Джин Хаас: Заработать в Формуле 1 легче, чем в NASCAR

Джин Хаас

В интервью официальному сайту чемпионата владелец Haas F1 Джин Хаас рассказал о составе команды, сотрудничестве с Ferrari и о подготовке к дебютному сезону...

Вопрос: В это время в прошлом году вы говорили о прелестях дебюта в Формуле 1, в основе которого лежат выгодные сделки. Сейчас вы считаете так же?
Джин Хаас: Дебют в Формуле 1 – это деловое решение, в этом я убежден больше, чем год назад. Мои клиенты отлично это оценили, а если им это нравится, то и моему бизнесу поможет! (смеётся)

Вопрос: Вы говорили, что планируете получать прибыль от выступлений команды. Поделитесь секретом?
Джин Хаас: Никакого секрета нет. Действительно, большинство команд не зарабатывают деньги, да и мы после трех лет в NASCAR были на грани разорения, но в прошлом году немного заработали. Всё дело в том, чтобы не так много тратить, а источники дохода постепенно увеличивать – это зависит от спонсоров и призовых. Мне кажется, что в Формуле 1 добиться этого легче, чем в NASCAR.

Вопрос: Вы действительно так считаете?
Джин Хаас: Да. Чтобы заработать в NASCAR, надо побеждать. Если закончить сезон в Формуле 1 на десятой строчке Кубка конструкторов или выше, вы получаете процент от призовых. В NASCAR такого нет.

Вопрос: Попасть в десятку всё равно нелегко. Или вы нашли короткий путь к успеху в Формуле 1? Сможет ли добиться его команда, которая только наполовину является конструктором?
Джин Хаас: Я рассуждаю не так. Я много лет слежу за спортом и помню, как в 2008-м все говорили о клиентских машинах – то есть кто-нибудь покупал бы готовую машину у команды и участвовал с ней в гонках. Эта идея долго обсуждалась в Формуле 1, но не получила одобрения. Таким был и наш первоначальный план, но мы от него отказались.

Сейчас 2015 год, и Берни Экклстоун вновь озвучил идею клиентских машин. Но на данный момент наш проект является чем-то средним – мы стараемся покупать столько узлов и деталей, сколько возможно, и не только у Ferrari. Большая часть команд всё создает самостоятельно, а мы стараемся найти партнеров. Мы пытаемся минимизировать собственное производство. Именно так мы поступили в NASCAR. Смысл в этом. Идея не новая, но мы первыми зашли настолько далеко.

Вопрос: Ее прелесть в том, что вы можете покупать у лучших из возможных партнеров?
Джин Хаас: Всегда крайне важно выбрать правильных деловых партнеров. И нам повезло, что Ferrari решила нам помочь. Вопрос в том, почему Ferrari нам помогает? (смеётся)

Вопрос: Лидером команды станет Роман Грожан, который еще не раскрыл полностью свой потенциал, а вторым гонщиком, как известно, будет Эстебан Гутьеррес, пропустивший этот сезон. Что вы от них ждете? И чего они ждут от вас?
Джин Хаас: Всё верно, но вы не ожидаете, что контракт с дебютирующей командой подпишет действующий чемпион мира. Мы на это и не рассчитывали. Нам нужны были люди такого же уровня, как наш. А Роман и Эстебан отлично для этого подходят. Они голодны до успехов и у них нет «суперэго», как у суперчемпионов. Наконец, они достаточно молоды, чтобы набираться опыта. Надеюсь, что они будут учиться друг у друга.

Вопрос: Роман сказал, что встречался с вами в Монце, и у вас была устная договоренность о контракте…
Джин Хаас: Да, это было в Монце. До этого мы вели переговоры с другим гонщиком, имя которого я не хочу называть, но после продолжавшегося месяц общения он решил остаться там, где был. Это нормально. У меня нет с этим проблем, ведь переход в новую команду – это большой риск. Роман видел, что мы делаем, а у Lotus возникли некоторые проблемы – и он решил, что может заняться нашим проектом.

Вопрос: Роман сказал, что считает этот контракт большой удачей для обеих сторон.
Джин Хаас: Я рад, что он верит в нас, хотя пока мы ничего не произвели.

Вопрос: Вы сожалеете о том, что дебютируете в 2016-м, а не 2017-м, когда произойдут серьёзные перемены?
Джин Хаас: Нет. Нам сыграло на руку, что мы получили лицензию в конце мая, и когда встал вопрос о дебюте в 2015-м или 2016-м, приняли верное решение. 2016-й отлично подошёл техническому департаменту Ferrari, а мы получили дополнительное время на работу с аэродинамикой машины. Я считаю, что в 2016-м мы будем гораздо лучше готовы, чем если бы выехали на трассу в 2015-м. Поскольку в 2017-м машины кардинально изменятся, все окажутся в одинаковой ситуации.

Вопрос: Какой двигатель Ferrari вы будете использовать в 2016-м? Вам повезло получить ту же версию, что будет у Ferrari?
Джин Хаас: Это конфиденциальная информация. Нет, это будет актуальная версия. Но дело не только в нём: Ferrari поставляют нам коробки, подвеску, амортизаторы и так далее. Таких узлов довольно много, поэтому им нужно было время, чтобы нарастить производственные мощности. На производство деталей двигателя нужно три месяца, а весь процесс занимает полгода. Это довольно много.

Вопрос: Наряду с Haas F1, Ferrari будет поставлять моторы трем командам. Если к числу клиентов присоединится Toro Rosso, то клиентов станет четверо. Не слишком ли много?
Джин Хаас: Мне кажется, у нас неплохая позиция в этой очереди. Кроме того, если я правильно понимаю слухи, то Toro Rosso может получить двигатель 2015 года.

Вопрос: Кто первый пришёл, того первым обслужили?
Джин Хаас: Нет, у нас есть контракт. Потребовалось три месяца, чтобы его составить и собрать подписи. Сейчас у Ferrari и Haas очень прочные отношения.

Вопрос: В какой степени Haas F1 станет молодежной командой Ferrari? Мы видим Red Bull Racing и Toro Rosso, слышим о связи Force India с Aston Martin, часть акций которой принадлежит Mercedes. В каких отношениях Haas F1 и Ferrari?
Джин Хаас: Я не считаю нас молодежной командой. Если мы участвуем в чемпионате, то хотим опередить Ferrari. Мы не собираемся уступать. Но, конечно, я не стал бы возражать, если бы мы финишировали позади Ferrari в каждой гонке! (смеется) В этом ничего плохого. В Формуле 1 техническое партнерство – это одно, а гонки – другое. У меня нет ощущения, что у нас молодежная команда, и мы не хотим ей быть. Значительную часть машины мы разработали сами, этого достаточно, чтобы считать нас независимой командой.

Вопрос: Зимние тесты начнутся немного раньше, чем планировалось. Это повлияет на ваши планы?
Джин Хаас: Об этом сообщили достаточно рано, и мы смогли среагировать. Впрочем, да, нам это немного помешало, увеличив прессинг на наших поставщиков, в частности, на тех, кто создает шасси.

Вопрос: То есть на Dallara?
Джин Хаас: …Мы проектируем шасси, а они его строят, но даже у них есть субподрядчики. Судя по тому, что они мне говорили, на создание шасси уходит почти два месяца. Невероятно!

Вопрос: Удалось ли добиться прогресса с командой Формулы 1?
Джин Хаас: Судя по тому, что я видел на разных базах, мы в хорошей форме. Я тот, кто всегда хочет быть во всеоружии, а не отставать от графика, и пока мы его опережаем.

Вопрос: Ваша компания называется Haas Automation. Вы собираетесь использовать автоматизацию в Формуле 1? Есть мнение, что команды Формулы 1 – это небольшие компании, хотя их штат может превышать 800 человек…
Джин Хаас: Наверное, это так. Нам надо больше автоматизировать. Нужно подготовить специальные системы, чтобы работать эффективнее. Этого требует время, и Формула 1 должна к этому адаптироваться.

Вопрос: Главная задача команд – зарабатывать очки. Какие у вас амбиции?
Джин Хаас: Я буду рад, если мы заработаем одно очко. Роман зарабатывал очки во многих гонках, он знает, как это делать. Он сказал мне: «Если тесты машины начнутся в феврале в Барселоне, то спустя пару кругов я скажу, хороша она или нет». Если она конкурентоспособна, то мы заработаем очки.

Вопрос: А если нет?
Джин Хаас: Мы подумаем, как это исправить. Но я уверен – машина ему понравится.

Текст: . Источник: официальный сайт чемпионата
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости