Гран При Японии: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция FIA в Сузуке

Участники: Шарль Пик (Caterham), Пастор Мальдонадо (Williams), Жан-Эрик Вернь (Toro Rosso), Нико Хюлкенберг (Sauber), Себастьян Феттель (Red Bull Racing), Дженсон Баттон (McLaren).

Вопрос: Себастьян, несколько дней назад вы назвали Сузуку лучшей трассой в мире. Почему вы так считаете?
Себастьян Феттель: Я считаю, мы в принципе выступаем на лучших автодромах мира, и среди них Сузука занимает первое место – по крайней мере, в моем рейтинге. С точки зрения гонщика первый сектор здесь просто фантастический. В Сузуке приходится бросать вызов самому себе, выжимать из машины максимум, да и на предельных скоростях машину чувствуешь острее, чем в медленных «шпильках».

Здесь собрано практически все, трасса по-настоящему непростая. Еще один примечательный поворот – Spoon. Он профилированный, а значит, в нем непросто удержать машину на траектории. Все мы обожаем гоняться в Сузуке – кроме того, здесь всегда фантастическая атмосфера. Японские болельщики по-настоящему влюблены в спорт, оказывают нам огромную поддержку и мы это очень ценим.

Вопрос: Дженсон, вам принадлежит интересное достижение – вы смогли финишировать в одиннадцати гонках на Сузуке и ещё в двух на автодроме в Фудзи. Что скажете о Сузуке?
Дженсон Баттон: Не уверен, что мое достижение является абсолютным рекордом, но мне приятно сюда приезжать. Как и большинство гонщиков, я обожаю Сузуку. Она не прощает ошибок. Скоростная, плавная – особенно после второй части поворота Degner. Обгонять здесь сложно, но DRS должна помочь. Гонка всегда проходит в предельном напряжении от первой до последней минуты, а если учесть, что Pirelli привезла сюда составы Hard и Medium, можно будет атаковать практически постоянно – это и нравится гонщикам! Надеюсь, уик-энд сложится удачно.

Вопрос: Шарль, а вы провели здесь всего одну гонку...
Шарль Пик: Да, в прошлом году. Изучить конфигурацию непросто – особенно скоростного первого сектора. Но эту трассу я точно могу назвать одной из любимых. Наряду со Спа, в Сузуке острее всего чувствуешь машину, и это здорово.

Вопрос: Пастор, а вы тогда финишировали восьмым?
Пастор Мальдонадо: Да, я уже в третий раз приезжаю в Сузуку. Потрясающая трасса, одна из лучших в сезоне! Всем гонщикам нравится здесь гоняться, в этой стране очень любят Формулу 1. Это особый уик-энд, я надеюсь, как и год назад, заработать очки.

Вопрос: Жан-Эрик, в 2012-м вы финишировали 13-м. Что скажете о трассе?
Жан-Эрик Вернь: Мне нравится Сузука, здесь уникальная атмосфера, всё буквально дышит историей. Как и в Спа, в Сузуке можно по-настоящему проверить возможности машины, и это радует.

Вопрос: Нико, а вы, кажется, в прошлом году закончили гонку седьмым?
Нико Хюлкенберг: Прошлогодний этап в Японии получился для нас удачным. Кроме того, Сузука – одна из моих самых любимых трасс, ну а обо всем остальном уже сказали.

Вопрос: Себастьян, после предыдущей гонки вы сказали, что машина была на пределе. Тем не менее, от уик-энда к уик-энду вы демонстрируете фантастическую конкурентоспособность. Насколько легко или насколько сложно пилотировать RB9?
Себастьян Феттель: Пилотировать машину Формулы 1 всегда непросто. Не поймите меня неправильно, но наша RB9 действительно находится на другом уровне по сравнению с машиной, например, Шарля Пика. Разница, разумеется, есть. Но на трассе ты всегда стараешься в полной мере использовать потенциал машины, независимо от того, насколько она быстра, чтобы добиться максимально возможной скорости.

Конечно, мы уже пару раз выступали в Корее, знаем особенности трассы, и как они проявляются во время гонки, в частности, знаем, что передняя правая шина подвержена там повышенному износу, поэтому старались правильно настроить машину, чтобы как-то справиться с этой проблемой. Так что было непросто, и по ходу гонки мне приходилось активно атаковать, чтобы сдерживать натиск гонщиков Lotus. Безусловно, мы были достаточно быстры, чтобы сохранять определенный отрыв, но на последних двух кругах у меня не было возможности расслабиться.

Вопрос: Дженсон, несколько лет назад о вас говорили, что вы становитесь человеком Honda. Такая возможность появится у вас в 2015-м, если на тот момент вы ещё будете выступать в McLaren. Есть такие шансы?
Дженсон Баттон: Да, есть. Прежде всего, важно уже то, что один из производителей заинтересовался возвращением в Формулу 1. Это очень хорошо для спорта и, надеюсь, будет способствовать возвращению других производителей.

В чемпионате нет японских гонщиков и японских компаний, но в Японии очень любят автоспорт, здесь множество преданных болельщиков, которым нужен местный пилот или производитель. Наши парни сказали, что уже в среду на автодроме было множество зрителей, несмотря на сильный дождь – болельщики наблюдали за тем, как механики готовят машину.

Это настоящие фанаты. В Монако ничего подобного вы не увидите! Любовь к автоспорту у них в культуре, в крови, поэтому я думаю, что для Японии возвращение своего производителя имеет очень большое значение. Впрочем, это произойдёт не в следующем году – в 2014-м мы рассчитываем на удачный сезон с Mercedes.

Вопрос: Шарль, в Корее вам не хватило совсем немного, чтобы вывести команду на десятое место в Кубке Конструкторов. Полагаете, до конца года у вас это получится?
Шарль Пик: Надеюсь. Нужно финишировать 13-м, мы постараемся этого добиться. Также важно хорошо подготовиться к следующему сезону – в общем, сделаем все, что в наших силах.

Вопрос: Пастор, сезон оказался непростым. Вы планируете остаться в Williams?
Пастор Мальдонадо: Начало сезона выдалось особенно сложным. Мы работали сутки напролет, стараясь добиться большей скорости. Кое-какое решение, похоже, найдено, но вряд ли этого будет достаточно, чтобы достать ближайших соперников. Мы ничего не можем поделать, но все равно должны выкладываться до последней гонки.

Впереди ещё пять этапов, неделю назад мы были близки к призовой десятке. Да, ближе к финишу у нас возникли проблемы, но я всё равно постараюсь заработать несколько очков, а что касается следующего сезона – посмотрим. Сейчас у меня есть контракт, и ситуация складывается вполне приемлемо.

Вопрос: Жан-Эрик, полагаю, вы явно рассчитывали на более удачный уик-энд в Корее. Что произошло?
Жан-Эрик Вернь: Начиная с пятницы, мы не могли добиться нужного баланса, в итоге обе машины сошли с дистанции из-за поломки воздуховодов тормозов. Очевидно, проблема была единичной, но мы внесли коррективы. В Sauber сработали здорово и теперь опережают нас в Кубке конструкторов при равном количестве очков, так что теперь начинается своеобразный мини-сезон из пяти этапов. Мы работаем на пределе, у нас хорошая машина, и если удастся собрать всё воедино, мы сможем заработать очки. По крайней мере, такова цель.

Вопрос: Нико, как у вас получается так здорово выступать в этой фазе сезона? Что изменилось? Дело в вас или в машине?
Нико Хюлкенберг: Я точно не изменился, а вот машина… Мы существенно модернизировали её перед этапом в Будапеште, но и потом продолжили внедрять отдельные новинки. Остальную работу выполнили шины, и в Корее мы выступили просто безупречно. Я горжусь этим – похоже, там нам удалось опередить даже тех, кого мы в принципе не рассчитывали превзойти. Представился шанс, и мы им воспользовались!

Вопросы с мест

Вопрос: (Ливио Ориккио – O Estado de Sao Paulo) Себастьян, с самого начала сезона у вас очень быстрая машина. С этапа в Спа у вас четыре поула, четыре победы, отрыв от соперников только увеличивается – как вы сами все это объясняете?
Себастьян Феттель: В Спа я не был на поуле. У нас действительно очень хорошая машина, причем, с самого начала сезона, позволяющая добиваться высоких результатов в гонках. Затем нам удалось поднять скорость в квалификациях, хотя в начале года гонщики Mercedes определённо были быстрее. Думаю, мы не можем привести какое-то конкретное объяснение нашего прогресса, потому что нельзя называть какой-то один компонент, который мы поставили на машину, и она вдруг поехала заметно быстрее.

Думаю, нам удавалось постепенно модернизировать RB9, и в Спа она уже была быстрее, чем в Венгрии. После этого мы продолжали её совершенствовать, команда к каждой гонке готовила какие-то новинки, даже если очередной комплекс обновлений был довольно скромным. Мы действительно напряженно трудились, стараясь улучшить машину – не сомневаюсь, другие занимались тем же самым. Но, похоже, в последнее время наши новинки оказывались весьма эффективными, так что скорость RB9 росла. Кроме того, мы всё лучше понимали особенности машины – этот фактор тоже надо учитывать.

Поэтому мы могли быстрее реагировать на возникающие сложности и вносить нужные коррективы в настройки в условиях цейтнота после окончания пятничных тренировок. Наша команда и тут смогла сработать лучше, чтобы утром в субботу мы уже могли практически на 100% использовать возможности машины – это способствует успешному проведению уик-энда.

Вопрос: (Фредерик Ферре – L’Equipe) Себастьян, если я не ошибаюсь, в 2008 году вы совершили восхождение на гору Фудзияма. Расскажите об этом. И еще, в прошлом году на вашем шлеме красовался флаг Японии – где этот шлем сейчас, и значит ли он для вас нечто особенное?
Себастьян Феттель: Что касается восхождения… Знаете, это слишком громко сказано, поскольку для такого восхождения не нужно быть профессионалом. Вместе с Александром Вурцем мы вышли довольно рано, это была интересная прогулка, и уже к восходу солнца достигли вершины. Многие говорили, что в это время года там очень холодно, но, как оказалось, никаких проблем – да, ночью было прохладно, но в целом ничего серьезного. Гора очень высокая, почти 4000 метров над уровнем моря – это был уникальный опыт!

Что касается прошлогоднего шлема… кажется, он у меня дома. В предыдущие два года мы всегда приезжали в Японию со шлемом уникального дизайна. Кроме того, я пользуюсь шлемами японского производителя Arai, для которого здешний этап – домашний. Приятно придумать оригинальную идею не только для него, но и для местных болельщиков – уверен, и нынешний вариант раскраски им тоже понравится!

Вопрос: (Абхишек Такле – Midday) Нико, у вас есть крайний срок для подписания контракта с Lotus. Как обстоят дела, и если выбор будет не в пользу Lotus, то каковы иные варианты?
Нико Хюлкенберг: Я не устанавливал никаких сроков – очевидно, меня не так поняли. Я просто сказал, что хотел бы получить пояснения или кое-какие гарантии до конца октября.

Вопрос: (Абхишек Такле – Midday) Но Эрик Булье сказал, что ваш вес не будет проблемой, если вы все-таки получите место в Lotus. После всех разговоров о том, что более тяжелые гонщики оказываются в заведомо невыгодном положении, добавляет ли это уверенности в получении нового контракта?
Нико Хюлкенберг: Честно говоря, никто не говорил мне о том, что мой вес является проблемой. Для меня вся эта дискуссия не имеет значения, поскольку я такой, какой есть, и меняться не намерен.

Вопрос: (Иан Паркс – Press Association) Себастьян, вы читали комментарии Льюиса Хэмилтона после гонки в Корее?
Себастьян Феттель: Мне их передали. Приятно слышать нечто подобное, могу ответить тем же. Об отношениях между гонщиками пишут разное, но главное, когда твой коллега по пелотону открыто выражает свое мнение о тебе – неважно, уважительное оно, или нет. Льюис – один из лучших гонщиков Формулы 1, мы с ним неплохо ладим, и я могу лишь сказать ему спасибо!

Вопрос: (Иан Паркс – Press Association) Очевидно, вы имеете в виду комментарии Льюиса в Twitter, но я вел речь о его словах сразу после финиша гонки...
Себастьян Феттель: Прошу прощения, я их не слышал.

Вопрос: (Иан Паркс – Press Association) Он сказал, что сейчас гонки такие же предсказуемые, какими они были в эру Михаэля Шумахера: можно посмотреть старт, уснуть, а затем проснуться к финишу и узнать имя победителя…
Себастьян Феттель: Это тоже своего рода комплимент, но я придерживаюсь иного мнения. Пожалуй, всего одна гонка в нынешнем сезоне стала исключением – только в Сингапуре нам удавалось проходить круги на две секунды быстрее соперников. Опять же, это зависело от того, кто именно ехал вторым, на каких шинах и т.д., но если вспомнить гонку в Корее – а она чем-то похожа на Спа – то там отрыв все время держался в пределах шести секунд. Десять лет назад речь шла о 30-40 секундах, так что разница колоссальна.

Не поймите меня неправильно: приятно ехать впереди с преимуществом в три секунды, но стоит совершить ошибку – в Корее, например, я мог заблокировать колеса, причем, такое запросто могло случиться – и тогда мой отрыв тут же превратился бы в ничто. Это вам не 30-40 секунд, как в прежние времена.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости