Хэмилтон: Я не понимаю, почему позвали Петрова

Льюис Хэмилтон

В четверг на пресс-конференции FIA Льюис Хэмилтон рассказал о том, как обстоят дела с продлением контракта, а также прокомментировал приглашение Виталия Петрова на роль третьего стюарда Гран При Португалии...

Вопрос: Команда Mercedes имеет шансы уже в этот уик-энд выиграть рекордный седьмой Кубок Конструкторов подряд. Что вы думаете о таком достижении? Вас удивило столь большое преимущество над соперниками в этом сезоне?
Льюис Хэмилтон: Конечно, седьмой Кубок Конструкторов будет невероятным достижением для всех сотрудников команды, я горжусь ими и благодарен каждому за фантастическую работу на протяжении многих лет. Они сотворили то, чего раньше не удавалось никому в Формуле 1: наша команда не переставала доминировать даже после смены регламента и продолжала от сезона к сезону поднимать планку. Я горжусь тем, что являюсь частью этого коллектива, и что смог внести свой вклад в наш общий успех. Но знаете, в команде о достижениях практически не думают – все сосредоточены исключительно на том, как сработать лучше в следующей гонке, в следующем сезоне и далее, в этом сила Mercedes.

Вопрос: Вы помогли команде завоевать шесть Кубков Конструкторов, вместе с ней доминируете и в этом сезоне. Как этот год выглядит на фоне шести предыдущих?
Льюис Хэмилтон: Для меня это восьмой год с Mercedes, разве не так?

Вопрос: Да, но за победу в Кубке Конструкторов команда сражается в седьмой раз.
Льюис Хэмилтон: И вопрос был о том, как я оцениваю этот год?

Вопрос: Как этот сезон выглядит на фоне предыдущих шести?
Льюис Хэмилтон: Знаете, 2020-й год для всего мира складывается откровенно плохо!

Вопрос: А если говорить о гонках?
Льюис Хэмилтон: Каждый сезон складывается по-своему. В этом году характер борьбы несколько иной, наша команда сделала огромный шаг вперед. Мы с Валттери на протяжении нескольких лет задавали направление работы над машиной, эта работа обеспечила ожидаемый эффект, а вдобавок команда сумела удивить всех принципиально новым решением – системой DAS. Правда, в следующем году этой системы у нас не будет, но ничего страшного – кто-нибудь из гениальных инженеров Mercedes наверняка найдет способ добиться прогресса. Нам непросто каждый год сражаться за победу в чемпионате, но, оглядываясь назад, мы можем гордиться своими достижениями.

Вопрос: Льюис, вы с Тото Вольффом на протяжении нескольких месяцев стабильно уклоняетесь от ответов на вопросы об очередном контракте с Mercedes. Подтверждение вашего контракта на 2021-й год – дело формальностей, или есть нечто такое, что мешает поставить точку в этом вопросе?
Льюис Хэмилтон: Каких-то препятствий нет, мы просто не обсуждали этот вопрос. Не знаю, как обстоят дела с разного рода формальностями – думаю, в какой-то момент мы сядем за стол переговоров и всё решим, но сейчас это не основной приоритет. Для меня важнее выполнить задачу и завоевать чемпионский титул, я сосредоточен исключительно на этом.

Вопрос: Льюис, переговоры вас как-то отвлекают, создают лишнее напряжение?
Льюис Хэмилтон: Думаю, для большинства людей непросто вести переговоры с начальством! Впрочем, я не испытываю с этим сложностей, так как много раз обсуждал условия контракта. Придёт время, мы побеседуем и поставим в этом вопросе точку. В конце концов, я всегда был предан команде и никогда не пытался втайне что-то предпринимать.

В этот раз мы довольно долго не обсуждаем контракт, и среди людей начинают появляться разные слухи. Я мог бы, к примеру, опасаться, что Тото ведёт переговоры с какой-то другой командой – не думаю, что это так, но в целом каждый человек вправе поступать по своему усмотрению. В этой ситуации важно оставаться честными друг с другом и не скрывать намерений. Лично я не вел переговоров с другими командами и не планирую этого делать, в какой-то момент мы с Тото сядем за одним столом и решим, что будет дальше. Мы вместе многого добились, но эта история еще не закончена.

Вопрос: Льюис, поговорим о ваших интересах вне Формулы 1. Как вы восприняли новость о том, что ваш бывший напарник Нико Росберг, так же как вы, выставит свою команду в серии Extreme E? Можно ли сказать, что это новый виток вашего соперничества, но в статусе владельцев команд?
Льюис Хэмилтон: Я не рассматриваю эту ситуацию как очередное соперничество с Нико. Для меня важнее, что серия Extreme E способна привлечь внимание к экологичным технологиям в разных уголках планеты, это ключевой фактор, а прямое соперничество на трассе – не главное. Важно посетить все запланированные этапы, акцентировать внимание на экологии – в этом причина моей заинтересованности в Extreme E. Возможно, производителей машин заинтересуют представленные там разработки, они придут в чемпионат, начнётся «гонка технологий», и многие инженерные находки в итоге найдут применение в дорожных автомобилях.

Вопрос: Льюис, вы много говорили о том, как в условиях пандемии изменилась ваша жизнь и жизнь людей по всему миру. Вместе с тем в нынешнем сезоне вам вновь удалось добиться прогресса и стать еще более конкурентоспособным. Эти события как-то связаны между собой? Можно ли сказать, что изменения в образе жизни положительным образом сказались на вашей скорости?
Льюис Хэмилтон: На протяжении многих лет люди по-разному относились к моему образу жизни, часто рассуждали на эту тему и нередко опирались исключительно на свои предположения. У меня много интересов вне Формулы 1, однако люди считали, что я должен быть сосредоточен исключительно на том, что делает меня сильнее физически и психологически. Но знаете, я никогда не делаю ничего, что может ослабить меня в физическом или психологическом плане. Всё, чем я занимаюсь, добавляет мне сил. И только мне дано знать, насколько далеко я могу зайти, с какими нагрузками могу справиться.

Моя жизнь лично мне кажется вполне сбалансированной, притом я отказался от образа плейбоя – он не вполне мне подходит, теперь меня чаще можно увидеть в кругу семьи, чем на какой-нибудь тусовке. В предыдущие годы мой ритм был суматошным, я много путешествовал по всему миру, мог прилететь из Лондона в Нью-Йорк, а из Нью-Йорка сразу отправиться в Сингапур, там проехать свой лучший квалификационный круг и в очередной раз доказать, что люди ошибаются насчёт влияния такого образа жизни на мой пилотаж. Но в этом году всё иначе, путешествий мало, и это мне даже нравится. Похоже, я провел дома больше времени, чем за всю свою жизнь, но это здорово! Появилось время попробовать то, что давно хотел попробовать – правда, пропускать совещания с командой по-прежнему нельзя, здесь не может быть никаких поблажек и оправданий!

В жизни я всегда стараюсь добиться равновесия, жить и наслаждаться настоящим. В этом плане хорошо, что пандемия дала передышку и избавила от необходимости заниматься многими вещами, которыми я в принципе не люблю заниматься. Работа занимает существенную часть жизни, далеко не всем интересно изо дня в день приходить в офис и выполнять действия, которые предписано выполнять, но делать совершенно не хочется, однако это часть одного большого механизма. К счастью, в этом году рутины стало меньше. Я больше всего люблю гонки, и эта ситуация напомнила мне мои юношеские годы в картинге, когда мы ненавидели ходить в школу каждый будний день, но обожали в выходные гоняться на трассе!

Вопрос: Льюис, Формула 1 обозначила своё неприятие расизма и продолжает придерживаться этой позиции. На фоне этого насколько вас удивило приглашение Виталия Петрова в качестве третьего стюарда Гран При Португалии? Ранее он критиковал церемонию против расизма, а также позволил себе весьма спорное, резкое высказывание, что если кто-то из гонщиков окажется гомосексуалистом, остальные, очевидно, должны взять радужные флаги. Подобные заявления противоречат посылу, который старается донести Формула 1, и не кажется ли вам странным, что Виталия пригласили быть стюардом FIA?
Льюис Хэмилтон: Я не читал все высказывания, но вы только что процитировали некоторые из них. Конечно, странно, что в FIA пригласили человека с такими предубеждениями, которым мы пытаемся противостоять, а он их публично озвучивает. Думаю, вам лучше обратить на это не моё внимание, а внимание FIA.

На роль стюардов нужно приглашать того, кто понимает, в какое время живёт, и кто способен деликатно относиться ко многим сложным вопросам. Я не понимаю, какую цель преследовали в FIA, по каким причинам они позвали Петрова – не похоже, чтобы у них не было иных вариантов.

Вопрос: Льюис, ваш нынешний контракт с Mercedes рассчитан до 2021 года. Ваша стоимость на рынке пилотов как никогда высока на фоне рекордного количества побед и фантастической конкурентоспособности, в каком-то смысле вы на пике карьеры. Но, учитывая общемировую экономическую ситуацию, совету директоров Daimler наверняка будет непросто одобрить для вас зарплату, соответствующую всем вашим достижениям. Готовы ли согласиться на однолетний контракт, чтобы через год посмотреть, как будут обстоять дела? Возможно, мысли об этом не позволяют вам определиться с решением о контракте?
Льюис Хэмилтон: Отличный вопрос, корректно сформулированный и своевременный. Как я уже говорил, решение мной ещё не принято. Я хочу остаться в Mercedes, нам нужно просто собраться вместе и всё обсудить. Как правило, мы планируем на перспективу в три года, но сейчас иные времена, и ещё вопрос, хочется ли мне самому выступать в Формуле 1 ещё три сезона.

В 2022 году в чемпионате будут новые машины, и мне очень интересно взглянуть, на что они будут способны. Конечно, в ближайшее время весьма вероятно, что отдельные компании могут уйти из спорта, но в Mercedes по-прежнему заинтересованы в Формуле 1. Да, этот год выдался очень непростым для всех, но далее нас ждет блестящее будущее. В чемпионате грядут позитивные перемены, у Mercedes есть своя экологическая программа, согласно которой доля электрических моторов должна существенно вырасти. Всё это мы обязательно обсудим. Думаю, будет логичным продлить сотрудничество ещё на несколько лет, но время покажет, как всё сложится. Больше мне добавить нечего, вы сами всё узнаете в ближайшие два месяца.

Текст: . Источник: собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости