Гран При Бахрейна

Гран При Бахрейна

Гран При Бахрейна: Пресс-конференция в пятницу

Пресс-конференция в пятницу

Участники: Роберт Фернли (Force India), Клэр Уильямс (Williams), Франц Тост (Toro Rosso), Дэйв Райан (Manor)

Вопрос: Роберт, на предсезонных тестах машина демонстрировала отменную скорость, а в Мельбурне команда заработала седьмое место. Насколько вы уверены в том, что Force India сможет превзойти прошлогодний результат и закончить сезон выше пятого места в Кубке конструкторов?
Роберт Фернли: Не скажу, что я в этом уверен, но определенный оптимизм присутствует. В Toro Rosso проделали отличную работу, в Williams уже традиционно сильны, Red Bull Racing постепенно возвращаются – их моторы показали себя весьма неплохо. Думаю, борьба за третье-шестое места в Кубке конструкторов будет невероятно острой – нужно доказать, что нам по плечу такое соперничество.

Вопрос: Если говорить о Toro Rosso и других соперниках, во второй половине гонки в Мельбурне Роман Грожан смог удержаться впереди Force India. Вас удивила скорость Haas? Не кажется ли вам, что соперники позади сумели немного подтянуться?
Роберт Фернли: Не думаю, что скорость соперников в Мельбурне должна вызывать обеспокоенность. На австралийской трассе сложно обгонять, Haas во многом помогло появление красных флагов, а в нашем случае получилось наоборот. Вряд ли описанная вами ситуация объясняется нехваткой скорости – скорее, характером автодрома.

Вопрос: Спасибо! Франц, отличный старт сезона для Toro Rosso, двойной результативный финиш в Мельбурне, у машины явно есть скорость. Все это заставило многих обратить на команду внимание, но означает ли прирост в скорости большую привлекательность для спонсоров?
Франц Тост: Надеюсь. Двери Toro Rosso всегда открыты для спонсоров, у нас немало идей, как разумно инвестировать средства. Разумеется, если вы успешны на трассе, переговоры вести намного проще. В этом году у нас очень конкурентоспособная машина, плюс оба гонщика талантливы и невероятно быстры. Силовая установка хороша, команда добилась прогресса – я предвкушаю успешный сезон и надеюсь, что мы сумеем найти дополнительное финансирование.

Вопрос: В Мельбурне скорость STR11 была очевидна всем, но, вероятно, результат гонки оказался не таким, как вы рассчитывали. Мы видели, что произошло с Карлосом и Максом на пит-стопе. Вы беседовали с гонщиками? Удалось разрешить ситуацию?
Франц Тост: Первая часть гонки до красных флагов складывалась очень удачно, а после рестарта мы стали терять темп. На машине Карлоса возникла вибрация на передней оси, из соображений безопасности мы решили сменить ему шины, но следом за ним на пит-лейн свернул и Макс – команда не знала об этом, пит-стоп затянулся. В итоге Макс пропустил Грожана, Хюлкенберга, Палмера и самого Карлоса, после чего между нашими гонщиками развернулась борьба. Впрочем, это нормально, такова конкуренция. После финиша мы всё проанализировали и пояснили парням суть произошедшего. Все проблемы устранены, я жду от Карлоса и Макса очередную боевую гонку.

Вопрос: Соперничество между ними обещает быть весьма напряженным. Как вы контролируете этот относительно молодой дуэт в интересах команды?
Франц Тост: Не забывайте – парни еще очень молоды, каждый из них мечтает выстроить карьеру в Формуле 1, поэтому они сражаются за каждый миллиметр трассы. Впрочем, именно это мы хотим видеть, потому и пригласили их в команду. В Toro Rosso нет командной тактики, мы не говорим гонщику: «Ты должен пропустить напарника». Конечно, если парни на разной стратегии, и если мы уверены, что размен позиций обеспечит команде преимущество, тогда – да, но в остальном – никаких указаний из боксов.

Мы ждем от гонщиков дисциплины. Что я подразумеваю под дисциплиной? Они должны уважать друг друга и оставлять напарнику место, чтобы не столкнуться и продолжать вести борьбу, которую хочется видеть зрителям. Ну а борьба выявит сильнейшего.

Вопрос: Дэйв, добро пожаловать, пара вопросов для вас. В Мельбурне ваши гонщики без особых сложностей ехали в нижней части середины пелотона – каких результатов вы ждете по ходу сезона?
Дэйв Райан: Надеюсь, у нас получится ехать в основном пелотоне, что было невозможным в предыдущие годы. Если задачу удастся выполнить, появится шанс воспользоваться какими-либо обстоятельствами. Я верю, что нам по силам заработать очки – такова цель команды.

Вопрос: Вы уже полгода работаете гоночным директором Manor. Присоединившись к команде, на какие факторы вы старались обратить внимание в первую очередь, и как оцениваете нынешнее состояние команды – персонал, ресурсы, стабильность?
Дэйв Райан: Команда была в сложной ситуации, но в прошлом году люди сработали фантастически. Большая часть времени ушла на подготовку к нынешнему сезону, владелец команды, Стивен Фитцпатрик, заключил блестящую сделку на поставку силовой установки и коробок передач, после чего оставалось лишь собрать неплохую машину. Повторюсь, мы старались сохранить структуру и максимально подготовиться к 2016 году.

Теперь у нас хорошая машина, нет проблем с мотором, трансмиссией – пора показать свою скорость, что мы и делаем. Кроме того, нам удалось существенно изменить саму команду – пришло немало новых сотрудников. Даже с этапа в Мельбурне у нас многое изменилось, мы постоянно движемся вперед и неизменно хотим прогрессировать.

Вопрос: Что скажете о гонщиках? Им обоим не хватает опыта – каков, по-вашему, потенциал Паскаля и Рио?
Дэйв Райан: Потенциал огромен. Они оба молоды, мне нравится их энтузиазм – молодежь очень воодушевляет. Рио и Паскаль очень вовлечены в свою работу – да, они разные по характеру, но в обоих чувствуется невероятное стремление к успеху. Уверен, нам всем будет интересно наблюдать за их прогрессом.

Вопрос: Спасибо! Клэр, переходим к вам. Одна, в первом ряду…
Клэр Уильямс: Видимо, у меня нет друзей!

Клэр Уильямс

Вопрос: Предыдущие два сезона Williams закончила на третьем месте в Кубке конструкторов. В этом году вас ждет очередное сражение с Red Bull Racing за это же третье место, или зимой команде удалось добиться прогресса, который позволит конкурировать с Ferrari и Mercedes?
Клэр Уильямс: Хотелось бы так думать. Третье место два года подряд – фантастическое достижение, но перед началом нынешнего сезона мы понимали, что удержать результат будет очень непросто, не говоря уже о попытке угнаться за Ferrari и Mercedes – тем не менее, это было целью всего коллектива в зимний период.

В Мельбурне делать выводы было рано, нужно подождать несколько гонок, но задача не изменилась – нужен постоянный прогресс. Да, нам хотелось бы сократить прежнее отставание от Ferrari и Mercedes, но в Мельбурне мы все убедились, что конкуренция стала намного острее – с нами сражаются Force India, Red Bull Racing, Toro Rosso. Борьба на первом этапе получилась интересной – надеюсь, так будет и дальше, но мы должны работать не жалея сил, чтобы просто удержаться на третьем месте, не говоря уже о движении вперед.

Вопрос: Одной из новинок, над которой работала команда, является укороченный носовой обтекатель, появление которого ожидалось здесь, в Бахрейне. Сможем ли мы увидеть новинку завтра? Его привезли на трассу?
Клэр Уильямс: Как раз сейчас его везут на самолете. Надеюсь, завтра новинка появится на машине Фелипе, мы оценим эффективность и примем решение об использовании в квалификации.

Вопросы с мест

Вопрос: (Кейт Уолкер) Вопрос для всех. Сейчас ситуация в чемпионате остается полностью открытой, и лично меня это очень радует. Скажите, что лично вас вдохновляет в нынешнем сезоне?
Роберт Фернли: Заводские команды вроде Mercedes и Ferrari явно выступают в своей лиге, но меня больше вдохновляет то, о чем только что говорила Клэр: четыре или пять команд ведут борьбу за третье-шестое места в Кубке конструкторов, соперничество обещает быть жарким. Впрочем, если бы оно шло за первое место, насколько замечательно это было бы для болельщиков!

Вопрос: Франц?
Франц Тост: Середина пелотона очень конкурентоспособна, отрывы минимальны. Кроме того, в этом году нас ждет новый этап в Азербайджане, да и в целом сезон из 21 Гран При.

Вопрос: Клэр?
Клэр Уильямс: Присоединяюсь к сказанному – конкуренция будет невероятно острой. У нас уже было два интересных года, но этап в Мельбурне показал, что на этот раз соперничество будет развиваться по всему пелотону.

Приятно, что вы сами сказали об открытой ситуации – мне она тоже нравится, и будет замечательно, если мы все, наконец, сможем осознать позитивные аспекты Формулы 1, коих на самом деле немало. Мы, хочется верить, вот-вот согласуем новый регламент на 2017-й год – есть много вещей, которых можно ждать с особенным интересом. Ситуация с помощью гонщикам, о которой было сказано много плохого и хорошего – всё это по-настоящему воодушевляет: теперь парни получили то, что хотели, они сами контролируют свои машины. Плотная борьба обещает захватывающий сезон, и лично я жду всего этого с нетерпением.

Дэйв Райан (слева) и Роберт Фернли

Вопрос: Дэйв, а вы вступили в новую должность…
Дэйв Райан: Поддержу коллег – этап в Мельбурне четко обрисовал контур сезона. Жду продолжения и хочу с радостью наблюдать за прогрессом Manor!

Вопрос: (Дитер Ренкен) Роберт, в последнее время было немало негативной информации о владельце Force India Виджее Малье. Он сам не присутствует здесь, потому адресую вопрос вам. Есть ли в данной ситуации угроза команде? Мы слышали о претензиях на 400 миллионов долларов США…
Роберт Фернли: Дитер, я не видел вас из-за камеры и думал, что смогу избежать подобного вопроса! Проблемы Виджея широко освещены в СМИ, но, как мне кажется, реакция журналистов – особенно в Индии – несколько преувеличена. Чтобы вы понимали: я регулярно бывал в Индии на протяжении последних тридцати лет, и за эти тридцать лет понял лишь одно – насколько мало я знаю об этой стране. Потому лучше позволить ситуации идти своим чередом, а Виджею – самостоятельно с ней разбираться.

Force India посчастливилось заполучить отличную группу инженеров, и эти люди постепенно выводили команду на всё более высокие позиции в Кубке конструкторов. Пожалуй, сейчас у нас едва ли не лучший показатель окупаемости инвестиций, пусть мы и регулярно жалуемся на неравномерное распределение доходов – впрочем, это отдельная тема. Кроме того, у нас отличный коммерческий блок, позволивший команде уверенно стоять на ногах. Акционеры всегда готовы оказать нам поддержку, и лично Виджей был ключевым действующим лицом в этом процессе на протяжении девяти последних лет. Вдумайтесь – девять лет держать команду Формулы 1 на плаву: не думаю, что Force India что-либо угрожает.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Клэр, короткий вопрос. Если я правильно понял, вы сказали, что команды вот-вот подпишут новый регламент на моторы и, хочется верить, на аэродинамику. Не могли бы пояснить, почему вы сказали «хочется верить»? Не думаю, что это просто слова…
Клэр Уильямс: Пожалуй, мне следовало так сказать и о моторах, и об аэродинамике. На ближайшее время назначено очередное заседание Стратегической группы, но мы знаем, что в Формуле 1 ситуация меняется очень быстро. Я сказала «хочется верить», желая подчеркнуть важность вопроса – не следует делать акцент на этом.

Вопрос: Получается, есть вероятность, что новый регламент не будет подписан?
Клэр Уильямс: Есть сомнения, так как времени остается всё меньше. Мы уже максимально отсрочили дату, и нужно подписать документ, если мы действительно хотим, чтобы он вступил в силу в 2017-м.

Вопрос: (Дитер Ренкен) Вопрос ко всем. Недавно в GPDA опубликовали открытое письмо, гонщики выразили опасение, что их не слышат, когда дело касается структуры управления спортом и смены регламента. Двое из вас входят в состав Стратегической группы, другие – в состав Комиссии Формулы 1. Гонщики высказывали вам свои опасения?
Роберт Фернли: Я не беседовал с кем-либо из гонщиков на эту тему, Дитер. Парни выполняют свою работу, каждый уик-энд у них проходит брифинг с Чарли Уайтингом, там они высказывают свое мнение, и это мнение транслирует нам Чарли – именно такой порядок действий корректен. Слабо представляю себе посла GPDA в Комиссии Формулы 1, поскольку невероятно трудно свести мнения двадцати двух людей в одно – у нас и среди шести членов стратегической группы хватает сложностей, так что не знаю, к чему бы это привело. Ясно одно: мнение гонщиков крайне важно, и нам следует к нему прислушаться.

Вопрос: Клэр?
Клэр Уильямс: Могу повторить слова Роберта. Гонщики – ключевые участники нашего спорта, как команды, болельщики и журналисты. Если мы хотим гарантировать спорту долгосрочное будущее, мы должны слушать все заинтересованные стороны. Хорошо, что гонщики открыто выразили свои опасения – теперь нужно всё обдумать и понять, как вовлечь их в процесс принятия решений. В Williams мы постоянно ведем диалог и с Валттери, и с Фелипе, а они всегда дают нам обратную связь. С другой стороны, к гонщикам сейчас прислушиваются чаще, чем было совсем недавно – например, говоря о радиообмене или при подготовке новой машины. Просто, как заметил Роберт, сложно выступать представителем столь обширной группы, и пока не ясно, как интегрировать всё это в действующую структуру управления.

Вопрос: Дэйв, ваше мнение?
Дэйв Райан: Гонщики – лицо нашего спорта, их мнение очень ценно, и нам следует внимательно относиться к тому, о чем они говорят.

Вопрос: Наконец, Франц…
Франц Тост: К счастью, наши гонщики еще молоды и не настолько вовлечены во все эти политические вопросы. Гонщики здесь для того, чтобы управлять машиной, а что касается правил чемпионата, здесь и без того слишком много заинтересованных сторон, еще одну привлекать совсем не обязательно. Да, гонщики могут представить свои соображения, но не после того, как регламент уже определен. Как в случае с 2017-м годом – неправильно утверждать, что регламент плох, что уже поздно его подписывать: это всё было давно определено, нужно было высказаться раньше. В целом гонщики должны думать о пилотаже – в этом их работа.

Вопрос: (Санджеев Палар) Болельщики, затаив дыхание, следят за тем, как обстоят дела с форматом квалификации. Возможно, кто-то из вас пояснит, как планируется решать этот вопрос, ждут ли нас еще какие-либо изменения по ходу сезона, и каков процесс принятия этих изменений?
Дэйв Райан: Мы тоже следим, затаив дыхание.

Франц Тост

Франц Тост: Мы не раз обсуждали формат квалификации, и причиной смены стало желание организаторов повысить зрелищность. В Мельбурне финальная сессия закончилась конфузом, поскольку в последние пять минут на трассе не было ни одной машины – притом об этом было известно заранее, так как расчеты команд показывали, что максимум у одного-двух гонщиков останутся комплекты шин на две попытки в финальной сессии. Сам по себе новый формат не так плох, просто у восьми финалистов должно быть по два комплекта шин, чтобы все они смогли атаковать на трассе.

Почему? Потому что третья сессия – самая важная, в ней решается судьба поула, и машины не должны стоять в боксах. При таком подходе гонщики как раз выезжали бы на последних минутах, тогда как с действующим форматом в заключительные пять минут никто не покидает пит-лейн. Впрочем, лично я считаю, что нам необходимо вернуться к предыдущему формату, когда мы точно знали, что машины будут на трассе, и что гонщики будут сражаться за поул.

Клэр Уильямс: Обновленный формат квалификации вступил в силу в Австралии. Мы решили, пусть будет так, а если идея не сработает, вернемся к обсуждению. На воскресной встрече в Мельбурне все согласились, что нужно вернуться к предыдущему формату, пока не будет предложен иной тщательно продуманный вариант. К сожалению, все решалось в очень сжатый промежуток времени, было новое голосование внутри стратегической группы, затем в Комиссии Формулы 1, и промежуточный вариант не прошел.

В Williams мы бы предпочли вернуться к формату 2015 года и дать командам больше времени на разработку новой системы, чем искать промежуточные решения, которые могут в очередной раз не сработать. Нужно дождаться квалификации, а затем всё обдумать – иначе болельщики будут смотреть Формулу 1 и задаваться вопросом: «Что они там делают?» Нельзя повторять это второй этап подряд, потому крайне важно решить дело максимально оперативно, но в конструктивной манере.

Вопрос: Дэйв, ваши гонщики пострадали от нового формата одними из первых. Что скажете?
Дэйв Райан: Да, в Мельбурне квалификация прошла не по плану. Главное другое – перед Гран При Австралии правила были изменены, но идея в силу разных причин не сработала, а болельщики громко заявили: «Нам это не понравилось!» Мы собрались в воскресенье утром и решили всё исправить, однако потом вступили в силу различные обстоятельства, и мы снова вернулись к варианту Мельбурна. Видимо, предстоит еще раз посмотреть, как это сработает. Возможно, в этот раз мы будем более подготовленными, и расклад окажется иным – давайте дождемся квалификации, а там всё обсудим утром в воскресенье.

Вопрос: Роберт, считаете ли вы, что завтра квалификация пройдет более гладко, чем в Австралии?
Роберт Фернли: Разумеется, участники будут более подготовленными, но проблемы всё равно могут проявиться. Лично я предпочел бы компромиссный вариант, поскольку первая и вторая сессии в Мельбурне были очень захватывающими, мы явно ошиблись лишь с финалом. Хотелось бы внести кое-какие корректировки, прежде чем совсем отказываться от идеи, но с нынешней системой управления мы просто должны выехать на трассу и на деле всё проверить.

Вопрос: (Санджеев Палар) Каждый из вас высказал свои предпочтения, но мы сами пытаемся понять и транслируем эту мысль болельщикам, что весь этот процесс призван определить итоговый формат квалификации на весь 2016 год – сейчас складывается ощущение, что такового формата нет. У нас была новая схема в Австралии, затем всем казалось, что будет возврат к предыдущему варианту – каким образом должно быть зафиксировано итоговое решение?
Роберт Фернли: Вопрос необходимо рассмотреть сперва в рамках стратегической группы, а затем на Комиссии Формулы 1. Нужно получить единогласное одобрение всех участников – тогда вопрос возвращается на рассмотрение Всемирного совета по автомобильному спорту, и там принимается решение. Иного процесса нет.

Дэйв Райан: Важно заметить, что как только вопрос передан от стратегической группы в Комиссию Формулы 1, он не может быть изменен – только согласован либо отклонен как самой Комиссией, так и вышестоящим органом. Мы получаем лишь результат работы стратегической группы, а затем голосуем – да или нет, мы не можем менять саму суть предложения.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости