США'67: Eagle T1G

Грэм Хилл лидирует на старте Гран При США 1967 года
Гонка #160: 1 октября 1967 года. Гран При США. Уоткинс-Глен
Поул Грэм Хилл (Lotus 49) - 1.05,48 (203,50 км/ч)
Лучший круг Грэм Хилл (Lotus 49) - 1.06,00 (201,90 км/ч)
Победитель Джим Кларк (Lotus 49) - 2:03.13,2 (194,7 км/ч)

Американскую гонку 1967 года собрались посмотреть без малого сто тысяч человек. В пригороде Нью-Йорка выдался прекрасный тёплый день, и ничто не мешало пилотам в полной мере демонстрировать свое мастерство в быстрых виражах, на спусках и подъемах живописного кольца Уоткинс-Глен. Ничто – кроме технических проблем.

Их в этот день оказалось столько, что развитие событий получилось на редкость нелинейным. В любую секунду очередной отказ мог замедлить любого из гонщиков или вовсе вывести из борьбы. Интрига сохранялась до клетчатого флага, и даже те, кто в итоге поднялся на подиум, не могли сказать, что машина работала, как часы.

Началось же всё с лидерства пары гонщиков Lotus. Грэм Хилл и Джим Кларк накануне опередили соперников в квалификации, а теперь рев пары моторов Cosworth DFV раздавался во главе пелотона. Кларк едва не обогнал напарника на разгоне к первому повороту, но все же остался вторым – после чего выяснилось, что у британцев есть серьезный соперник.

На домашней трассе Eagle Дэна Герни мчался так, что любо-дорого посмотреть. Темно-синяя машина явно превосходила по скорости своих желто-зеленых оппонентов, созданых гением Колина Чепмена. И уже на втором круге Герни смог оставить позади Кларка. Шотландец, разумеется, не собирался сдаваться и скоро смог изящно отыграться. Но к тому моменту мотор Eagle зазвучал несколько иначе. По ходу сезона американская машина бессчетное количество раз ломалась, вот и теперь Герни вынужден был запарковаться в боксах с развалившейся задней подвеской...

Новым преследователем пары лидеров стал Крис Эймон на Ferrari. Он выиграл непростой поединок у двух лидеров сезона из команды Brabham ("Черный Джек" в очередной раз сделал ставку на надежность и в итоге выиграл, но со скоростью у его машин были определенные сложности) и начал погоню за Lotus. Правда, новозеландцу заметно подпортил гонку Джон Сёртиз – после хорошего начала он потерял в боксах три круга на ремонт топливной системы своей Honda и теперь тоже наверстывал упущенное, не собираясь терять время.

Тем не менее, в итоге Эймон одолел неуступчивого британца и продолжил погоню. Затем, ещё до середины дистанции, начал сдавать Хилл: забарахлившее сцепление затрудняло переключение передач, британец утратил лидерство, а затем и второе место. Но ещё через четверть часа и в двигателе Ferrari, в свою очередь, стало падать давление масла. Теперь уже Крис не мог поддерживать былой темп, и Грэм вернулся на второе место.

Гонка продолжалась. Пока Кларк понемногу наращивал отрыв, его преследователи вновь поменялись местами: коробка передач Lotus работала всё хуже, порой надолго заедая и вовсе не желая переключаться. Окрыленный такой удачей, Эймон промчался мимо Хилла – однако совсем скоро остановился окончательно: моторный отсек объяли клубы дыма, так как масла в двигателе попросту не осталось.

Победный финиш Джима Кларка на Гран При США 1967 года. Обратите внимание на правое заднее колесо

Джим Кларк оторвался от преследователей на 45 секунд, когда на его машине за два круга до финиша лопнуло крепление рычага задней подвески! Каким-то чудом шотландец продолжал движение, хотя злополучное колесо перекосилось и готово было в любую секунду оторваться. За круг до финиша отрыв от соперников сократился вдвое.

Но все же, "на честном слове и одном крыле" Кларк доковылял до клетчатого флага. Спустя шесть секунд финишную черту пересек и Хилл – лишний раз подтверждая, что в следующем сезоне Lotus станет по-настоящему грозной силой. Ну а в Уоткинс-Глене главным героем все же стали не парни Чепмена, а Дэнни Хьюм. Новозеландец был практически незаметен по ходу дистанции, отстал от победителя на круг, но всё же завоевал нижнюю ступень подиума, которая практически гарантировала ему звание чемпиона мира.

Интересно...
В конце 60-х Америка переживала бум любительской фотографии. По ходу гонки болельщики с камерами десятками перелезали через невысокое ограждение и подходили к самому краю асфальта, чтобы сделать как можно более эффектный кадр. Службы автодрома не были готовы к такому развитию событий, потому никто даже не попытался удалить людей в более безопасные места. К счастью, обошлось без трагедий.

Eagle T1G

Eagle T1G Weslake

Изумительной красоты машина, на которой Дэн Герни смог блеснуть на первом отрезке дистанции, называлась Eagle T1G Weslake. Не считая 500-мильных гонок в Индианаполисе, это была первая американская конструкция, которой удалось выиграть этап Формулы 1. И если бы события развивались чуть иначе, кто знает, какое продолжение получила бы эта история.

Будучи пилотом, Герни выступал во многих командах, запуская собственный гоночный проект AAR, он постарался взять от каждой из них самое лучшее. Дэн заручился достаточной финансовой поддержкой и поручил конструктору Лену Терри, недавно разругавшемуся с Колином Чепменом, построить универсальное шасси для использования по обе стороны океана. При этом сам Герни тоже принимал участие в процессе создания машины. В качестве источника для вдохновения использовался Lotus 38, на котором Джим Кларк в 1965-м выиграл в Индианаполисе.

Шасси должно было стать максимально лаконичным. Алюминиевый монокок, к которому непосредственно крепились рычаги подвески и двигатель, был "одет" в элегантные кузовные панели чистых и плавных обводов. Пружины и амортизаторы упрятали внутрь корпуса, для каждого колеса использовался треугольный рычаг подвески снизу и единственный рокер сверху.

Особенностью шасси, получившего собственное имя в честь птицы, считающейся одним из символов США, стала возможность использования различных моторов. Модификация для американских гонок (T2G) оснащалась двигателем Ford V8, тогда как в европейской T1G, имевшей незначительные отличия, должны были использоваться агрегаты Weslake V12.

Компоновочная схема Eagle T1G Weslake

В этой компании работал старый знакомый Герни, бывший инженер BRM Обри Вудс, который и помог сторонам договориться. 500-кубовый мотор-"пробник", изготовленный Weslake, получился многообещающим – и работа над трёхлитровым агрегатом закипела. К началу сезона 1966 года, правда, завершить её не удалось, потому поначалу красивая тёмно-синяя машина выезжала на трассы с маломощной устаревшей "четверкой" Coventry-Climax (некоторые источники называют такой вариант шасси T1F), и лучшим результатом стало лишь пятое место во Франции.

Долгожданные Weslake появились только осенью, и хотя поначалу 12-цилиндровый двигатель тоже не очень радовал, в нем ощущалась настоящая мощность, потому в очередной сезон 1967 года команда вступила с большими ожиданиями. За зиму удалось усовершенствовать мотор, который теперь выдавал более 400 л.с., как минимум, не уступая лучшим из конкурентов.

Сезон начался с победы во внезачетной Гонке чемпионов в Брэндс-Хэтч, а когда летом на трассы вышла обновленная модель шасси, в конструкции которой использовались легкие сплавы, Дэн поднялся на вершину подиума в Спа. Увы, это были единственные светлые моменты за весь год. Машина постоянно ломалась. Прежде всего, не выдерживал мотор: уже после трёх или четырех кругов масло начинало собираться в картере, что значительно повышало риск перегрева или заедания. Не улучшала ситуацию и излишне сложная конструкция с верхним расположением распредвалов и пятью клапанами на цилиндр.

Историческая реконструкция: в 2012 году Дэн Герни снова вывел T1G на трассу в Спа, где выиграл Гран При 45 годами ранее

Из-за быстрых сходов не удавалось набрать достаточный накат, чтобы избавиться от "детских болезней" шасси. В квалификации результаты T1G всякий раз радовали – как правило, Герни был вторым, третьим или четвертым, но гонки приносили совсем другие эмоции. Кроме того, как выяснилось, красавец-"орел" оказался очень дорогим в эксплуатации.

Когда финансовое положение AAR стало ухудшаться, в команде отказались от совершенствования машины (на ней, в русле последних тенденций, уже пробовали устанавливать небольшие антикрылья спереди и сзади), начав принципиально новый проект T6. Но эти работы так никогда и не были доведены до конца. Дэн, промучавшись с машиной в нескольких гонках сезона 1968 года, в итоге плюнул и купил себе McLaren. И можно лишь сожалеть о том, что моторы Cosworth DFV не появились в Ф1 чуть раньше – это могло бы придать американскому проекту совсем иное звучание.

Ну а история Eagle T1G (точнее, T1F) закончилась, иначе не скажешь, ужасно. Самую первую из построенных машин продали канадцу-любителю Элу Пису. В домашнем Гран При 1969 года он ехал настолько медленно, что стал первым и единственным пилотом в истории Ф1, кому прямо по ходу дистанции был показан черный флаг за опасно низкий темп...

Всего было построено четыре шасси Eagle T1G, они участвовали в 25 Гран При, завоевав одну победу и дважды показав лучшее время круга. По меньшей мере три машины сохранились до наших дней.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости