Джеймс Эллисон: Сейчас нам приходится балансировать

В преддверии Гран При России технический директор Mercedes Джеймс Эллисон ответил на вопросы болельщиков, в том числе и о подготовке к реформам 2021 года.

Вопрос: Увлекались ли вы Формулой 1 в юности и за кого болели?
Джеймс Эллисон: Да, я был страстным поклонником этого спорта – полагаю, как большинство людей, которые работают в Формуле 1. Все мы любили её с детства и продолжаем любить сейчас. Конечно, я болел за Williams, потому что за эту команду выступал Найджел Мэнселл – в те времена это была очень успешная команда, а Мэнселла я считал очень крутым гонщиком.

Вопрос: Какого уровня прижимной силы требует трасса в Сочи, и как здесь работают шины?
Джеймс Эллисон: Как и на большинстве трасс Формулы 1, здесь требуется примерно средний уровень прижимной силы – в Сочи не нужен такой сильный прижим, как в Сингапуре или в Монако, но всё-таки он будет ближе к максимальному.

Что касается поведения резины, то найти ответ на этот вопрос крайне важно на всех трассах, поскольку эффективная работа шин – залог успеха. Мы надеемся, что сможем её добиться, и основная сложность на этой трассе состоит в том, чтобы нормально их прогревать в режиме квалификации. Иногда с этим приходится повозиться. Посмотрим.

Вопрос: Как вы расцениваете шансы Mercedes в противостоянии с Ferrari на Гран При России?
Джеймс Эллисон: Полагаю, вам стоит посмотреть, какие ставки принимаются букмекерами в этот уик-энд! Вероятно, их представления совпадают с нашими. В нескольких предыдущих Гран При шла очень острая борьба, уже три гонки подряд мы выступали не лучшим образом и в Сочи очень хотим переломить ситуацию. В целом мы не слишком хорошо справлялись с задачей в квалификации, но по воскресеньям наша машина была самой быстрой. Однако мы не смогли воспользоваться этим преимуществом, поскольку стартовали не с поула.

В Сочи постараемся хорошо выступить в квалификации – надеемся, это позволит добиться успеха в воскресенье.

Вопрос: Насколько заметным может быть вклад гонщика в работу по модернизации машины?
Джеймс Эллисон: Возможно, он несколько меньше, чем вы думаете. Основная работа с новой машиной происходит в зимнее межсезонье, когда не проводятся тесты, и она идёт не на гоночной трассе, а на базе команды, и тут гонщики мало что могут сделать. Но они снабжают вас информацией о поведении машины по ходу текущего сезона, обращая внимание на её сильные и слабые стороны, и вы стараетесь всё это учитывать в процессе разработки нового шасси.

Когда начинается сезон, гонщики говорят вам, какие проблемы есть у новой машины, и вы стараетесь её усовершенствовать. Они ничего не скрывают, и если это хорошие гонщики, такие, как у нас, то они точно скажут, с чем именно связан дефицит скорости. Роль пилотов очень важна в оценке результатов вашей работы, но это только часть общего процесса доводки машины.

В основном же мы пытаемся повысить скорость за счёт увеличения прижимной силы, снижения лобового сопротивления, увеличения мощности силовой установки и т.д.

Вопрос: Когда команда приступила к разработке машины 2020 года?
Джеймс Эллисон: Полагаю, раньше, чем вы думаете. Обычно разработка машины занимает чуть больше года, но первые специалисты начали задумываться о новом проекте ещё в конце 2018-го. Так что эта работа идёт уже довольно давно, и хотя её интенсивность постепенно возрастает, началась она раньше, чем многие могут предполагать.

Вопрос: Какой компонент шасси сложнее всего разработать?
Джеймс Эллисон: Формула 1 знаменита тем, что здесь всё очень сложно, и всё нужно сделать правильно. Дело не только в технической стороне дела, но и в том, как организовать работу всей команды. Например, если ваш коммерческий департамент функционирует неэффективно, у вас просто не будет денег на модернизацию машины, и вы не сможете повышать её скорость, даже если ваши инженеры – лучшие на планете.

Что же касается собственно техники, то тут всё взаимосвязано. Конечно, жизненно важно добиться эффективной работы аэродинамики, но это ничего не даст, если у вас не будет хорошей подвески, или ваши инженеры не смогут обеспечить правильную работу шин. В общем, если вы хотите построить быструю машину, каждый её компонент должен быть очень качественным. Фактически, лучшим на пит-лейне, если вы претендуете на то, чтобы одолеть всех соперников.

Поэтому сложнее всего добиться максимально эффективной работы всей этой системы – начиная от отдела маркетинга, заканчивая инженерными подразделениями и департаментом логистики. Чтобы прогрессировать, все они должны хорошо взаимодействовать, и это самая сложная задача. А техническая сторона дела – лишь её часть.

Вопрос: Пока технический регламент 2021 года не утверждён, в какой мере вы можете работать над машиной 2021 года?
Джеймс Эллисон: Интересный вопрос, ведь всем хочется начать эту работу пораньше – чем раньше вы к ней приступите, тем большего прогресса можно достичь. Но когда регламент не утверждён, есть риск, что вы будете инвестировать средства и направлять усилия на какое-то решение, которое в итоге окажется тупиковым.

Поэтому сейчас нам приходится балансировать. Необходимо продолжать в определённой мере заниматься проектом 2021 года, но не использовать для этого все имеющиеся ресурсы до тех пор, пока не появится более чёткое понимание того, каким будет новый регламент, и ваши инвестиции будут оправданы.

Повезёт тем командам, кому удастся найти правильный баланс, и тогда в 2021 году они смогут добиться успеха. Будем надеяться, что нам повезёт, и у нас всё получится.

Текст: . Источник: пресс-служба Mercedes
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости