Майкл Маси о событиях Гран При Венгрии и не только

Майкл Маси, директор гонок FIA

Директор гонок FIA Майкл Маси прокомментировал ряд эпизодов, потребовавших внимания стюардов, которые произошли не только в дни Гран При Венгрии, но и в предыдущий уик-энд.

Вопрос: Начало сезона получилось неплохим; учитывая эпидемиологическую обстановку, в FIA ввели особые меры безопасности – можете подвести какие-то итоги, насколько успешно всё прошло?
Майкл Маси: Думаю, Формула 1 в целом, если говорить о ней как об отрасли, может гордиться достигнутым за первые три гонки. У нас было совсем немного времени, я имею в виду FIA и Формулу 1, чтобы разработать план возобновления гонок, но все оказали нам максимальную поддержку – команды, причём не только Ф1, но и молодёжных серий, а также журналисты.

Для всех это был совершенно новый опыт, мы многому научились, а что-то корректировали уже по ходу. Но в целом у нас всё получилось, как надо.

Вопрос: Надо полагать, перед следующей серией из трёх гонок, которые пройдут в Сильверстоуне и Барселоне, ваша уверенность окрепла?
Майкл Маси: Полагаю, в определённой степени такая уверенность у нас есть, хотя расслабляться нельзя. Позади три этапа сезона, и пока было выявлено только два случая заражения, но фактически за пределами паддока. Однако распространение коронавируса носит глобальный масштаб, и мы не можем, отправляясь в Сильверстоун, ослабить бдительность и думать, что мы неуязвимы. Поэтому необходимо и в дальнейшем придерживаться выработанных нами мер.

Вопрос: Поговорим о событиях Гран При Венгрии. Стюардам пришлось рассматривать инцидент, связанный с машиной Александера Элбона, когда было подозрение, что перед стартом была попытка подсушить участок покрытия трассы, на котором стояла его машина. Можете пояснить, когда в регламенте появился пункт, запрещающий подобные действия?
Майкл Маси: Насколько я помню, такое правило существует много лет, сегодняшний случай можно считать своего рода напоминанием об этом. Мы получили сигнал, стюарды провели расследование и приняли решение, что никакие санкции не требуются. Но они хотели во всём детально разобраться, поэтому решение было объявлено после гонки.

Вопрос: Много вопросов связано с сегодняшним стартом Валттери Боттаса. Вы вообще как-то изучали этот эпизод?
Майкл Маси: Да, конечно. Тут надо говорить о двух аспектах. Существуют определённые средства, с помощью которых определяется фальстарт, всё это детально изложено в спортивном регламенте. Уже несколько лет это не меняется. На каждой машине установлен транспондер, а в покрытии трассы вмонтирован датчик, и есть определённый порог срабатывания.

Как мы видели в прошлом году в Японии, именно этот допуск является определяющим фактором. Так что сегодня никакого развития у этого эпизода не было. Мы сразу обратились к хронометристам, они изучили все полученные данные, и на этом всё закончилось.

Кстати, в результате некоторых дискуссий в 2020 году был изменён штраф за фальстарт. Именно поэтому вы видели, что когда Кими Райкконен перед гонкой некорректно занял позицию на старте, он получил 5-секундный штраф – в 2019-м за это наказали бы штрафным проездом по пит-лейн или 10-секундным Stop&Go.

Если кто-то допустит минимальный фальстарт, или если кто-то разгонится и обгонит всех ещё до того, как погаснет стартовый светофор, то понятно, что в этих двух случаях будут назначены очень разные штрафы.

Вопрос: Можете пояснить выводы, к которым пришли стюарды Гран При Штирии, пересмотрев инцидент между Строллом и Риккардо? И каким образом вы довели эту информацию до сведения гонщиков на брифинге пилотов?
Майкл Маси: Да, инцидент был пересмотрен, о чём мы сообщили гонщикам. Суть в том, что в результате детального анализа мы пришли к выводу, что в тех конкретных обстоятельствах более правильным исходом того эпизода было бы требование к Лэнсу и Даниэлю поменяться позициями. По этому поводу в ходе пятничного брифинга пилотов состоялось открытое обсуждение. Так что мы не закрыли дело в прошлое воскресенье и не забыли о нём – аналитический процесс у нас идёт постоянно.

Вопрос: Следующий вопрос о расследовании, в центре которого была команда Haas, которая нарушила регламент во время формировочного круга, поскольку инженеры давали советы своим гонщикам. Можете это прокомментировать?
Майкл Маси: Да, могу. В 2017 году была выпущена техническая директива, разъяснявшая, какого рода переговоры команды с гонщиками допускаются во время формировочного круга. Это относится к Статье 27.1 Спортивного регламента, которая гласит, что гонщик должен управлять машиной полностью самостоятельно.

Дело в том, что во время этого круга инженеры Haas позвали обоих гонщиков на пит-стоп на замену резины, а это не разрешается, и об этом говорится в упомянутой мной директиве. Разрешаются только сообщения, связанные с вопросами безопасности.

Вопрос: Не стоит ли дать командам больше свободы в плане замены резины перед стартом? Действующие правила гласят, что это можно делать не позже чем за три минуты перед стартом…
Майкл Маси: Вообще-то сейчас, когда из-за ситуации с коронавирусом введены дополнительные ограничения, с этим нужно определиться за пять минут до старта. Лимит в пять минут и три минуты введён по конкретной причине. Мы не хотим, чтобы команды занимались заменой шин на стартовом поле до последнего момента. Это связано с тем, что там находится различное оборудование и много всего остального, а мы должны избегать риска задержки старта, это очень важный момент.

Поэтому лимит был увеличен до пяти минут, в том числе и для того, чтобы облегчить соблюдение социальной дистанции.

Вопрос: Рассматривался ли вопрос о каком-либо штрафе для Red Bull Racing, работавшей на стартовом поле с машиной Макса Ферстаппена до последнего момента?
Майкл Маси: Когда произошёл этот инцидент с Максом Ферстаппеном, мы внимательно следили за развитием событий. Если говорить о соблюдении временных рамок, то всё было в пределах правил. Что касается соблюдения норм безопасности, то за это отвечает команда, и тут тоже не было ничего, что бы вызвало у нас вопросы.

Вопрос: В какой мере вы участвуете в разбирательстве, связанном с протестом Renault против Racing Point? Или это дело исключительно технических специалистов?
Майкл Маси: Я немного в этом участвую, но понятно, что это технический вопрос. Хотя возможно, что были нарушены и определённые положения спортивного регламента, поэтому привлекли и меня, и вместе с Николасом Томбасисом и специалистами юридического отдела FIA я участвовал в изучении процедурной стороны дела.

Но всё-таки это технический вопрос, и я рад, что им занимается технический отдел федерации.

Текст: . Источник: собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости