Испания'77: Харама

Победитель Гран При Испании 1977 года Марио Андретти
Гонка #285: 8 мая 1977 года. Гран При Испании. Харама
Поул Марио Андретти (Lotus 78) - 1.18,70 (155,72 км/ч)
Лучший круг Жак Лаффит (Ligier JS7) - 1.20,81 (151,66 км/ч)
Победитель Марио Андретти (Lotus 78) - 1:42.52,22 (148,92 км/ч)

«Автомобиль-крыло» Lotus 78, ставший еще одним гениальным изобретением, которое даровал Формуле 1 Колин Чепмен, требовал определенного времени в освоении. Машина с аэродинамически профилированным днищем словно бы прилипала к асфальту, но при малейшей разбалансировке становилась очень нестабильной. Именно поэтому британской команде и её пилотам потребовалось какое-то время, чтобы научиться пользоваться своим супер-оружием.

Первый европейский этап сезона 1977 года принимала испанская Харама. На трассу в пригороде Мадрида по обыкновению съехалось множество зрителей – хотя местные пилоты в ту пору едва ли имели шанс побороться за хороший результат. А вот борьба мировых знаменитостей обещала быть очень интересной. К сожалению, в ней не смог принять участия Ники Лауда: «игры с воздухом» заставляли делать подвеску все более жесткой, и австриец, неудачно атаковав бордюр во время утренней разминки, ощутил резкую боль в груди.

Как оказалось, дала о себе знать прошлогодняя травма ребра, поврежденного в аварии на Нюрбургринге. Действующего вице-чемпиона мира отправили в госпиталь, а гонка лишилась одного из потенциальных фаворитов. Третья позиция на решетке осталась пустой.

Однако обладатель поула Марио Андретти рванул с места так здорово, что Лауда едва ли смог бы поспорить с ним за лидерство. Черно-золотой Lotus американца возглавил гонку, но Жак Лаффит на Ligier, стартовавший вторым, и не думал отставать. Кто знает, чем бы закончился их поединок, если бы уже к десятому кругу не ослабла одна из колесных гаек на машине француза, и тому пришлось ехать в боксы.

Вакантная вторая позиция досталась новобранцу Ferrari Карлосу Рейтеманну, но даже при обгоне круговых аргентинец не мог подобраться к Андретти на дистанцию атаки. Правда, и ему самому никто не угрожал – после поломки мотора на McLaren Джеймса Ханта и собственной ошибки Джона Уотсона из Brabham третьим оказался гонщик Wolf Джоди Шектер, но он ощутимо отставал от пары лидеров. В таком порядке пилоты первой тройки и добрались до финиша.

Интересно...
Проблемы со здоровьем в Хараме возникли не только у Лауды. Француз Жан-Пьер Жарье, который закончил предыдущую гонку шестым, сильно отравился по ходу испанского уик-энда и не сумел пройти через квалификационное сито. Пилоту ATS, вдобавок, мешали неполадки в коробке передач – и ему не хватило всего 0,03 секунды, чтобы попасть на стартовое поле.

Харама

Автодром Харама. Современное фото

«Помнишь, товарищ, долины Харамы?» – пелось в популярной некогда песне о гражданской войне в Испании. Действительно, на берегах небольшой речки, протекающей к северу от Мадрида, развернулись в 1938-м события одного из решающих сражений в противостоянии республиканцев и националистов. Но сейчас Харама известна – особенно спортивным болельщикам – в несколько ином качестве. Ведь именно она дала свое имя гоночной трассе, построенной в 1966 году.

Гонки в Испании любили всегда. Обычно их проводили прямо по городским улицам, однако еще в 20-е в местечке Ситжес построили овальный трек. Он не пользовался у пилотов популярностью из-за слишком крутых виражей. И лишь в начале 60-х, спустя несколько лет после того, как страна лишилась этапа Формулы 1, на Пиренеях решили возвести полноценный автодром. Вдохновителем проекта стал состоятельный бизнесмен итальянского происхождения Алессандро Рокки, заручившийся поддержкой Всеиспанского королевского автоклуба.

Участок земли площадью 46 акров присмотрели близ реки Харама, а выбирать очертания будущего кольца пригласили голландца Джона Хугенгольца – в известном смысле, Германа Тильке тех лет. Он пришел в восторг, увидев холмистую площадку – и засел за чертежи. Тем временем местные специалисты, Домингес Ривейро и Родригес Агуадо, занимались разработкой трибун и комплекса боксов.

Хугенгольц в итоге нарисовал трассу, совершенно нетипичную по тем временам. В 60-е почти все гоночные арены имели незамысловатую конфигурацию с плавными быстрыми виражами и одной-двумя медленными секциями. Даже в Монако в ту пору было всего с десяток поворотов. Голландский же архитектор решил построить близ Мадрида нечто совершенно другого плана – достаточно узкое и извилистое кольцо, где пилоты имели возможность передохнуть только на стартовой прямой. В известном смысле, Джон на пару десятилетий опередил свое время.

Работы начались в 1964-м, однако выдержать запланированный график не удалось. Следующая зима оказалась невероятно дождливой, не лучше оказалась и весна – так что все работы были завершены только во второй половине 1966 года. За это время в Ф1 успел смениться регламент – на место «малолитражек» пришли большие и мощные машины. Для Харамы это была не самая лучшая новость, ибо дорожное полотно сразу стало чуть узковато для «подросшей» техники.

Джеки Стюарт проехжает мимо горящих машин Джеки Оливера и Жаки Икса. Гран При Испании 1970 года

Тем не менее, в 1967-м испанская трасса приняла свой первый внезачетный Гран При Ф1, выигранный Джимом Кларком, а годом позже получила прописку и в календаре чемпионата мира. Правда, обнаружилась одна сложность: дело в том, что параллельно идея принять у себя Ф1 пришла в голову и представителям Автоклуба Барселоны. Каталонцы возродили старое городское кольцо в Монтжуик-парке – живописное и довольно опасное, использовавшееся еще с начала 30-х. В итоге было решено, что две трассы будут принимать Гран При Испании по очереди. Хараме достались чётные года.

Первым победителем в 1968-м стал Грэм Хилл на Lotus. Следующий Гран При запомнился сильным пожаром после столкновения BRM Джеки Оливера и Ferrari Жаки Икса, а сильнейшим – открыв счет победам March в Ф1 – стал Джеки Стюарт. Еще через два года в Хараме выиграл Эмерсон Фиттипальди (Lotus), а в 1974-м на вершину подиума впервые в карьере поднялся Ники Лауда.

С 1976 года мадридская трасса стала единственной ареной Гран При Испании – очередная авария в Монтжуик-парке, не обошедшаяся без человеческих жертв, стала финальной в истории барселонского городского кольца. В Хараму ежегодно съезжалось множество болельщиков, однако Формуле 1 становилось все теснее на этой трассе – страдала и зрелищность, так как опередить соперника пилоты могли, фактически, лишь в первом повороте.

Джеймс Хант выиграл гонку в 1976-м, затем дважды подряд отличился Марио Андретти – американец стал первым в истории пилотом, кому удалось побывать на вершине подиума более, чем единожды. А в 1979 году первую победу в составе Ligier Харама принесла Патрику Депайе. Затем чемпионат мира вступил в эпоху скандалов начала 80-х, три команды отказались от поездки в Испанию, и хотя гонка состоялась (сильнейшим стал Алан Джонс на Williams), позже она была лишена статуса этапа и объявлена внезачетной.

Финальная гонка Ф1, прошедшая на Хараме, стала хрестоматийной благодаря Жилю Вильнёву

Ну а в 1981-м героем стал Жиль Вильнев. Обернув узость асфальтового полотна себе во благо, канадец захватил лидерство в дебюте и до самого финиша сдерживал отчаянные атаки преследователей. После этого стало окончательно ясно, что самобытная и интересная трасса, к сожалению, перестала соответствовать требованиям Формулы 1. Гоночным «турбомонстрам» здесь было слишком тесно.

Так Испания в очередной раз лишилась своего этапа Формулы 1. Большие Призы вернулись на Пиренеи лишь через пять лет, когда вступил в строй автодром Херес на юге страны. Затем гонка переехала на барселонскую Каталунью – интересно, что в том же 1991 году Харама также была модернизирована. Гоночный комплекс расширили, а трассу сделали чуть более протяженной, добавив еще один участок. Медленный и довольно узкий.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости