Гран При Венгрии: Пресс-конференция в пятницу

Маттиа Бинотто (Ferrari), Кристиан Хорнер (Red Bull) и Фредерик Вассёр (Alfa Romeo)

Первая пресс-конференция

Участники: Маттиа Бинотто (Ferrari), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing), Фредерик Вассёр (Alfa Romeo)

Вопрос: Кристиан, начнём с вас. Как сегодня чувствовал себя Макс Ферстаппен по ходу первой тренировки? Испытывал ли он какой-либо дискомфорт?
Кристиан Хорнер: Для меня показательным моментом стал первый быстрый круг Макса, наш гонщик оказался быстрейшим на всех трёх секторах и сразу возглавил протокол. После серьезного инцидента в Сильверстоуне такая скорость лучше всего говорит о том, насколько Макс силён духом. Синяки у него еще не прошли, но физически он в полном порядке и после сессии ни на что не жаловался.

Вопрос: Что вы думаете о решении стюардов отказать Red Bull Racing в рассмотрении протеста и о последовавшем за этим заявлении Mercedes?
Кристиан Хорнер: У команд есть право обращаться к стюардам с просьбой пересмотреть ранее принятое решение, и мы этим правом воспользовались. Изучив всю информацию об инциденте и приняв во внимание то, насколько серьезным он был, мы поймали себя на мысли, что в Сильверстоуне в момент принятия решения у стюардов не было отдельных сведений. Мы представили им эти сведения и пояснили, как были расположены машины, какой была их скорость в тот момент, а также обратили внимание на тот факт, что даже для того, чтобы просто вписаться в поворот, Льюису Хэмилтону следовало тормозить на 23 метра раньше.

Макс двигался по той же траектории, по какой в сражении с Хэмилтоном позднее двигался Шарль Леклер, и результат того сражения был бы иным, если бы и против Шарля Льюис действовал так же, как против Макса. Нас внимательно выслушали, но ответили, что эти доводы нельзя считать новыми доказательствами, так что повторного рассмотрения инцидента не будет.

Мы принимаем решение стюардов. В сражении за титул важна каждая мелочь, нельзя оставлять без внимания ни один из факторов, и когда случается инцидент на такой скорости и с такими серьезными последствиями, хочется самым тщательным образом во всем разобраться. Стюарды приняли решение, мы считаем дело закрытым и полностью сосредоточены на этом уик-энде и оставшейся части сезона.

Вопрос: Как вы отреагировали на заявление Mercedes?
Кристиан Хорнер: В заявлении чувствуется, скажем так, враждебность, но я бы не стал придавать ему особое значение. Наши действия не были направлены против конкретного гонщика, речь шла о соперничестве двух гонщиков и о том, чем это соперничество закончилось в Сильверстоуне. Будь на месте Льюиса Хэмилтона кто-то другой, наша реакция была бы идентичной. Нас удивили комментарии Mercedes, но мы оставим их в прошлом и сосредоточимся на работе на трассе, чтобы вновь почувствовать себя столь же уверенно и позитивно, как после спринта в Сильверстоуне.

Вопрос: Маттиа, в Сильверстоуне Шарль Леклер сказал, что испытывает смешанные чувства от второго места в гонке. Как вы отреагировали на результат своего гонщика?
Маттиа Бинотто: Неудивительно, что Шарль был расстроен – он долго лидировал и уступил первое место на последних кругах. Победа могла стать фантастическим достижением для нашей команды, так что его огорчение вполне понятно.

С другой стороны, мы должны оставаться реалистами: с самого начала сезона у двух команд машина намного быстрее нашей, и в такой ситуации мы можем лидировать в гонке лишь в том случае, если у соперников впереди что-то случилось. Мы остались довольны своим темпом в гонке, мне приятно видеть прогресс, которого добилась Ferrari с начала года. Такой будет цель и на оставшуюся часть сезона – прогрессировать и работать ещё лучше.

В трех предыдущих Гран При мы были стабильно быстры в воскресенье, чего не наблюдалось в начале сезона. В Сильверстоуне мы помнили, насколько сложно нам было во Франции, понимали, что британская трасса точно так же требовательна к эффективности передних шин, но всё-таки сумели выступить замечательно. Я очень доволен тем, как работает весь наш коллектив.

Вопрос: На самой медленной трассе сезона – в Монако – Шарль Леклер завоевал поул, но и в Сильверстоуне, на одной из самых скоростных конфигураций сезона, ваши гонщики были очень быстры. Рассчитываете ли вы, что Ferrari будет конкурентоспособна во всех оставшихся Гран При?
Маттиа Бинотто: Не думаю, что именно так всё получится. Да, по сравнению с предыдущим сезоном мы сумели добиться прогресса, но по-прежнему уступаем соперникам, притом не в чём-то одном, а сразу в нескольких областях – в мощности мотора, эффективности аэродинамики и так далее.

Наверняка в Бельгии нам будет не хватать скорости, это вполне ожидаемо. Но всё-таки было радостно видеть хороший темп в Сильверстоуне, ведь по скорости на британской трассе можно прикинуть, как пойдут дела на многих других автодромах. И пусть впереди нас ждут отдельные конфигурации, на которых Ferrari будет непросто, в целом нам по силам уверенно провести вторую половину сезона.

Вопрос: Фредерик, позади почти половина сезона. Насколько вы довольны результатами своей команды и её прогрессом?
Фредерик Вассёр: Если говорить о чистой скорости, мы сумели сократить отставание от лидеров, что можно считать достойным прогрессом. Общий прогресс всегда базируется на нескольких составляющих – например, на эффективности мотора, о чем говорил Маттиа, но мы также сумели сделать шаг вперед и в других областях.

Однако если говорить о заработанных очках, их явно недостаточно. Мы хотим, чтобы очков было больше, ведь в гонках мы сражаемся за очки, а не за какой-то иной показатель. Опять же, мне видится правильным, что в команде довольно рано решили полностью переключиться на подготовку к следующему сезону. Конечно, нелегко провести сезон из 23 этапов без каких-либо доработок, но ситуация такая, какая есть. Мы сделали свой выбор и с нынешней машиной должны искать иные возможности прогресса.

Вопрос: Сейчас Alfa Romeo занимает восьмое место в Кубке конструкторов. Это тот минимальный результат, который устроит вас по итогам всего сезона?
Фредерик Вассёр: Добиться большего будет очень сложно, так как отставание от седьмого места слишком велико. Нужно постараться удержать восьмое, мы приложим для этого максимум усилий.

Вопрос: После этой гонки Alfa Romeo на какое-то время останется в Венгрии. У вас здесь будут тесты?
Фредерик Вассёр: Да, тесты с участием молодых гонщиков из академии Alfa Romeo.

Вопрос: Можете назвать, кто именно примет участие в тестах?
Фредерик Вассёр: Узнаем на следующей неделе! (смеётся)

Вопросы по видеосвязи

Кристиан Хорнер

Вопрос: (Абхишек Такле) Кристиан, вы сказали, что в заявлении Mercedes чувствовалась враждебность. Притом сами стюарды в своем решении назвали представленные вами обвинения необоснованными, и в Mercedes, очевидно, просто выразили ту же мысль. О каких именно обвинениях идёт речь, и что послужило их причиной?
Кристиан Хорнер: В рамках протеста мы обратили внимание на ситуацию с доступом к стюардам по ходу уик-энда. Далее в FIA выпустили разъяснения, которые нас полностью устроили. Необходимость разъяснений была одной из причин обращения к FIA и стюардам.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Кристиан, по ходу слушаний в четверг подвергали ли вы сомнению объективность и непредвзятость стюардов? Есть ли у вас опасения на этот счёт?
Кристиан Хорнер: Мы никогда не подвергали сомнению объективность и непредвзятость стюардов. У участников чемпионата есть право подавать протест, этим правом в своё время пользовались и Ferrari, и Alfa Romeo. У нас было ощущение, что мы нашли новые свидетельства, и нам хотелось представить их к рассмотрению. Стюарды всё оценили абсолютно объективно.

Но они рискуют действовать предвзято, если кто-то из участников представит им свою информацию до того, как будет вынесен вердикт. Нас заверили, что в Сильверстоуне никто не повлиял на процесс принятия решения, а с разъяснениями насчёт доступа к стюардам по ходу уик-энда в этом вопросе поставлена точка.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Кристиан, понимаю, вы не можете говорить за FIA и Mercedes, но не кажется ли вам, что ваши доводы были восприняты как намёк, что в Сильверстоуне попытки Тото Вольффа достучаться до стюардов всё-таки повлияли на принятое ими решение?
Кристиан Хорнер: Это странная практика – пытаться предоставить аргументы по ходу дела. Стюарды выступают в роли арбитра, и вряд ли кому-то хочется, чтобы до вынесения вердикта на их мнение кто-то влиял. Нас заверили, что в Сильверстоуне решение было непредвзятым, в этом вопросе мы целиком доверяем FIA, а представленные разъяснения устраняют саму возможность какого-либо влияния на стюардов. С этими разъяснениями никаких опасений быть не может.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Маттиа, Фредерик, прошу меня извинить, еще один вопрос для Кристиана. Кристиан, отправляясь на слушания к стюардам, насколько вы были уверены в том, что добьетесь цели? Считаете ли вы, что будь в Сильверстоуне другой состав стюардов, решение тоже было бы иным?
Кристиан Хорнер: Мы располагали информацией, которой, как нам казалось, не было у стюардов в момент принятия решения. Успешная атака Хэмилтона на Шарля Леклера произошла позже, её стюарды и не могли принять в расчёт, а наши симуляции показывали…

Знаете, мы всегда тщательным образом расследуем любой инцидент – особенно тот, после которого наш гонщик, получив перегрузку в 51G, попадает в госпиталь, а машина оказывается полностью разрушенной. Безопасность гонщика для нас превыше всего.

Мы изучили данные GPS, посмотрели, на какой скорости и по какой траектории гонщики проходили Copse в разные моменты уик-энда, а также проанализировали, как именно Льюис Хэмилтон атаковал Шарля Леклера в том же самом месте, и что произошло бы, если бы он действовал точно так же, как действовал против Макса.

Мы считали это новыми доказательствами и в условиях соперничества за титул не могли не подать протест. В Формуле 1 важно любое, даже незначительное конкурентное преимущество, мы не имели права проигнорировать ситуацию. Нас заверили, что стюарды действовали непредвзято, и пусть это не тот исход, на который мы рассчитывали, нас он устраивает. Тема закрыта, можно двигаться дальше.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Кристиан, на слушаниях стало известно, что после Гран При Великобритании вы провели в Сильверстоуне тесты с участием Алекса Элбона, на которых постарались воспроизвести действия Хэмилтона по ходу первого круга той гонки. Если учесть, что это был другой день с другими условиями, другой машиной и другим гонщиком, что именно вы пытались этим доказать? И второй вопрос – эти тесты вписываются в лимит на расходы?
Кристиан Хорнер: Мы еще до уик-энда в Сильверстоуне запланировали съемочный день с машиной 2019 года, на подобные мероприятия не распространяется лимит на расходы. Кроме того, это хороший способ помочь резервному гонщику оставаться в форме.

День не был целиком посвящен попыткам воспроизвести действия Хэмилтона, просто в какой-то момент мы попросили проехать Copse по той же траектории, чтобы подтвердить результаты, полученные на симуляторе, и показать, в какой момент там безопасно начинать торможение. Алексу не удалось промчаться по аналогичной траектории с той же скоростью, с какой мчался Льюис, притом условия были практически такими же, как в день гонки – мы получили полезную информацию и подтвердили выводы, к которым пришли по результатам работы на симуляторе.

Вопрос: (Кристиан Менат) Кристиан, в четверг стюарды не приняли доводы Red Bull Racing, но даже если бы они сочли их новыми, им всё равно пришлось бы самостоятельно определять меру ответственности. Притом они уже признали вину Льюиса и назначили штраф – вы в самом деле рассчитывали, что они применят более суровое наказание? Или вся эта затея преследовала скорее психологические цели поддержать Макса и дестабилизировать Льюиса?
Кристиан Хорнер: Если бы ситуацию стали рассматривать повторно, и действия Льюиса признали опасными, открылся бы иной спектр штрафов, но до этого не дошло, так что всё сказанное сейчас будет субъективным мнением. Нас больше всего огорчило то, что штраф ни в коей мере не соответствовал последствиям инцидента.

Вопрос: (Ребекка Клэнси) Кристиан, говорили ли вы с Тото Вольффом обо всей этой ситуации, и если нет, планируете ли это сделать? Есть опасения, что с вердиктом стюардов точка в деле не поставлена, что напряженность между руководителями может транслироваться командам, что приведет к новым инцидентам на трассе...
Кристиан Хорнер: Формула 1 – это конкурентная среда, притом конкуренция разворачивается и на трассе, и за её пределами. Я всегда рад поговорить с Тото, но в этом году мы уже наблюдали шумиху по поводу пит-стопов, гибких антикрыльев и других факторов, о которых вы даже не знаете.

Конкуренция предельно жесткая, в таких условиях важно не оставить без внимания ни один из аспектов и добиться хотя бы малейшего преимущества. В Mercedes столкнулись с этим впервые за всю гибридную эру, ну а мы стараемся взять максимум от машины, команды и гонщиков.

В первой половине сезона наш коллектив сработал фантастически, теперь вопрос в том, насколько хорошо мы покажем себя во второй. Сражение будет острым, но я надеюсь, что столкновение в Сильверстоуне не станет своего рода прецедентом. Когда на кону чемпионский титул, борьба неизбежно будет жесткой как на трассе, так и вне её. Такова Формула 1. Больше всего в этой ситуации выигрывают болельщики – надеюсь, они смогут наблюдать бескомпромиссное, но честное соперничество.

Вопрос: (Мартин Сэмуэль) Кристиан, в Mercedes восприняли действия Red Bull Racing как атаку на Льюиса Хэмилтона. Вы согласны с такой оценкой? Вы по-прежнему считаете, что в той ситуации Хэмилтон действовал некорректно?
Кристиан Хорнер: Наши действия не были направлены лично против Льюиса. Он семикратный чемпион мира, его достижения говорят сами за себя, но будь на его месте любой другой гонщик, мы бы действовали так же. Что до самого инцидента, о нём у меня такое же мнение, как у всех.

Да, в Сильверстоуне эмоции зашкаливали: после аварии нашего гонщика отправили в госпиталь на обследование, один лишь этот факт способен выбить из колеи, а вдобавок мы в условиях лимита на расходы фактически списали машину. Притом всё это случилось, как решили стюарды, не по вине Макса. Никакой личной неприязни к Льюису у нас нет, однако и семикратный чемпион мира иногда может ошибаться, такова жизнь. Мы точно так же среагировали бы, если бы на месте Льюиса был любой другой гонщик, а на месте Mercedes – любая другая команда.

Вопрос: (Фил Дункан) Кристиан, в четверг Льюис Хэмилтон сказал, что если бы повторилась та ситуация в Сильверстоуне, он бы действовал так же. Опасаетесь ли вы, что с таким его настроем могут еще быть инциденты вроде того, что случился пару недель назад?
Кристиан Хорнер: Думаю, нас ждет захватывающая вторая половина сезона, Макс и Льюис наверняка будут стартовать в непосредственной близости друг от друга во всех оставшихся гонках. Да, мы видели, чем закончилось сражение в Сильверстоуне, но я надеюсь, что тот инцидент не окажет серьезного влияния на продолжение борьбы и итог всего сезона. Мы хотим острой и честной борьбы во всех оставшихся гонках.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Кристиан, вы говорили, что в Сильверстоуне Льюис Хэмилтон неверно оценил ситуацию, но сегодня утром появилась информация, что и Макс вошел в Copse на той же скорости, с какой мчался в финале квалификации. Это действительно так? Если информация верна, то можно ли сказать, что на более тяжелой машине Макс тоже допустил ошибку?
Кристиан Хорнер: Со 100 кг топлива физически невозможно войти в поворот на той же скорости, что в квалификации. С камеры на машине Макса видно, что он сместился к внешней кромке трассы и оставил Льюису достаточно места. А по данным GPS, которые доступны всем командам, в момент столкновения Макс был на той же траектории, на которой позже находился Шарль Леклер.

Отличие заключается в том, что в момент атаки на Шарля Льюис Хэмилтон сильнее сместился вправо и был гораздо медленнее на апексе. Судя по данным, которыми мы располагаем, при атаке на Макса у Хэмилтона не было ни единого шанса вписаться в поворот, хотя наш гонщик оставил ему достаточно места на внутреннем радиусе.

Такова наша информация, а что касается упомянутых вами сведений, я о них не слышал и не могу поверить в их достоверность, так как они совершенно противоречат результатам проведенного нами анализа.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос ко всем. Считаете ли вы, что сейчас в принципе есть смысл подавать запрос на пересмотр решения стюардов? Согласны ли вы, что принятая система рассмотрения таких запросов отвечает поставленным задачам, или её нужно скорректировать – скажем, чтобы повторно ситуацию рассматривала уже другая бригада стюардов? Фредерик, начнём с вас, наверняка вам вспомнилась ситуация в Имоле.
Фредерик Вассёр: Ранее мы пользовались правом требовать пересмотра решения стюардов, но соглашусь – очень сложно определить, что считать новым доказательством. Конечно, по ходу гонки, когда решение принимается за 2-3 круга, у стюардов иногда нет всей информации. С другой стороны, я понимаю, насколько важно зафиксировать протокол гонки в воскресенье вечером, и вряд ли Формуле 1 идут на пользу дискуссии вроде тех, что мы наблюдаем на протяжении уже двух недель. Разве что журналисты в восторге, если судить по этой пресс-конференции!

Маттиа Бинотто: Хорошо, что сам процесс существует, с ним у команд есть возможность запрашивать пересмотр решений, ну а далее всё сводится к тому, сочтут ли представленные доводы новым доказательством или нет. Если доводы признаны новым доказательством, исходную ситуацию рассматривают повторно. Думаю, процесс сам по себе неплох, его не нужно корректировать.

Если же говорить об инциденте в Сильверстоуне, вряд ли нужно решать, кто допустил ошибку – это уже сделано, штраф был назначен Льюису Хэмилтону, и нет никаких сомнений в том, что он виноват. Что касается самого штрафа, не думаю, что суровость наказания должна зависеть от последствий инцидента – нужно оценивать опасность самого манёвра, причем степень этой опасности в разных поворотах может быть разной. Например, любой неосторожный маневр в Copse – серьезная угроза безопасности, так что суровость наказания должна соответствовать тому, где именно произошло нарушение.

Мы обсуждаем эту тему с другими руководителями команд и FIA, чтобы в будущем в Формуле 1 могли лучше реагировать на любые инциденты.

Кристиан Хорнер: Если вспомнить, с какой целью были придуманы правила пересмотра решений, это было сделано для того, чтобы участники не пытались в любой момент до окончания сезона оспаривать результаты какой-либо из гонок, чтобы к моменту вручения наград за победу в личном зачете и Кубке конструкторов все ситуации были рассмотрены, а вердикты – вынесены.

Нынешний процесс справедлив, с ним у команд есть возможность обращаться за повторным рассмотрением того или иного инцидента. Да, в отдельных аспектах и формулировках непросто разобраться, но я понимаю и позицию FIA – они не хотят, чтобы пересматривались все решения подряд. Но когда случается серьезный инцидент вроде того, что был в Сильверстоуне, возможность обратиться за пересмотром оказывается очень кстати.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Кристиан, в прошлом году по ходу тренировки в Португалии Макс Ферстаппен и Лэнс Стролл столкнулись, причём та ситуация во многом была похожа на недавний инцидент в Сильверстоуне. Тогда в Португалии вы сказали, что если бы дело происходило в гонке, Лэнсу следовало бы уступить, так как Макс находился с внутренней стороны трассы и успел поравняться. Возможно, то же самое Тото Вольфф пытался сказать директору гонок Майклу Маси в Сильверстоуне. С того уик-энда в Португалии ваше мнение изменилось?
Кристиан Хорнер: Инциденты в Портимао и Сильверстоуне совершенно разные. Лэнс Стролл в тот момент сбросил скорость, а Макс начал быстрый круг и ожидал, что в Racing Point предупредят своего гонщика. Ситуация получилась нелепой – во-первых, столкновение произошло по ходу тренировки, а во-вторых, Лэнс, судя по всему, и не ожидал, что Макс окажется на внутреннем радиусе. Но все же обстоятельства там были иными, чем у Максом с Льюисом по ходу первого круга в Сильверстоуне, вряд ли эти два инцидента можно сравнивать между собой.

Вопрос: (Мартин Сэмуэль) Кристиан, вы сказали, что и семикратный чемпион мира может ошибаться. Если я правильно понял, в Mercedes считают, что в обращении к стюардам вы назвали действия Хэмилтона в Сильверстоуне умышленными. Какая именно формулировка там использовалась?
Кристиан Хорнер: В своём обращении к стюардам мы ни разу не назвали действия Хэмилтона умышленными. Макс и Льюис сражаются за высшую награду чемпионата, ранее у них уже было несколько ожесточенных схваток. По ходу субботнего спринта Льюис понял, насколько важно атаковать по ходу первого круга, и тот маневр в Copse был для него, пожалуй, единственным шансом выйти вперед. Он понимал, что у Макса более быстрая машина, и если бы нашему гонщику удалось удержать лидерство, результат гонки был бы совершенно иным. К сожалению, всё сложилось так, как сложилось. Стюарды рассмотрели инцидент и приняли решение, мы продолжим борьбу и сделаем всё возможное, чтобы в оставшихся гонках добиться максимального результата.

Вторая пресс-конференция

Гюнтер Штайнер (Haas), Тото Вольфф (Mercedes) и Марио Изола (Pirelli)

Участники: Гюнтер Штайнер (Haas), Тото Вольфф (Mercedes) и Марио Изола (Pirelli)

Вопрос: Тото, после того, как стюарды отказали Red Bull Racing в пересмотре инцидента в Сильверстоуне, в Mercedes выпустили заявление с весьма жесткими формулировками. Почему вы решили так поступить?
Тото Вольфф: Мы хотели призвать всех участников дискуссии к взаимному уважению. Понимаю, эмоции могут превалировать, можно по-разному воспринимать ту или иную ситуацию, но всему есть предел, и в данной ситуации предел настал.

Вопрос: Считаете ли вы, что вам необходимо побеседовать с Кристианом и всё прояснить?
Тото Вольфф: У нас с Кристианом буквально несколько минут назад была вполне приятная беседа.

Вопрос: Как продемонстрированная в Сильверстоуне скорость повлияла на вашу уверенность в победе по итогам сезона? Можно ли сказать, что Mercedes вновь на равных соперничает с Red Bull Racing?
Тото Вольфф: Думаю, мы стали более конкурентоспособными. В Сильверстоуне поведение и скорость машины соответствовали ожиданиям, но следует учесть, что на британской трассе повороты в основном скоростные, с ними наша машина всегда справлялась очень неплохо. Посмотрим, как пойдут дела здесь, ведь в предыдущие годы в Будапеште нам приходилось сложнее, чем на прочих автодромах. Пока рано делать выводы, вернулись ли мы в сражение за титул. До этапа в Сильверстоуне наши дела шли не лучшим образом, но, возможно, мы всё-таки сумели добиться прогресса.

Вопрос: Что вам удалось выяснить по ходу первой пятничной тренировки?
Тото Вольфф: Что здесь довольно жарко! Впрочем, в таких условиях шины обеспечивают неплохой уровень сцепления с асфальтом, я сейчас абсолютно серьезно. Трасса в Венгрии – всегда вызов, так как конфигурация у неё извилистая с множеством поворотов, настоящее испытание для резины, машины и гонщика. Здесь очень важно найти компромисс между скоростью на одном быстром круге и достаточным темпом на длинной серии.

Вопрос: Гюнтер, желаете что-нибудь сказать об инциденте в Сильверстоуне?
Гюнтер Штайнер: Нет, Тото уже всё сказал!

Вопрос: Позади почти половина сезона, как он складывается для вашей команды?
Гюнтер Штайнер: Ровно так, как ожидалось. В прошлом году я говорил, что этот сезон будет переходным, так оно и получается. Гонщики постепенно прогрессируют, ну а результаты такие, какие есть. Всегда досадно финишировать на последних местах, но мы должны преодолеть этот период, набраться опыта и впоследствии стать сильнее. Вопрос не в том, насколько низко ты падаешь, а в том, удается ли тебе подняться. В целом всё складывается так, как мы предполагали, мы продолжаем прилагать усилия, чтобы в следующем сезоне быть более конкурентоспособными.

Вопрос: Вы сказали, что ваши гонщики постепенно прогрессируют. В каких областях их прогресс наиболее существенный?
Гюнтер Штайнер: Они допускают гораздо меньше ошибок, в этом заключается основной прогресс. В Сильверстоуне парни боролись друг с другом и не допустили ни единого контакта. Да, прогресс происходит небольшими шагами, Никита и Мик постепенно привыкают к тому, каково это – быть гонщиком Формулы 1. Попав в чемпионат, дебютанты поначалу испытывают сумасшедший восторг, но вскоре понимают, что это непростая работа, требующая полной самоотдачи и серьезных усилий. Думаю, Мик и Никита это уже усвоили.

Вопрос: Похоже, у Никиты и Мика нет никаких сомнений в том, за какую команду они будут выступать в следующем сезоне. А у вас эти сомнения есть?
Гюнтер Штайнер: У меня сомнений точно нет!

Вопрос: Когда можно ждать заявления?
Гюнтер Штайнер: Думаю, мы обо всём объявим в начале второй половины сезона.

Вопрос: На минувшей неделе в Сильверстоуне ваша команда тестировала шины для следующего сезона. Насколько полезными получились те тесты?
Гюнтер Штайнер: Гонщики остались очень довольны, поскольку с новыми шинами обошлось без неожиданностей. Я разговаривал с Никитой и Миком, они не отметили каких-либо странностей в работе резины. Не думаю, что в следующем сезоне нас ждут какие-то сюрпризы в части шин, разве что с 18-дюймовыми колесами машины в целом будут выглядеть лучше!

Вопрос: Марио, переходим к вам. С Гюнтером мы только что говорили о тестах в Сильверстоуне – для Pirelli сейчас наступает очень напряженный период, вам предстоит провести серию тестов 18-дюймовых шин. Как продвигается эта работа?
Марио Изола: Мы вступаем в завершающий этап работы над 18-дюймовыми шинами. Нам предстоит провести тесты в Будапеште, после чего работа над сликами будет закончена. В Сильверстоуне мы определились с более жесткими составами смеси на следующий сезон, а здесь рассчитываем сделать то же самое для мягких составов. Далее нам останется в середине сентября протестировать промежуточные шины в Маньи-Кур. В целом можно сказать, мы довольны тем, как продвигается работа.

Для молодых гонщиков наши шинные тесты стали возможностью дополнительно работать с машиной, что особенно важно в условиях отсутствия каких-либо частных сессий или тестов по ходу сезона. Реальная эффективность резины совпала с ожидаемой, сейчас мы сопоставляем полученные результаты с целевыми параметрами, чтобы полностью удостовериться в том, что выполнили поставленные перед нами задачи.

Вопрос: Отзывы о новых шинах от разных команд и гонщиков одинаковые или всё-таки отличаются?
Марио Изола: Каждая команда стремится предоставить нам для тестов машину, которая по своим характеристикам и скорости была бы максимально близка к расчетным параметрам машин следующего сезона. Эти, скажем так, тестовые машины у разных команд разные, однако комментарии о работе шин у всех получились более-менее одинаковые, что очень помогло процессу. Когда мнения разные, принять итоговое решение в пользу того или иного варианта гораздо сложнее.

Вопросы по видеосвязи

Вопрос: (Лоуренс Эдмондсон) Тото, что в действиях Red Bull Racing настолько огорчило Mercedes, что ваша команда решила выпустить то заявление?
Тото Вольфф: Нас огорчили комментарии, прозвучавшие по ходу и после гонки в Сильверстоуне. В обращении Red Bull Racing к стюардам эти комментарии получили дальнейшее развитие и стали распространяться не только на сам инцидент, их характер стал шире. В этом плане Red Bull Racing зашли слишком далеко.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Тото, в представленных стюардам аргументах или по ходу слушаний в четверг ваши соперники называли действия Льюиса Хэмилтона умышленными? Подвергали ли они сомнению объективность стюардов?
Тото Вольфф: Вы знаете, я всегда открыто отвечаю на вопросы, но этот момент вряд ли смогу прокомментировать. Во-первых, я не присутствовал на слушаниях, а во-вторых, всё, все озвученные там аргументы имели эмоциональную окраску, их не имеет смысла комментировать.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Тото, в Сильверстоуне стюарды признали Льюиса Хэмилтона виновным в инциденте и подтвердили свой вердикт на слушаниях в четверг, сказав, что не могут менять уже назначенное наказание. Притом сам Льюис сказал, что поступил бы точно так же, если бы ситуация той гонки повторилась. Учитывая решение стюардов эти слова вашего гонщика разве не повод для беспокойства?
Тото Вольфф: У стюардов очень непростая работа, им приходится определять меру наказания непосредственно по ходу гонки, и в Сильверстоуне они сочли необходимым назначить Льюису 10-секундный штраф. В тот момент такое наказание было весьма существенным, однако после гонки мнения на этот счёт разделились. Эксперты озвучивали разные точки зрения, у нас в команде с учетом имеющихся данных было своё мнение, а у соперников – несколько иное, но не мне судить о том, кто и почему высказался именно так, а не иначе.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Тото, в интервью каналу Sky вы сказали, что у вас нет слов, чтобы описать обвинения, которые Red Bull Racing представили стюардам, и сами стюарды тоже не стали их озвучивать. Не могли бы вы рассказать подробнее, в чём заключались те обвинения?
Тото Вольфф: Я не стану этого делать, поскольку не хочу подливать масла в огонь. Не нужно эскалировать конфликт и приводить к еще большему расколу во мнениях в социальных сетях.

Вопрос: (Ребекка Клэнси) Тото, вы сказали, что в Red Bull Racing перешли предел. О каком именно пределе идёт речь? Считаете ли вы, что соперники действовали не уважительно? В заявлении Mercedes было сказано, что своими комментариями высшее руководство Red Bull Racing пыталось поставить под сомнение репутацию Льюиса Хэмилтона – считаете ли вы, что в Red Bull Racing должны принести извинения?
Тото Вольфф: Каждый сам решает, извиняться или нет. Мы считаем, что комментарии, прозвучавшие по ходу гонки и после неё, а также комментарии, представленные и озвученные на слушаниях в четверг, не выдерживают никакой критики. Но я не хочу требовать извинений, и вряд ли их хочет требовать сам Льюис.

Вопрос: (Кристиан Менат) Тото, считаете ли вы, что в Red Bull Racing действительно пытались добиться более сурового наказания для Льюиса Хэмилтона, или всё это было частью психологической борьбы?
Тото Вольфф: Не мне об этом судить. Нас удивило, что в Red Bull Racing запросили пересмотр инцидента – обычно это делается с появлением каких-либо новых доказательств, и мы не понимали, какой дополнительной информацией они располагают. Простите, о чем был сам вопрос?

Вопрос: (Кристиан Менат) Возможно, обращение к стюардам было частью психологической борьбы, так как шанс изменить вердикт был заведомо мал?
Тото Вольфф: С профессионалами психологические игры не работают. В Формуле 1 участвуют лучшие в мире команды и гонщики, они всегда стремятся выступать на пределе собственных возможностей и никогда не поддаются на чьи-либо психологические уловки.

Вопрос: (Кристиан Ниммерволль) Тото, в 2015 году вы обратились в FIA за разъяснениями, чтобы иметь возможность соответствующим образом проинструктировать Льюиса Хэмилтона и Нико Росберга. Если я правильно понял, в ответ вам предоставили диаграмму, как следует действовать в конкретной ситуации – это так? Джеймс Эллисон сказал, что в Сильверстоуне вашу команду беспокоило, прочитали ли стюарды внутреннюю инструкцию FIA – что вы можете об этом рассказать?
Тото Вольфф: Да, существует такой документ, как руководство для стюардов, притом он написан не командами, а FIA. С 2015 года у нас не было ни одной ситуации, вокруг которой было бы столько же шумихи, как вокруг недавнего инцидента в Сильверстоуне, притом дело касалось не сражения между нашими гонщиками, а сражения с соперниками. Мы старались удостовериться, что стюарды действуют согласно инструкциям.

Вопрос: (Мэтт Кью) Тото, в интервью каналу Sky вы сказали, что отдельные комментарии Red Bull Racing спровоцировали волну негативных высказываний в адрес Льюиса Хэмилтона в социальных сетях. Можно ли считать это аргументом в пользу того, что в будущем подобные инциденты следует рассматривать за закрытыми дверями, даже если Формула 1 станет от этого менее открытой для болельщиков?
Тото Вольфф: Формуле 1 необходим контент в социальных сетях, и если шумиха возникает вокруг чисто спортивных моментов, это может быть очень интересным. Но есть определенные рамки, которые нужно соблюдать, и спорт должен объединять, а не разделять людей. Вряд ли можно гордиться тем, как сейчас в Формуле 1 обстоят дела с равенством возможностей и многообразием, нужно стараться изменить ситуацию к лучшему и в острых моментах снижать напряженность, а не подливать масло в огонь.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Тото, я хотел бы вернуться к моему предыдущему вопросу о том, беспокоят ли вас слова Льюиса, что если бы ситуация в Сильверстоуне повторилась, он бы поступил точно так же. Стюарды уже признали его виновным, а сам инцидент был довольно опасным – Макс Ферстаппен испытал перегрузку в 51g.
Тото Вольфф: Если считать решение стюардов прецедентом, Льюис вновь получит десятисекундный штраф, если повторится та ситуация, и он будет действовать точно так же, как действовал в Сильверстоуне.

Вопрос: (Мартин Самуэль) Тото, наблюдаете ли вы какие-либо признаки того, что ситуация в Сильверстоуне как-то сказалась на Льюисе в негативном или позитивном плане?
Тото Вольфф: Льюис очень стойкий, жизненный опыт сделал его таким. После Сильверстоуна мы много раз беседовали, но ни в одной из тех бесед не прозвучало, что произошедшее как-то сказалось на Льюисе.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос для руководителей команд. Считаете ли вы, что действующая система пересмотра решений отвечает поставленным целям? Не следует ли её скорректировать, особенно если учесть, что три последних обращения к стюардам были отклонены?
Гюнтер Штайнер: Мы всегда стремимся что-то скорректировать, особенно если возникает полемика вроде той, что мы наблюдали в минувшие две недели. Не факт, что процесс нужно менять, но проанализировать его всё-таки необходимо. Мы это сделаем, притом мы подойдем к этой задаче не с позиции конкретного инцидента, а с позиции «нужно ли что-то менять уже потому, что за несколько лет реалии спорта изменились». Уверен, в FIA тоже займутся этим вопросом – в конце концов, итоговое решение по процессу остаётся за ними.

Тото Вольфф: В своё время командам дали право запрашивать пересмотр решений, чтобы у них была возможность предъявить новые доказательства, если таковые появились уже после вердикта стюардов. Лично мне действующий процесс видится корректным. Иногда решение принимается в вашу пользу, иногда – нет, притом работа стюардов остается крайне сложной, они должны за очень ограниченное время определиться с вердиктом и, если необходимо, назначить штраф. Нам бы не хотелось, чтобы после уик-энда бесконечно появлялись некие новые доказательства – в таком случае итоги гонки никогда не будут зафиксированы.

Вопрос: (Бен Хант) Тото, каково вам работать с Льюисом в период столь напряженного соперничества с Red Bull Racing? Вам приходится сложнее, чем было при соперничестве между Льюисом и Нико Росбергом? И еще: каков настрой у Льюиса в этот уик-энд?
Тото Вольфф: Мы с Льюисом давно и хорошо знаем друг друга. Мы открыто обсуждаем все вопросы, и за все годы нашего сотрудничества не было ничего такого, что негативным образом повлияло бы на кого-либо их нас двоих. После Гран При Великобритании мы говорили о ситуации в целом и больше обсуждали то, каким образом можно хорошо сработать в Венгрии. Инцидент в Сильверстоуне никак не сказался на Льюисе.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Марио, не могли бы вы рассказать о том, как обстоят дела с подготовкой к следующему сезону? Сколько тестов вы еще планируете провести, и удается ли следовать плану?
Марио Изола: Планы давно зафиксированы и подтверждены, мы проведем тесты здесь, в Будапеште, а в сентябре протестируем промежуточные шины во Франции. К первому сентября мы рассчитываем завершить омологацию сликов, процесс идёт по плану, а результаты соответствуют ожиданиям. Команды продолжают выполнять свои симуляции, и мы тоже проводим свой анализ, чтобы понять, насколько репрезентативны результаты, полученные с тестовыми машинами.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости