию машины Ф1, или же авария просто будет напоминанием о том риске, который всегда является неотъемлемой составляющей гонок?
Фелипе Масса: Конструкцию изменить достаточно сложно, так что лучше повысить меры безопасности.

Вопрос: И что бы вы предложили?
Фелипе Масса: Мне кажется, стоит и дальше усовершенствовать шлемы, чтобы они выдерживали еще большую нагрузку в наиболее опасных местах. Кроме того, стоит доработать защитный козырёк в передней части кокпита. Если бы он заканчивался на уровне визора пилотского шлема, то обеспечивал бы гораздо лучшую защиту.

Вопрос: У вас всегда были очень сильные напарники. Михаэль Шумахер, Кими Райкконен, теперь вот Фернандо Алонсо. Вам никогда не хотелось ездить в одной команде с кем-то не столь быстрым?
Фелипе Масса: Быстрый напарник полезен и для меня тоже. Могу с уверенностью сказать, что моя жизнь в Формуле 1 никогда не была лёгкой, но я получаю удовольствие от сражений.

Вопрос: Ваше преимущество над Фернандо в том, что вы уже давно знаете команду. Но с другой стороны, вам предстоит возвращение после вынужденной паузы. Что важнее?
Фелипе Масса: Пауза меня совершенно не волнует. Важно трудиться, не покладая рук, и иметь хороший автомобиль. Я знаю, как именно нужно взаимодействовать с командой и уверен, что в Ferrari знают, чего ждать от меня. Я в курсе того, над чем предстоит работать зимой, дорабатывая машину. К этому тоже надо быть готовым - это очень важно.

Вопрос: Как вы смотрите на ограничение тестов в Формуле 1? Хотелось бы вам, чтобы их стало больше?
Фелипе Масса: Применительно к молодым пилотам нынешние правила можно назвать нечестными. То, что случилось с Хайме Альгерсуари накануне Венгрии (когда гонщику-дебютанту не дали возможности провести ознакомительные тесты) – это просто глупость. Он ездил на машине только по прямой – и сразу оказался за рулём в гонке. Тут явно нужно менять правила совместно с FIA или с кем-то еще.

Вопрос: У вас были хорошие отношения с Михаэлем и Кими. Теперь в команду приходит Фернандо. После того опыта, который он имел в McLaren, не боитесь ли вы, что все будет уже не так гладко?
Фелите Масса: Нет, так как я знаю, как работают в Ferrari. Нам обоим важнее всего иметь самую быструю машину, и над этим мы будем работать сообща. На трассе, разумеется, действует спортивный принцип. Он хочет обогнать меня, а я – его. Но политика в нашем деле – это далеко не лучший способ добиваться своих целей. Именно этим принципом я руководствуюсь в своей работе, и надеюсь, что Фернандо поступает так же.

Текст: . Источник: Auto Motor und Sport
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости