Гран При Абу-Даби: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Абу-Даби: Пресс-конференция в пятницу

Участники: Сирил Абитебул (Renault), Маурицио Арривабене (Ferrari), Тото Вольфф (Mercedes), Отмар Сафнауэр (Racing Point Force India), Кристиан Хорнер (Red Bull Racing)

Вопрос: Сирил, начнем с вас. На этой неделе стало известно об аресте Карлоса Гона – как это скажется на программе концерна Renault в Формуле 1?
Сирил Абитебул: Будет справедливым заметить, что Карлос Гон во многом повлиял на возвращение Renault в статусе заводской команды в конце 2015 года, однако решение принималось не им одним – оно долгое время обсуждалось на уровне совета директоров, это решение компании.

Renault выступает в Формуле 1 более сорока лет, сейчас мы преодолели лишь половину пути в нашей шестилетней программе, цель которой – сформировать команду и вступить в борьбу с лидерами. Тьери Боллоре в настоящий момент принял руководящие полномочия в компании, он не понаслышке знает о Формуле 1, поскольку с 2016 года входил в состав совета директоров заводской команды. В такой ситуации мы должны сосредоточиться на работе, продолжить начатое и тем самым поддержать Renault.

Вопрос: Правильно ли мы вас поняли, что арест Карлоса Гона никак не скажется на команде?
Сирил Абитебул: По крайней мере, информации о каких-либо последствиях для команды у нас нет, и я не вижу причин, по которым программа может пострадать. Мы должны продолжать работу, завершить сезон максимально успешным выступлением, а затем сосредоточиться на второй части нашего долгосрочного плана. О нас будут судить по успешности проекта в целом, это меня заботит больше всего.

Вопрос: Маурицио, согласно статистике, этот сезон – лучший для Ferrari с 2008 года. Какие дополнительные ресурсы необходимы команде, чтобы опередить Mercedes в 2019-м?
Маурицио Арривабене: Нам нужно привыкнуть побеждать.

Вопрос: Нужны ли для этого какие-либо перестановки в Маранелло?
Маурицио Арривабене: Нет, но мы могли бы усилить команду дополнительными специалистами. Как я уже говорил, мы должны поменять свое мировоззрение и работать еще активнее, чтобы победы вошли в привычку.

Вопрос: Что вы можете предпринять, чтобы привить команде философию победителей?
Маурицио Арривабене: Кажется, я уже ответил на ваш вопрос, не так ли?

Вопрос: Кристиан, после этого уик-энда Red Bull Racing расстанется с моторами Renault и Даниэлем Риккардо. Каков вклад французского производителя и австралийского гонщика в успехи команды?
Кристиан Хорнер: Забавно, что я сижу рядом с Сирилом, который после уик-энда заберет у нас и силовые установки, и Даниэля! Начнем с Renault. Когда двенадцать лет назад при участии Флавио Бриаторе началось наше сотрудничество, Сирил занимал гораздо более скромную должность…

Сирил Абитебул: Кристиан, как всегда, рассказывает интересно!

Кристиан Хорнер: За эти годы у нас были подъёмы и спады, но если вспомнить достижения команды – восемь чемпионских титулов и кубков конструкторов, 59 побед, более 100 подиумов, 60 поулов – всего этого мы добились с моторами Renault. В этот уик-энд мы завершаем одну славную главу и начинаем новую – с Honda, но несмотря на некоторую напряженность, которая в последние несколько лет имела место быть в наших с Renault отношениях, нам хочется расстаться в позитивном ключе.

Что касается Даниэля, он провел с нами 100 гонок, в которых одержал семь побед. Риккардо был никому не известным мальчиком из Австралии, когда его впервые заметили в Red Bull. Компания провела Даниэля через младшие серии в Формулу 1 – сперва в Toro Rosso, затем – в Red Bull Racing. Было здорово наблюдать его прогресс на протяжении этих пяти сезонов.

Риккардо сыграл важную роль в успехе всего коллектива. Все свои очки и победы он заработал, выступая на машинах Red Bull – надеюсь, мы сможем помочь ему здорово провести завершающую гонку за Red Bull Racing. Мы желаем Даниэлю всяческих успехов в будущем. Как в случае с моторами, за окончанием одной главы сразу начинается новая, для нас эта новая глава будет с Пьером Гасли.

Вопрос: Отмар, перед началом уик-энда в Haas F1 подали протест по поводу ваших машин. Вас удивил такой поступок конкурентов?
Отмар Сафнауэр: Мы не предполагали, что в Haas подадут протест, для нас это было совершенно неожиданным. Но хорошо, что мы можем предоставить стюардам всю необходимую информацию – думаю, они примут взвешенное решение.

Вопрос: Насколько, по-вашему, будет конкурентоспособна команда в этот уик-энд?
Отмар Сафнауэр: Если результатам первой тренировки можно доверять, а лично я им доверяю, Эстебан Окон сегодня был быстр и на длинной серии, и на одном круге. В Абу-Даби мы всегда выступали весьма неплохо – я рассчитываю, что мы вновь окажемся четвертыми по скорости.

Вопрос: Тото, мы впервые видим вас на пресс-конференции после победы Mercedes в обоих зачетах чемпионата – примите поздравления! Поговорим о гонщике, которого только что упомянул Отмар. Вчера Эстебан Окон сказал, что в следующем году будет тесно сотрудничать с Mercedes – каковы ваши планы на француза?
Тото Вольфф: Планы вполне очевидны: Эстебан станет резервным пилотом нашей команды. Надеюсь, мы сможем провести с ним и предсезонные тесты, но это пока не решено. Окон будет много работать на симуляторе, чтобы быть готовым вернуться в кокпит в 2020-м.

Кристиан Хорнер: Если заодно вы научите его, что означает тот или иной флаг, это будет очень полезно!

Вопрос: Что скажете о соперничестве с Ferrari в этом сезоне? Насколько серьезной была угроза со стороны итальянской команды?
Тото Вольфф: За последние три года в Ferrari добились внушительного прогресса. В нынешнем сезоне мы с ними примерно равны по скорости: да, случались гонки, в которых мы выглядели сильнее, но в Ferrari перехватывали преимущество. В итоге мы всё же оказались немного впереди, но соперники из Маранелло, безусловно, были очень сильны.

Вполне возможно, что с переходом на моторы Honda в следующем году за победу в чемпионате будет сражаться и Red Bull Racing. В свете перемен в правилах сложно сказать, кто из участников окажется конкурентоспособным, но мы всегда приветствуем напряженную борьбу и ради неё выступаем в Формуле 1.

Вопросы с мест

Вопрос: (Скотт Митчелл) Вопрос ко всем. Политика в Формуле 1 – это свой отдельный мир, но если говорить о политической ситуации в целом, процесс выхода Великобритании из Европейского Союза проходит немного сумбурно, и никто не знает, какими окажутся последствия. Ваши команды в разной степени связаны с Великобританией – следите ли вы за процессом выхода страны из ЕС, какими последствиями он может обернуться?
Тото Вольфф: В автоспортивном подразделении Mercedes в Великобритании работают 1800 человек, и мы, конечно же, внимательно следим за ситуацией. Лично я стараюсь быть в стороне от политики, но эта тема меня очень заботит.

Похоже, мы стали забывать, по каким причинам образовался Европейский Союз: чуть более 70 лет назад закончилась вторая мировая война, и люди решили сделать всё, чтобы не допустить таких конфликтов в будущем.

В последние два года усилились националистские настроения, старые альянсы распались, образовались новые, но моё личное мнение – я не говорю за всю компанию Mercedes – в Великобритании должны всерьез задуматься и не подвергать риску свою экономику. На наших заводах в Великобритании работает немало жителей континентальной Европы, мы импортируем в страну много товаров и приложили немало сил, чтобы эти товары не задерживались на границе. В целом ситуация развивается очень неприятным образом.

Вопрос: Сирил, ваше мнение?
Сирил Абитебул: В производственном плане у нас схожие опасения. У Renault и Nissan есть важные предприятия на территории Великобритании, и в компании рассчитывают обсудить с руководством страны, каким образом будет организовано движение людей через границу и транзит товаров. Нам бы не хотелось иметь дело с задержками. В последние годы мы прогрессировали очень быстро в том числе потому, что к нам пришли молодые британские специалисты – не хотелось бы от этого отказываться. Выход Великобритании из ЕС рискует обернуться драматическими последствиями для Формулы 1, но я всё же верю, что власти страны поймут, что не в их интересах подвергать риску автоспорт – один из столпов национальной индустрии.

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Мы живем в Великобритании и от новостей о выходе страны из ЕС уже немного устали. Вполне очевидно, что Тереза Мэй делает всё возможное, но не самыми лучшими инструментами – как и Чейз Керри! Ситуация непростая, но в ближайшие две недели ясности наверняка будет больше.

Люди по-прежнему заинтересованы в бизнесе на территории страны, если британцы смогут, как и раньше, предоставлять им конкурентоспособный продукт. В последние годы Великобритания фактически стала центром экспертизы по Формуле 1 – не удивительно, что команды четверых из нас базируются на её территории. Да, сейчас ситуация выглядит неопределенной, но в ближайшие несколько недель или месяцев решение будет найдено, притом оно вряд ли негативным образом скажется на нашей привычной деятельности.

Вопрос: Отмар?
Отмар Сафнауэр: Мы тоже с интересом следим за ситуацией, поскольку многие наши сотрудники живут в континентальной части Европы, а команда базируется в Великобритании. Всякий раз, когда мы выезжаем на европейские этапы, нам приходится пересекать границу, потому мы внимательно следим за развитием событий, но я не сомневаюсь, что британские власти и руководство Европейского Союза найдут оптимальное для всех решение.

Вопрос: Маурицио, среди представленных здесь команд только Ferrari не имеет базы в Великобритании. Что вы думаете о возможном выходе страны из Европейского Союза?
Маурицио Арривабене: Нынешняя ситуация не идёт на пользу Формуле 1 – надеюсь, соответствующие руководители смогут найти оптимальное решение. Что касается Ferrari, если события будут развиваться в том ключе, как было заявлено, многие квалифицированные специалисты обратятся к нам на предмет вакансий, но это не лучший сценарий для чемпионата. Надеюсь, будет принято такое решение, которое позволит сохранить выстроенное взаимодействие и обеспечит оптимальные возможности для дальнейшего развития.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос ко всем. После этой гонки останется всего два года до окончания срока действия нынешних двусторонних соглашений, известных как Договор Согласия. Достаточно ли этого времени, чтобы достичь необходимых договоренностей по техническим, коммерческим и спортивным вопросам?
Маурицио Арривабене: Времени очень мало, вы это сами прекрасно понимаете. Нужно действовать быстро, но притом избегать решений, способных нанести вред нашей компании – лично я имею в виду компанию Ferrari, а мои коллеги вам скажут то же самое про концерны, которые они здесь представляют. Нынешние соглашения утратят силу довольно скоро, но, опять же, у нас нет необходимости спешно что-то предпринимать и вносить сумятицу в процесс.

В следующем сезоне вступят в силу правила, за счет которых, как предполагается, обгонять на трассе будет немного проще – правда, от одного из своих гонщиков я слышал мнение, что эта цель вряд ли будет достигнута, даже если мы потратим еще немало средств на доработку машины по ходу сезона. Нужно собраться вместе и понять, какой должна быть стоимость силовых установок с 2021 года – сейчас мы только и говорим об ограничении расходов, но лично я вижу, как они постоянно растут, а не снижаются. Вместо спешки имеет смысл взять паузу и задуматься над теми действиями, что мы предпринимаем уже сейчас, ведь они могут напрямую повлиять на дальнейшие решения.

Вопрос: Тото?
Тото Вольфф: Маурицио верно сказал, я с ним полностью согласен.

Вопрос: Сирил?
Сирил Абитебул: Верно подмечено, времени осталось не так много, поэтому важно сохранять спокойствие и всячески помогать FOM достичь стоящих перед чемпионатом целей. Спонсорам нужны гарантии стабильности: когда вы ведете переговоры с инвесторами, еще не представленными в Формуле 1, их интересует сотрудничество на протяжении минимум трех лет, а мы не можем гарантировать им этот срок, поскольку до окончания действия Договора Согласия осталось два года. Потому мы стараемся помочь новым владельцам чемпионата проработать все ключевые аспекты.

Вопрос: Кристиан?
Кристиан Хорнер: Об этой ситуации можно сказать то же самое, что о выходе Великобритании из ЕС – важно найти оптимальное решение. Осталось два года, притом нужно уладить самые простые вопросы – финансовые и регуляторные. Что на свете может этому помешать?

Вопрос: Отмар?
Отмар Сафнауэр: Времени остается всё меньше, и чем позднее мы обо всем договоримся, тем выше будут издержки на адаптацию к новым условиям. Надеюсь, до конца этого года мы сумеем достичь большей ясности по вопросу новых правил, распределения доходов и структуры управления спортом.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Сирил, из пресс-релиза о новом руководителе Renault Sport можно сделать вывод, что ваша команда рассчитывает выигрывать гонки в 2021 году, однако её бюджет существенно меньше, чем у Ferrari, Mercedes и Red Bull Racing, а вступление в силу ограничений на расходы постоянно откладывается. Не придется ли вам выбирать: тратить ли больше денег или смириться с мыслью, что от успеха придется отказаться?
Сирил Абитебул: Пока рано говорить, что нам придется отказаться от успеха, ведь мы его еще не добились. Честно говоря, мне не хочется сетовать на ситуацию, ведь мы знали, на что идем, когда возвращались в Формулу 1. В нынешнем сезоне гонка разработок и безудержная трата средств в стремлении добиться победы обеспечили невероятно захватывающую борьбу – нам просто нужно понять, как выйти на один уровень с лидерами.

В какой-то момент у нас будут иные принципы распределения доходов, когда-нибудь появится и лимит на издержки – думаю, все согласятся со мной, что нынешний уровень затрат просто неприемлем. Всё это вопрос времени, вот только срок постоянно отодвигают еще на год. Принцип заключается в том, чтобы за победу в гонке можно было бы бороться при гораздо меньших расходах – надеюсь, в ближайшие несколько месяцев в этом вопросе будут определенные подвижки.

Вопрос: (Аларик Гомес) Тото, лично вы активно участвуете в благотворительных инициативах. Не кажется ли вам, что в Формуле 1 следовало бы организовать некий общий фонд, занимающийся благотворительной помощью?
Тото Вольфф: Благотворительность – личное дело каждого. В Формуле 1 мы выступаем ради соперничества, представляя на трассе самые известные бренды, притом у каждого из нас свое мнение, как принести пользу обществу.

Я не занимаюсь благотворительностью публично, поскольку для меня это очень личный вопрос, и я не хочу кому-либо объяснять причины такого выбора. Но мне кажется, что в нынешние времена, когда многие думают только о своих интересах, а в социальных сетях принято заниматься исключительно презентацией самого себя, у каждого из нас остается обязанность как-то помогать окружающим. Опять же, это личный выбор каждого.

Вопрос: (Мэтт Джеймс) Сирил, мы уже говорили о стоящей перед Renault задаче сократить отставание от трех ведущих команд. В следующем сезоне за вас будет выступать Даниэль Риккардо – какие надежды вы с этим связываете?
Сирил Абитебул: Пока рано раскрывать задачи на следующий сезон, сперва нужно максимально удачно завершить нынешний. Нам важно продолжать прогрессировать, как мы делали в последние три года: дебютный сезон закончили на девятом месте, затем поднялись на шестое, в этом году уже четвертые. И мы понимаем, что каждый следующий шаг требует гораздо больших усилий.

Нам хотелось бы меньше уступать соперникам в квалификации, а в гонке не проигрывать им круг. Именно такую цель мы озвучим в начале следующего сезона, но одновременно мы должны завершить формирование структуры команды и продолжить позитивную динамику. Я рассчитываю, что Даниэль нам в этом поможет – как на трассе, так и вне её. Нико сейчас выступает очень здорово, с этими двумя гонщиками у нас есть хороший шанс реализовать устремления всего коллектива.

Вопрос: (Беатрис Цамунер) Маурицио, сегодня мы видели в паддоке Лорана Мекиса – какая роль отведена ему в Ferrari? Он будет работать с Маттиа Бинотто?
Маурицио Арривабене: Нет, Лоран будет спортивным директором команды.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Сирил, вы на удивление оптимистично говорили о том, что арест Карлоса Гона не скажется на программе Renault в Формуле 1. Пока неясно, вернется ли господин Гон в Европу. Кроме того, недавний корпоративный скандал с Volkswagen привел к тому, что компания покинула WEC и раллийные гонки. Вы в самом деле уверены, что нынешние события не повлияют на команду?
Сирил Абитебул: На самом деле, я не хотел, чтобы тон моих высказываний показался вам излишне оптимистичным, ведь господин Гон играет очень важную роль в развитии всего концерна Renault. Я всего лишь старался пояснить, что в Renault, Nissan и Mitsubishi есть долгосрочный план действий, частью которого является программа выступлений в Формуле 1. Эта программа позволяет нам быть представленными самой широкой аудитории, но одновременно она предполагает определенную отдачу от инвестиций и должна приносить пользу всему концерну.

Причины, по которым в 2015 году мы вернулись в Формулу 1 в качестве заводской команды, актуальны и по сей день: мы здесь ради позиционирования бренда и технологического развития. Эти факторы не утратят своей значимости ни при каких сценариях развития ситуации вокруг Карлоса Гона, а эти сценарии мне обсуждать не хочется. Если Формула 1 представляла для нас ценность раньше, так будет и далее. Будущее во многом зависит от нас самих, и я лучше буду работать на перспективу, а не спекулировать мнениями и слухами.

Нам вполне по силам добиться отличных результатов при оптимальных для материнской компании затратах. В концерне внимательно следят за нашими достижениями, и у меня нет оснований предполагать, что Тьери Боллоре, в данный момент исполняющий обязанности руководителя, больше не заинтересован в Формуле 1. Он прекрасно знает, как идут у нас дела, так что никакого скепсиса нет: мы сосредоточены только на поставленных целях.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Маурицио, вы говорили о необходимой привычке побеждать. В прошлом году Ferrari выиграла пять гонок, в этом – шесть, сколько побед вам всё-таки нужно? Что вы имели в виду, говоря о привычке?
Маурицио Арривабене: Нужно одержать столько побед, сколько необходимо для завоевания титула и Кубка конструкторов, а это зависит и от конкурентоспособности соперников. Привычку побеждать можно объяснить довольно просто: победный дубль не должен быть для команды чем-то неординарным. А для этого нужно мыслить, как победитель, а не как боец, превозмогающий трудности.

Вопрос: (Леннарт Блёмхоф) Тото, вернемся к вопросу о возможном выходе Великобритании из ЕС. Ранее по ходу сезона вы говорили, что сомневаетесь в возможности продолжать работу в стране из-за высокой неопределенности. Эти сомнения по-прежнему в силе? У Mercedes готов план действий на случай бескомпромиссного выхода Великобритании из Европейского Союза?
Тото Вольфф: Вопрос о свободном перемещении людей между Великобританией и странами ЕС будет решен совсем скоро, так что на этот счёт у меня опасений нет, но в целом для бизнеса компании вполне могут быть последствия, которые сейчас не очевидны, ведь дело не сводится к одному лишь перемещению людей и товаров через границу. Никакой конкретики пока нет, мы не знаем, какое решение будет принято, удастся ли обо всём договориться, или выход пройдет по бескомпромиссному сценарию – самому ужасному для заинтересованных сторон. Трудно сказать, как всё сложится, но за персонал я сейчас волнуюсь гораздо меньше.

Вопрос: (Скотт Митчелл) Маурицио, вы наверняка пригласили Лорана Мекиса потому, что он представляет ценность для Ferrari. Чем Лоран сможет помочь команде?
Маурицио Арривабене: У Лорана есть все качества, которые необходимы спортивному директору. Именно по этой причине мы наняли его на работу, и в следующем году он возьмет на себя эти обязанности.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Маурицио, в продолжение вашего ответа о привычке побеждать. При всём уважении к вам и Ferrari, вы не смогли бороться за Кубок конструкторов до последней гонки, поскольку недостаточно часто побеждали дублем. И вы не смогли до последней гонки бороться за титул, поскольку ваш гонщик по ходу сезона допустил слишком много ошибок.
Маурицио Арривабене: Это ваше личное мнение.

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Нет, это факт – достаточно взглянуть, как менялась картина от гонки к гонке. Если хотите, я могу проследить её прямо сейчас…
Маурицио Арривабене: Чего вы от меня хотите?

Вопрос: (Эндрю Бенсон) Я хочу знать, как вы намерены не допустить подобного в будущем...
Маурицио Арривабене: Что ж, я вам отвечу. Ваши выводы не вполне корректны, поскольку наша команда очень уверенно начала сезон, затем Себастьян, как он сам сказал в четверг, допустил ошибку, а с этапа в Монце нам явно не хватало скорости – таковы факты, если уж вы хотите ими оперировать. Я не намерен обвинять во всем команду или конкретного гонщика, мы проигрываем и побеждаем вместе. Точка.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости