Гран При Австралии

Гран При Австралии

Гран При Австралии: Пресс-конференция в четверг

Участники: Николас Латифи (Williams), Себастьян Феттель (Ferrari), Льюис Хэмилтон (Mercedes), Даниэль Риккардо (Renault).

Вопрос: Добро пожаловать, джентльмены! Обстановка накануне первого этапа сезона выглядит очень сложной, начнём с вопроса о подготовке. Даниэль, возможно, вы ответите первым? Расскажите, чем вы занимались, и почему австралийский этап традиционно не благоволит местным гонщикам?
Даниэль Риккардо: Привет всем! Полагаю, из-за того, что австралийских гонщиков не так много. Тут ведь надо смотреть на процентное соотношение, верно? В любом случае, надеюсь, на этот раз мне повезёт. У меня такое ощущение, что в один год я хорошо выступаю здесь, а на следующий – не очень. Но сейчас я постарался получше подготовиться.

Не знаю, как мы здесь должны сидеть – кажется, все стараются находиться на расстоянии друг от друга из-за угрозы коронавируса – постараюсь устроиться поудобнее!

Чем я занимался? Привычными вещами – тестами, работой на симуляторе, тренировками, а потом несколько дней провел дома. Приятно, наконец, оказаться у себя на родине!

Вопрос: Что удалось выяснить о новой машине на тестах? С ней команде по силам добиться прогресса по сравнению с предыдущим сезоном?
Даниэль Риккардо: По-моему, тесты в Барселоне для нас завершились неплохо. В заключительный день второй недели результаты были более обнадёживающими, и когда мы с моим напарником, Эстебаном Оконом, вылезали из машины, по выражению наших лиц можно было понять, что настрой у нас вполне оптимистичный.

Если вспоминать весь прошлый сезон, который можно считать переходным и всё такое, то сейчас мне намного более комфортно за рулём. Посмотрим, чего мне удастся добиться.

Вопрос: Для вас это уже десятый сезон в Формуле 1!
Даниэль Риккардо: Да, мне об этом напомнили!

Льюис Хэмилтон: Подумать только!

Даниэль Риккардо: Похоже, я постарел!

Вопрос: Льюис, а для вас это четырнадцатый сезон!
Даниэль Риккардо: Получается, я всё еще молод! Спасибо!

Вопрос: Благодарю вас! Перейдём к самому молодому участнику сегодняшней пресс-конференции. Николас, вам предстоит первая гонка в Формуле 1! Эмоциональный момент, не так ли?
Николас Латифи: Очень эмоциональный! Сейчас кажется, что с момента объявления о моем контракте в прошлом году прошло немало времени. Я день за днём готовился к сезону, мы с командой уделили этому немало внимания, и теперь я с нетерпением жду начала уик-энда!

Вопрос: Прессинг выше, чем в прошлом году в Формуле 2?
Николас Латифи: Сейчас? Нет, я не чувствую прессинга. Приступив к зимним тестам в качестве основного пилота Williams, я продолжал начатую в прошлом году работу, мне было комфортно в команде. Просто стало больше вещей, за счёт которых ощущаешь себя «боевым» пилотом – я про общение с журналистами и болельщиками, всё это вышло на новый уровень. Сейчас я спокоен, но когда на стартовой решетке буду ждать сигналов светофоров, возможно, кое-что почувствую.

Вопрос: Вы были знакомы с прошлогодней машиной Williams, так как провели за команду шесть пятничных тренировок. Насколько нынешняя машина лучше прошлогодней?
Николас Латифи: По сравнению с прошлогодней новая машина – явный шаг вперед, но сложно оценить наш прогресс, ведь на зимних тестах никогда не знаешь, с каким количеством топлива и каким режимом работы мотора выезжают соперники. Но моим первым впечатлением от FW43 было то, что ей намного приятнее управлять, она позволяет с большей уверенностью атаковать в поворотах, а это как раз то, что нужно. В субботу узнаем, на каких позициях мы находимся. Насчёт прогресса настрой оптимистичный, осталось понять, насколько нам удалось прибавить.

Себастьян Феттель

Вопрос: Удачи вам! Себастьян, если говорить об отличиях нынешнего года от прошлого, по итогам зимних тестов судить о реальной скорости Ferrari довольно сложно. Что вы об этом думаете?
Себастьян Феттель: Думаю, что после тестов всегда остаётся недосказанность, ведь вы не знаете, какие позиции занимаете, поэтому всегда хорошо прилететь в Австралию и наконец-то заняться гонками. Всё-таки, это главное.

Вопрос: Можете ли вы, как Николас и Даниэль, сказать, что нынешняя машина заметно лучше прошлогодней?
Себастьян Феттель: Наша новая машина лучше прошлогодней, но, наверное, то же самое могут сказать и все остальные. Ведь смысл работы по созданию нового шасси в том и заключается, чтобы учесть предыдущий опыт и знания. Так что у всех команд в этом году машины, вероятно, стали лучше. Полагаю, Ferrari SF 1000 работает в соответствии с нашими ожиданиями. Сделан шаг вперёд, ощущения от пилотирования более комфортные. Но в конечном итоге, важно, как мы выглядим на фоне остальных.

Вопрос: Вы всегда здорово выступали в Альберт-парке и в этот уик-энд можете претендовать на четвертую победу. Что вы можете сказать об австралийской трассе, почему на ней вы настолько конкурентоспособны?
Себастьян Феттель: Не знаю никого, кому бы не нравилась здешняя трасса. Гоняться на ней весело, и такое ощущение, что это очень удачное место для начала сезона, ведь в Мельбурне отличная атмосфера!

Возможно, моё главное преимущество в том, что я не австралиец, как и Льюис, который тоже очень здорово выступает на этой трассе. Вы сами начали с того, что австралийцы здесь выступают не очень хорошо!

Даниэль Риккардо: В свой лучший сезон здесь я поднялся на подиум, но потом меня его лишили.

Вопрос: Это было в 2014-м, тогда в Мельбурне вы финишировали вторым...
Даниэль Риккардо: Я всё еще досадую из-за той дисквалификации.

Себастьян Феттель: Не знаю, я немец и просто пытался пошутить. Всем вокруг, в том числе мне самому, нравится австралийская конфигурация, у неё приятный ритм. Хорошо, что здесь не стали полностью менять покрытие, остались какие-то кочки, благодаря чему сохранился особый характер трассы. Для наполовину уличной трассы она весьма быстрая, мне это по душе.

Вопрос: Спасибо! Льюис, прежде чем мы перейдем к обсуждению трассы, хотелось бы узнать о вашей поездке в Новый Южный Уэльс. Что вы там делали, и что для себя обнаружили?
Льюис Хэмилтон: Я прилетел в Австралию в понедельник утром и прямо из аэропорта Сиднея отправился в горы, где увидел… Знаете, зимой я следил за новостями, видел масштаб трагедии и то, как она затронула жизни людей, но еще больше от неё пострадали животные – количество погибших особей мне даже осознать было сложно! Я хотел выбраться туда раньше, но это оказалось невозможным, потому я решил: «Как только буду в Австралии, постараюсь увидеть всё своими глазами».

Я приземлился в аэропорту, два часа ехал до горной местности, и постепенно моему взгляду стали открываться обожжённые деревья – целый лес. Там уже были вновь высаженные деревья, и я решил заглянуть к волонтёрам Wires, которые спасали и выхаживали животных во время пожаров. Эти люди живут в окрестных домах и помогают на добровольной основе, они настоящие герои. Потрясающе своими глазами увидеть, какая большая работа была проделана. Похоже, и для людей, которых я встретил, мой визит был очень важен.

Вопрос: Даниэль, вы были в Австралии, когда бушевали лесные пожары?
Даниэль Риккардо: Да, но я был у себя дома в Перте, то есть, на западном побережье – по сравнению с восточным оно почти не пострадало. Я оставался дома, но был рад видеть, как к проблеме подключаются люди со всего мира. Несчастье коснулось только моей страны, но для его преодоления сплотились люди со всех уголков земного шара

Льюис Хэмилтон

Вопрос: Льюис, на зимних тестах вы проехали больше всех кругов. Насколько уверенно вы чувствуете себя в преддверии первой гонки сезона?
Льюис Хэмилтон: Я не использую слово «уверенность», мы просто работали настолько усердно, насколько это было возможно. В Барселоне всё прошло неплохо, но мы уехали с тестов, имея некоторые проблемы с надежностью. Впрочем, я знаю, что в последние две недели инженеры изо всех сил старались, чтобы мы приехали в Мельбурн в наилучшей форме, и верю в проделанную ими работу.

Мы надеемся уверенно начать сезон. В этом году мы приехали в Мельбурн, имея за плечами на пару дней тестов меньше, чем в 2019-м, но, как мне кажется, наша машина хорошо держит трассу, и мы подготовились наилучшим образом. Как сказал Себастьян, будет интересно взглянуть на расклад сил – в этом главная интрига первой гонки сезона.

Вопросы с мест

Вопрос: (Фредерик Ферре) Льюис, учитывая результаты зимних тестов, какую команду и кого из гонщиков вы могли бы назвать главным соперником в битве за титул?
Льюис Хэмилтон: Наверное, Force India.

Даниэль Риккардо: Это Racing Point.

Николас Латифи: Да, Racing Point.

Льюис Хэмилтон: Мне не нравится название Racing Point, предпочитаю Force India. А если серьезно, соперники те же – Ferrari и Red Bull Racing.

Red Bull Racing выглядели особенно сильно, так что я не знаю, у кого из конкурентов больше скорости. В Red Bull Racing очень уверенно провели концовку прошлого сезона, а в Ferrari, похоже, сделали шаг назад в плане мощности мотора, но шасси у них стало заметно лучше. В ближайшие пару дней посмотрим, кто и как себя покажет.

Вопрос: Себастьян, вы тоже считаете, что Ferrari отчасти потеряла преимущество в мощности?
Себастьян Феттель: Посмотрим. Не знаю, как остальные, но мы зимой работали над всеми областями, в том числе над мотором, и в этот уик-энд в квалификации, когда все будут стараться выжать из машин максимум, наконец, увидим некий расклад сил – не только в плане мощности, но и в плане эффективности шасси.

Вопрос: (Алекс Калинауцкас) Льюис, если говорить о ситуации с коронавирусом, вы чувствовали себя комфортно, добираясь до Австралии? Вас устраивают те меры, что предприняли владельцы чемпионата и FIA?
Льюис Хэмилтон: С перелётом проблем не возникло. Я находился на борту самолёта вместе с большим количеством пассажиров, затем в аэропорту меня окружало много людей – я не особенно думал обо всей этой ситуации и просто старался соблюдать меры предосторожности: не касался чего-либо и всегда использовал антисептик для рук.

Я удивлён тем, что мы здесь. Здорово, что мы всё-таки проводим гонки, но лично я в шоке, что сейчас мы все сидим в пресс-центре. Мир реагирует на вспышку коронавируса, возможно, слишком поздно. Я слышал, что Дональд Трамп закрыл границы США для европейцев. В НБА прекратили игры, а сезон Формулы 1 всё равно начинается.

Утром я встретил сэра Джеки Стюарта, в паддоке я заметил ещё несколько возрастных посетителей. Ситуация с коронавирусом не может не вызывать опасений, лично меня она беспокоит, а на ваш вопрос ответ отрицательный.

Вопрос: Себастьян, желаете что-то добавить?
Себастьян Феттель: Сложно сказать наверняка. Конечно, когда многие спортивные мероприятия, как заметил Льюис, отменены или перенесены, логично задать вопрос: «Почему мы здесь?» Да, мы должны верить, что FIA и FOM принимают максимальные меры предосторожности, но никто сейчас не в силах ответить, насколько ситуация под контролем. Мы здесь, это факт, а далее остается лишь максимально себя беречь.

Вопрос: Даниэль, есть что-то по теме коронавируса, что вам хотелось бы сказать?
Даниэль Риккардо: (отрицательно качает головой)

Вопрос: Николас?
Николас Латифи: Мне нечего добавить, парни всё верно озвучили. Нужно соблюдать меры предосторожности и следовать советам профессионалов.

Вопрос: (Фил Дункан) Льюис, в продолжение темы. Мы знаем, что отдельных сотрудников команд поместили в карантин, так как у них подозревают коронавирус. Если хоть один из тестов окажется положительным, следует ли перенести или вовсе отменить предстоящую гонку?
Льюис Хэмилтон: Не мне принимать такие решения. Я слышал, что результаты становятся известны лишь на пятый день, так что вряд ли гонку отменят.

Вопрос: (Мэтт Диксон) Льюис, вы открыто говорите о проблеме, тогда как некоторых, похоже, ничуть не беспокоит ситуация с коронавирусом. В чем причина того, что уик-энд идёт своим чередом? Таковы интересы бизнеса? Почему мы все до сих пор здесь?
Льюис Хэмилтон: Деньги решают всё. Мне нечего добавить к своим словам, но я не чувствую, что мне следует отказаться от участия в гонке по чисто личным соображениям. Мы в Австралии, это факт, и просто призываю людей быть максимально осторожными, когда они касаются ручек дверей или каких-нибудь поверхностей. Надеюсь, у каждого есть антисептик для рук, и что болельщики принимают все необходимые меры. Я видел, что многие прогуливаются, как ни в чем не бывало, словно на дворе обычный день – а он совсем не такой. Надеюсь, никто из болельщиков не заболеет, мы переживём этот уик-энд и не столкнемся с какими-либо ужасными последствиями в будущем.

Даниэль Риккардо

Вопрос: (Бен Хант) Льюис, спасибо за смелость высказать своё мнение, тогда как все вокруг прикрываются фразой «мы доверяем FIA». Вопрос ко всем: как вы отреагируете, если в FIA и FOM отменят первые гонки, а сезон начнется в Европе? Вы бы приветствовали такую инициативу? Даниэль, сможете ответить первым?
Даниэль Риккардо: Вы правда хотите, чтобы я высказался? Лично я склонен доверять FIA. У каждого может быть своё мнение, но я здесь ради того, чтобы гоняться. Я не так уж осведомлен о ситуации, есть те, кто тратит на её изучение гораздо больше времени, тогда как я просто следую предписаниям.

Я приехал сюда, зная, что мы намерены провести гонку. Не хочу показаться эгоистом, но я целиком сосредоточился на гонке и готовился изо всех сил. Да, мне прислали немало писем с предписаниями, но я особо не вникал в детали – рядом со мной есть те, кто в этом помогут. Ситуация, конечно, сложная, угроза реальна, но, как заметил Себастьян, вряд ли кто-то знает реальный масштаб проблемы или то, насколько быстро может распространяться вирус. Потому мы полагаемся на чьё-то мнение, а в глубине души я всё-таки рад быть в Австралии.

Вопрос: Себастьян, как вы отреагируете, если первые несколько гонок отменят?
Себастьян Феттель: Так или иначе, всегда надеешься, что будет принято разумное решение. Если гонки отменят, значит, для этого будут причины, а если нет, остается рассчитывать, что оснований было недостаточно.

Не думаю, что я вправе выносить суждения, но если говорить начистоту, нам, гонщикам, во многом повезло. Мы на виду у большого количества людей, нам по силам контролировать ситуацию, а в кокпите рядом с нами нет пассажиров. Я хочу сказать, что нужно стараться самому контролировать обстановку настолько, насколько это в принципе возможно. Да, звучит эгоистично, но в такой ситуации любой предпочтет быть эгоистом. Кто-то избегает рукопожатий, кто-то не придаёт этому особого значения, одни смеются, другие относятся слишком серьезно. Как я уже говорил, сейчас сложно самому определиться, насколько серьезна ситуация, потому приходится полагаться на чьё-то мнение.

Мы все в итоге добрались до Австралии, полеты не были отменены. Мы доверяли тем, с кем находились на борту, а сейчас все вместе сидим в этом зале. Каждый старается в меру своих возможностей контролировать ситуацию – это важно и для нас, гонщиков, и для журналистов, и для всех людей вокруг. Совершенно разумно проявлять заботу и соблюдать меры предосторожности, а то, насколько это необходимо, кто за всё отвечает и прочее – всё это одни из многих вопросов, на которые пока сложно найти ответы.

Николас Латифи

Вопрос: Николас?
Николас Латифи: Для меня это первый Гран При Формулы 1. Немного странно начинать его таким образом, но мы не можем решать, состоится гонка или нет. Если первые несколько гонок не состоятся, значит, у нас будет небольшой отпуск. Я никак не могу повлиять на решение и буду следовать рекомендациям профессионалов.

Вопрос: Возможно, с дебютом придется еще подождать...
Николас Латифи: Пусть так.

Вопрос: (Жиль Ричардс) Вопрос ко всем. Насколько нам известно, от четырёх до восьми сотрудников разных команд были проверены на коронавирус. Если хоть один из тестов окажется положительным, учитывая то, насколько близко друг к другу все работают в паддоке, не опасаетесь ли вы, что коронавирус уже среди нас?
Себастьян Феттель: Не знаю. Как можно ответить на такой вопрос? Вероятно, вирус уже рядом, но, насколько мне известно, даже если у кого-то он есть, вы вряд ли это заметите, так как симптомы могут не проявляться. Возможно, вы никогда об этом не узнаете, а возможно, сами заразитесь.

Тех сотрудников, как я понял, проверили в целях предосторожности. Не знаю, сколько времени нужно ждать результатов – пять дней или меньше. Если что, будем действовать по ситуации. Конечно, всегда можно сказать, что ситуацию нужно было предусмотреть, что нам не следовало…

Однако мы всегда рады участвовать в гонке, поскольку любим этот спорт. Мы хотим гоняться, но нельзя игнорировать тот факт, что вокруг что-то происходит, и нужно внимательно следить за ситуацией.

Вопрос: (Крейг Слейтер) Себастьян, в FIA исследовали силовую установку Ferrari и не нашли явных нарушений. Вы огорчены тем, что с команды не в полной мере сняты все подозрения? Не кажется ли вам, что следовало лучше представить всю ситуацию широкой публике? Льюис, ранее соперничество Mercedes и Ferrari протекало в дружеской обстановке, теперь перчатка брошена?
Себастьян Феттель: Я однажды бросил перчатку в Льюиса, и это было неправильным поступком, в чем я позже признался. Вспомните ту гонку в Баку!

Даниэль Риккардо: Отлично было сработано.

Себастьян Феттель: Все помнят ту гонку… Кстати, кто тогда выиграл? И вообще, о чем был вопрос?

Вопрос: (Крейг Слейтер) О том, что с Ferrari не были сняты все подозрения, хотя конкретных нарушений в FIA не нашли...
Себастьян Феттель: Насколько я понял, подозрения сняты. Для меня всё просто: я верю, что наша команда всегда действует в рамках правил, и все мы, гонщики, верим, что FIA действует в интересах всех команд. Таков ответ, и добавить к нему нечего. Если у вас есть более конкретные вопросы, я вряд ли смогу на них ответить, поскольку нынешние машины в техническом плане очень сложные, и я не тот человек, который сможет посвятить вас во все нюансы.

Могу прокомментировать разве что второй ваш вопрос, в котором мне показался некий намек. В моих отношения с другими гонщиками и конкретно с Льюисом ничего не изменилось. Взаимное уважение, которое сформировалось за долгие годы, таким и осталось, этому уважению ничего не угрожает.

Льюис Хэмилтон: Каким был вопрос?

Вопрос: Перчатка брошена?
Льюис Хэмилтон: Нет. Во-первых, я готов повторить то, о чем сказал Себастьян – мы уже много лет относимся друг к другу с взаимным уважением, в этом плане ничего не изменилось, а то, что происходит между командами и FIA – отдельная тема. Наверняка можно было всё представить лучше, но этот вопрос лучше адресовать Тото Вольффу.

Мы, гонщики, хотим просто участвовать в гонках. Понятно, что все команды по-разному конкурентоспособны, но хочется быть уверенным, что все действуют в рамках правил. Такой подход применяется в Mercedes, и я считаю… Впрочем, не хочу больше об этом говорить, чтобы не осложнять ситуацию.

Вопрос: (Роджер Барне) Говорят, в ближайшие два года конфигурация трассы в Мельбурне может претерпеть изменения. Что вы об этом думаете? Какие изменения вам хотелось бы видеть? Себастьян?
Себастьян Феттель: Я ничего такого не слышал.

Вопрос: (Роджер Барне) Может, смена асфальтового покрытия, увеличение ширины трассы, появление дополнительной прямой?
Даниэль Риккардо: Я кое-что об этом слышал и могу вам ответить. Как сказал Себастьян, гонщикам нравится эта трасса – я не знаю никого, кто думает иначе. Она быстрая, плавная – как в Монако, по ней очень приятно мчаться в своем ритме, но вот в плане обгонов она далеко не лучшая, количество успешных атак не велико.

Некоторых из нас спрашивали, нужно ли что-то поменять в самой трассе, и позже было озвучено, что кое-где её можно расширить, изменить угол поворота или увеличить зоны торможения, чтобы повысить шансы на обгон. Думаю, эту цель преследуют организаторы. Я целиком это поддерживаю, ведь мы уже давно выступаем на одной и той же конфигурации, и если за счёт изменений отдельных поворотов гонки станут интереснее, всех это явно устроит.

Льюис Хэмилтон: Я согласен с Даниэлем. В Мельбурн приятно возвращаться из года в год, это лучшее место для первой гонки сезона. Трасса фантастическая, но в чем-то она и правда напоминает Монако: на быстром круге в квалификации здесь довольно весело, а вот по сложности обгона в гонке эта конфигурация будет третьей или четвертой среди всех трасс сезона. Если бы организаторы внесли кое-какие изменения, например, увеличили протяженность круга – особенно сейчас, когда машины едут всё быстрее, а число обгонов снижается. Думаю, успешных атак будет меньше и в этот раз, так как у машин больше прижимной силы и лобового сопротивления, и негативный эффект для машины преследователя, соответственно, тоже выше.

Я был бы рад увидеть интересные перемены и надеюсь, что мы по-прежнему будем гоняться в Мельбурне. Не знаю, что именно предпримут организаторы, но даже простое увеличение длины круга имело бы существенный эффект.

Себастьян Феттель: Я не видел никаких предложений, в каком-то смысле было бы досадно что-то корректировать. Замысел понятен, но в следующем году характер гонок сам по себе изменится, и, возможно, было бы правильным подождать, прежде чем реконструировать трассу. Возможно, гораздо экономнее потратить деньги на доработку машин, а не на трассу. Лучше набраться терпения и посмотреть, что будет в 2021-м. Если организаторы в силах сделать трассу интереснее, пожалуйста, но, как правило, подобные планы не увенчаются успехом.

Вопрос: Николас, как прошла прогулка по трассе в среду?
Николас Латифи: Я как раз собирался сказать, что не могу сказать что-либо о трассе, так как не выступал здесь. Я уже четырежды прогулялся по ней, поскольку приехал в Мельбурн довольно рано. Конфигурация выглядит здорово, я слышал о ней много хорошего. Я здесь с субботы, дважды совершил пробежку, дважды прошелся неспешно. Нужно еще немного подождать и посмотреть, как всё будет выглядеть из кокпита.

Вопрос: (Инга Страке) Льюис, в пресс-релизе Mercedes было сказано, что к этому сезону вы подошли в лучшей физической форме, чем когда-либо. Насколько это обусловлено тем, о чем вы зимой активно рассказывали в социальных сетях – например, вегетарианством? Что значила для вас смена питания? Это просто иной характер потребления, или тем самым вы стараетесь заботиться об окружающей среде?
Льюис Хэмилтон: За два года, что я придерживаюсь растительной диеты, моё здоровье только улучшалось. К этому сложно прийти сразу, ты постоянно узнаешь что-то новое о еде и открываешь для себя нечто такое, чего ранее никогда не пробовал, чтобы тем самым обеспечить себе некую возможность выбора. Я старался обеспечить себе полноценный рацион, зимой мне помогал собственный повар – этот период был особенно полезным.

Но одной из причин перехода к такому рациону действительно было стремление позаботиться о природе и животных. Знаю, это сложно, не всем удается придерживаться растительной диеты, но я на себе ощутил её преимущества, и она позволила мне… Люди думают, что ты потеряешь в мышечной массе, если не получишь достаточно белка, но это полная ерунда – достаточно просто внимательно почитать в интернете.

В прошлом году я набрал вес, а в этом сбросил, но притом мышечная масса возросла – я смог поднимать больший вес, чем раньше, бегать дольше. Всё это позволило лучше тренироваться. Вы можете наблюдать нечто подобное и в других видах спорта – скажем, на примере Серены Уильямс, Новака Джоковича и многих других. Это правильный и важный путь для всех. Дело не только в питании – есть много вещей, которые необходимо делать, чтобы всем стало лучше, но всё нужно делать постепенно.

Вопрос: Льюис, вы пробовали голодать в течение 40 часов подряд?
Льюис Хэмилтон: А вы сами с какой целью пошли бы на такой поступок?

Даниэль Риккардо: Зачем ты спрашиваешь? Такой же вопрос мне задали в Абу-Даби. Что я тогда ответил? Кажется, я был очень уставшим, не так ли?

Вопрос: Вы ответили, что да, попробовали бы не есть 40 часов.
Даниэль Риккардо: Да, ради эксперимента. Что касается диет, много говорят о вегетарианстве, о быстром похудении. Я открыт многим вещам, за последние несколько лет пробовал быстро сбросить вес, но не стану всем вокруг рассказывать, что делал это по такой и такой причине. Несколько людей попробовали метод до меня, сказали, что он неплох, и решил – почему бы не протестировать?

Вопрос: (Джон МакЭвой) Хотелось бы вернуться к вопросу о коронавирусе. Возможна ли ситуация – скажем, если заболело много людей, или, не дай бог, умер кто-то, имеющий отношение к Формуле 1 – при которой вы заявите: «Мы не будем гоняться»? Вы сказали, что вы уже приехали в Австралию, но в субботу и воскресенье на трибунах соберется более 100.000 человек, и риск для них был бы меньше, если бы гонку отменили. Кто-нибудь из вас решился бы высказаться за отмену Гран При?
Себастьян Феттель: Я надеюсь – и другие гонщики, наверное, меня поддержат – что ситуация не зайдет настолько далеко. Но если нечто подобное случится, конечно, придется всё отменить. У нас группа из двадцати гонщиков, в предыдущие годы нам удавалось прийти к единому мнению по многим вопросам и в совершенно разных обстоятельствах.

По ключевым темам наша позиция всегда едина, а эта тема явно из ключевых. Как я уже говорил, каждый самостоятельно заботится о себе, но нам хватит зрелости и ответственности, чтобы внимательно следить за ситуацией и при необходимости сказать: «Стоп!»

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости