Бельгия'77: Гуннар Нильссон

Джон Уотсон обгоняет обладателя поула Марио Андретти на старте Гран При Бельгии 1977 года
Гонка #287: 5 июня 1977 года. Гран При Бельгии. Зольдер
Поул Марио Андретти (Lotus 78) - 1.24,64 (181,28 км/ч)
Лучший круг Гуннар Нильссон (Lotus 78) - 1.27,36 (175,63 км/ч)
Победитель Гуннар Нильссон (Lotus 78) - 1:55.05,71 (155,53 км/ч)

Бельгийская гонка 1977 года, хоть и прошла в Зольдере, а не в Спа, порадовала интересным сюжетом, первопричиной которого стала переменчивая погода. Марио Андретти лучше всех справился с "сырой" квалификацией, на полторы секунды опередив преследователей, но на старте гонщика Lotus смог обогнать Джон Уотсон на ярко-красном Brabham.

Однако лидером североирландец оставался недолго. Как и накануне, моросил дождь, и Андретти, не теряя времени, попробовал отыграться. Вот только попытка оказалась неподготовленной, а потому неудачной – атака закончилась столкновением и двойным сходом. Новым лидером стал Джоди Шектер, который в 1977-м в одиночку защищал цвета команды-дебютанта Wolf и после побед в Аргентине и Монако сенсационно возглавлял таблицу общего зачета.

Разбитые машины Уотсона и Андретти после столкновения на первом круге Гран При Бельгии 1977 года

После старта гонщик из ЮАР держался четвертым, но в момент столкновения лидеров смог воспользоваться секундным замешательством второго пилота Lotus Гуннара Нильссона и выйти вперед. Однако дождь вскоре закончился, и все оказались перед выбором: как можно быстрее отправиться в боксы за сликами или же отложить пит-стоп, надеясь на новую волну осадков.

Верным в итоге оказался первый вариант, и Ники Лауда, одним из первых посетивший своих механиков, возглавил гонку. За ним следовал Йохен Масс из McLaren, Шектер оказался только третьим, а вот повременивший с пит-стопом Нильссон теперь занимал только 13-е место.

Однако швед и не думал сдаваться. Еще до гонки Колин Чепмен сказал Гуннару, что если лидер команды Андретти по каким-то причинам окажется вне игры, сам Нильссон получает карт-бланш и может атаковать настолько, насколько сочтет нужным. И он атаковал.

Отыграв за десять кругов семь позиций, Гуннар не остановился на этом и продолжил погоню. Ему помогла ошибка Масса, подскользнувшегося на сыром асфальте, и тактический просчет Шектера – когда вновь закапал дождь, тот вторично поехал в боксы.

Победитель Гран При Бельгии 1977 года Гуннар Нильссон

На 40-м круге, вскоре после середины дистанции, Нильссон был уже вторым, а в самом начале 50-го поравнялся с Лаудой, затормозил чуть позднее на входе в поворот – и стал новым лидером гонки. К финишу швед оторвался от пилота Ferrari на добрых 15 секунд, одержав первую в карьере победу. Сам Ники остался вторым, что заметно улучшило его положение в споре за титул, а замкнул тройку призеров в Зольдере еще один скандинав – Ронни Петерсон, выступавший на диковинном шестиколёсном Tyrrell P34.

Интересно...
Действующий чемпион мира Джеймс Хант попробовал перехитрить коллег по пелотону, стартовав на сликах. Однако риск не оправдался: за пару кругов британец откатился на последнее место, с которого выбирался на протяжении всей дистанции, но в итоге финишировал только седьмым, не заработав очков.

Гуннар Нильссон

Гуннар Нильссон

Гуннар Нильссон был невероятно талантлив. Вся его карьера – да и вся жизнь – словно хороший детектив, изобиловала резкими поворотами сюжета, причем часть из них носила позитивный, а порой просто невероятный характер, но куда больше в жизни шведа из Хельсинборга было событий со знаком "минус".

Он родился в состоятельной, но несколько своеобразной семье, которая предпочитала держаться замкнуто и обособленно. О том, как Гуннар увлекся гонками, когда именно начал карьеру и чего добился в первые годы, данных очень мало. По всей видимости, впервые за руль он сел примерно в 20 лет, но после этого на протяжении добрых пяти сезонов выступал лишь в местных состязаниях, да и то нерегулярно.

Лишь перевалив за середину третьего десятка, Нильссон стал уделять автоспорту достаточно внимания: он провел полный сезон в национальной Формуле Super Vee, а годом позже – в 1974-м – финишировал четвертым в гонке Ф2 на немецком Норисринге и выступал в немецкой Формуле 3. Выступал так здорово, что получил приглашение в заводскую команду March, в составе которой и завоевал титул сильнейшего в очень конкурентной британской Ф3 в 1975 году.

Гуннар с Ронни Петерсоном - ни до, ни после у Швеции не было столь сильных гонщиков в Ф1

Следующим логичным шагом был полноценный переход в Формулу 2, но в начале 1976-го случилось непредвиденное. Сильнейший пилот в истории шведского автоспорта, Ронни Петерсон, после пары Гран При в составе Lotus, решил перебраться в March. Улаживая контрактные вопросы, две команды договорились, что в качестве компенсации Колин Чепмен получит... Гуннара Нильссона.

Так, удивительным образом, герой этой истории оказался не просто в Формуле 1, а в одной из сильнейших команд. Более того, почти сразу же его напарником вместо безвестного Боба Эванса оказался сам Марио Андретти. Американец взял молодого Гуннара под опеку – и они вместе стали доводить до ума Lotus 77, использующий принцип граунд-эффекта.

Лучшего рабочего окружения для новичка сложно было придумать. Нильсон прибавлял от гонки к гонке, попутно добиваясь скорости от норовистой машины. Уже третий свой Гран При в испанской Хараме он завершил на подиуме, позже завоевал еще один кубок в Австрии – и закончил свой первый сезон в Формуле 1 на десятой позиции.

Борьба Гуннара (№6) и Ронни (№3) на трассе Гран При

За зиму команда существенно доработала машину, и в сезон 1977 года её пилоты вступали в ранге претендентов на победу. Андретти почти сразу начал выигрывать, а в Зольдере вершину подиума покорил и Гуннар. Швед провел ещё несколько сильных гонок, вновь побывал на подиуме в Сильверстоуне, но потом результаты стали постепенно снижаться.

Было заметно, что порой пилот едет очень здорово, а порой заметно проигрывает напарнику. По итогам сезона Андретти записал себе в актив четыре победы и 47 очков, у Нильссона так и остался один выигранный Гран При и 20 баллов. Чувствуя ухудшение самочувствия, осенью пилот прошел комплексное медицинское обследование. Тогда-то все и встало на свои места. Страшный диагноз гласил: рак.

Болезнь была в уже довольно серьезной стадии, и было понятно, что спортсмену предстоит непростая борьба – но не за призовые кубки, а за собственную жизнь. Зная о том, что в 1978-м в Lotus должен вернуться Ронни Петерсон, Нильссон заключил контракт с новой командой Arrows. Но так и не сел за руль – ни на предсезонных тестах, ни по ходу сезона.

У Нильссона всегда было множество болельщиков. И болельщиц

Гуннар слабел на глазах. Друзья из паддока старались делать все, что в их силах, чтобы поддержать коллегу. Летом швед приехал на уик-энд в Сильверстоун, где его встретили Андретти, Петерсон и многие другие. Понимая, что болезнь зашла уже слишком далеко и ситуация приняла необратимый характер, Нильссон основал Фонд борьбы с раковыми заболеваниями и старался как можно активнее продвигать его.

Осенью того же года в Монце разбился Ронни Петерсон, лучший шведский пилот Формулы 1. Спустя месяц с небольшим прервался и земной путь Гуннара Нильссона. В наши дни стараниями сотрудников его фонда повсеместное использование средств ранней диагностики раковых опухолей позволило сократить смертность от этого страшного недуга с 90 до 10%.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости