Гран При Европы: Пресс-конференция в четверг

Пресс-конференция в четверг

Участники: Хайме Альгерсуари (Toro Rosso), Фернандо Алонсо (Ferrari), Марк Уэббер (Red Bull Racing), Витантонио Лиуцци (HRT), Камуи Кобаяши (Sauber)

Вопрос: Хайме, в Канаде вы финишировали восьмым и, наверное, были весьма довольны таким результатом?
Хайме Альгерсуари: Да, неплохая гонка! Мы поступили совершенно верно, когда сменили настройки на гонку – команда знала, что нас ждет дождь, и что в такой ситуации старт с пит-лейн вряд ли позволяет рассчитывать на очки, однако выбор оказался верным. В гонке машина вела себя намного лучше, чем в пятницу или субботу, стратегия себя оправдала, я и команда сработали очень неплохо и довольны результатом.

Вопрос: В прошлом году в Валенсии вы финишировали тринадцатым. Ваше мнение об этой гонке?
Хайме Альгерсуари: Мы подготовили несколько новинок и сейчас чуть лучше понимаем поведение шин и нюансы настроек. Надеюсь, все они сработают, мы прибавим в скорости и сможем финишировать в первой десятке – такова цель.

Вопрос: В пятницу утром с машиной, как правило, работает Даниэль Риккардо. Вам не кажется, что он готовится занять ваше место?
Хайме Альгерсуари: Нет. Мне пока не удалось найти оптимальный подход к работе с машиной. Я по-прежнему вникаю в нюансы настроек, тонкости работы шин и другие факторы, Даниэль действует так же и в какой-то мере облегчает мою задачу. Пока не совсем доволен тем, как идут дела, но в Канаде мы выступили очень неплохо и теперь пытаемся снова добиться максимума.

Вопрос: Витантонио, тринадцатое место в Монреале. Звучит не фантастически, но для HRT это был неплохой результат…
Витантонио Лиуцци: Определенно! Мы знали, что при сухой погоде не сможем добиться подобного результата, но под дождём команда сработала безупречно. Нам необходимо использовать подобные ситуации, когда гонка идет не по плану, и оптимальным образом реализовывать свои шансы. Тринадцатое место – лучший результат для HRT. Мы поднялись на одну строчку в Кубке Конструкторов, продолжаем атаковать и стараемся дорабатывать машину перед каждой гонкой.

В Канаде наши новинки сработали весьма неплохо и позволили ещё при сухой погоде опередить Marussia Virgin в квалификации, а в гонке успеху способствовал дождь. Команда реализовала стратегию, безупречно провела пит-стопы и может быть довольна.

Вопрос: В качестве основного конкурента вы по-прежнему рассматриваете Marussia Virgin? Наверное, вам сложно конкурировать, скажем, с Lotus…
Витантонио Лиуцци: С самого начала сезона мы не раз заявляли, что наша цель – опередить и Virgin, и Lotus, даже если это будет непросто. При сухой погоде машины Team Lotus выглядит чуть быстрее, но в ближайшее время мы планируем представить немало доработок. Команда работает сутки напролет, быть аутсайдером нелегко, но мы продолжаем борьбу.

Вопрос: В Валенсию вы привезли какие-то новинки?
Витантонио Лиуцци: Да, мы немного доработали шасси, а в Сильверстоуне должны сделать более заметный шаг вперед.

Вопрос: Камуи, год назад в Валенсии вы стартовали восемнадцатым и финишировали седьмым...
Камуи Кобаяши: Впереди еще одна (неразборчиво) гонка, главное – выбрать оптимальную стратегию и справиться с износом шин, хотя в случае с резиной Pirelli ситуация будет отличаться от прошлогодней. Тогда я сработал неплохо, но допустил ошибку в квалификации. На этот раз в субботу постараюсь выступить как можно лучше, а в остальном нам необходимо тщательнее планировать ход гонки.

Вопрос: Для вас результат квалификации является приоритетным, не так ли? По ходу гонки вы неизменно ведете активную борьбу, и если бы стартовали с более высокой позиции, вам было бы намного легче…
Камуи Кобаяши: Согласен. В субботу мы всегда стараемся добиться максимально возможного результата, однако с шинами Pirelli гораздо важнее поддерживать стабильный темп на длинной дистанции, поэтому команда в большей степени работает на гонку.

Вопрос: Практически во всех предыдущих гонках вам удавалось заработать очки. На какую позицию рассчитываете в этот раз?
Камуи Кобаяши: Не знаю, мне всегда хочется финишировать в первой десятке, и пока нам это удавалось практически во всех гонках, кроме этапа в Мельбурне. Команда действует эффективно, и мы не сомневаемся, что нам по силам и впредь зарабатывать очки…

Вопрос: Полагаете, вы сможете…
Камуи Кобаяши: Я стараюсь, даже очень…

Вопрос: Даже очень?
Камуи Кобаяши: Посмотрим, удастся ли нам снова набрать очки. Финиша в призовой десятке будет вполне достаточно.

Вопрос: Фернандо, на этой неделе вы говорили о важности этапа в Валенсии для вас лично. Важна сама гонка, или место её проведения?
Фернандо Алонсо: В смысле?

Вопрос: Здесь вы подписали свой контракт с Ferrari, здесь же впервые дебютировали в цветах команды в рамках дня показательных выступлений…
Фернандо Алонсо: Да, Валенсия всегда была неплохим местом для презентации, после которой, скажем, сезоны 2005 и 2006 годов сложились для меня весьма удачно. Зимой 2010 года я появился здесь в цветах Ferrari, тремя годами раньше, в 2007-м, впервые опробовал трассу за рулем McLaren. В Formula Nissan и F3000 я выступал за команду, базирующуюся в Валенсии, так что с этим городом у меня давние и очень тесные отношения.

Вопрос: Однако ваши результаты в Валенсии не настолько впечатляют. Лучшее достижение – шестое место в 2009-м…
Фернандо Алонсо: Да, в 2008-м я еще на первом круге столкнулся с Казуки Накаджимой, в 2009-м финишировал шестым, а в 2010-м помешала машина безопасности.

Вопрос: Получается, трасса «должна» вам более высокий результат?
Фернандо Алонсо: Нет, просто нужно быть быстрее и удачливее, а в случае выезда машины безопасности оказываться в нужное время в нужном месте. Этап в Канаде с дождем и красными флагами снова доказал, что в непредсказуемых условиях на первый план выходит везение, которого год назад нам откровенно не хватало. Надеюсь, в этот раз все будет по-другому.

Для нас крайне важно финишировать на подиуме – надеюсь, в воскресенье мы сможем порадовать болельщиков красивой борьбой. В предыдущие годы количество зрителей на трибунах оставляло желать лучшего и организаторы приложили немало усилий, чтобы исправить эту ситуацию – хочется верить, нам удастся подарить публике интересную гонку.

Вопрос: Полагаете, при определенном везении ваша машина способна выиграть?
Фернандо Алонсо: Пока сложно говорить о победе, хотя в Монако и Канаде у нас была реальная возможность финишировать первыми. В Монреале я стартовал с первого ряда, а в Монако финишировал вторым - положительная динамика налицо. Мы постепенно прогрессируем. По своим характеристикам трасса в Валенсии чем-то напоминает Монреаль и Монте-Карло – возможно, у нас будет еще один шанс, однако не стоит забывать, что подчас в квалификации мы уступаем лидерам секунду, и в таком случае выиграть гонку весьма проблематично.

Вопрос: Марк, после финиша в Канаде вы были не в восторге от того, как прошла гонка. Посмотрев запись вы придерживаетесь иного мнения?
Марк Уэббер: Да, гонка была неплохой – хотя, честно признаться, я не смотрел её целиком. Непогода всегда обостряет борьбу – в таких условиях легко совершить ошибку или просчитаться с тактикой, никто не предполагал, что победа в итоге достанется Дженсону Баттону. Он сработал безупречно, а нам было несколько непривычно наблюдать, как за три круга до финиша ситуация в лидировавшей тройке оставалась неопределенной.

Вопрос: Перейдем к предстоящему Гран При. Год назад вы стартовали из первого ряда, а потом угодили в аварию, о которой лучше не вспоминать, не так ли?
Марк Уэббер: Да, ситуация была не из приятных – правда, следующий этап я провел весьма неплохо. С нетерпением жду возможности выехать на трассу и продолжить борьбу.

Вопрос: Нас ждут поправки к регламенту – они повлияют на скорость Red Bull Racing?
Марк Уэббер: Не думаю, что они обеспечат преимущество какой-либо из команд. В равной мере это коснется всех, придётся как-то адаптироваться. Наша команда привыкла к изменениям правил. Вряд ли расстановка сил заметно изменится, все будут в приемлемой форме. Мы знаем, что McLaren и Ferrari достаточно быстры, у нас тоже нет проблем со скоростью, так что какие-то резкие спады или подъемы маловероятны.

Вопрос: А если говорить о DRS и KERS, здесь они позволят увеличить число обгонов?
Марк Уэббер: Пожалуй, на этой трассе эффект DRS и KERS заметен в наибольшей степени. Правда, для атаки придется задействовать сразу обе системы, кроме того, здесь сразу две зоны активации DRS. Посмотрим, как пойдут дела на первой из них, но в целом никаких трудностей быть не должно.

Вопросы с мест

Вопрос: (Паоло Ианьери – La Gazzetta dello Sport) Фернандо, в квалификации перед Гран При Канады вы совсем немного уступили Себастьяну Феттелю. Сейчас командам запрещено менять настройки двигателя в период между квалификацией и гонкой, и кое-кто считает, что это негативным образом скажется на скорости Red Bull Racing. Полагаете, у вас есть шанс зацепиться за поул?
Фернандо Алонсо: Не знаю, но надеюсь. Честно говоря, я не думаю, что изменения в правилах резко изменят расклад сил в квалификации. В субботу в Канаде Себастьян все равно был быстрейшим – да, преимущество было уже не секунда, а всего две десятых, однако на следующий день под дождем он сразу после старта легко умчался вперед, привозя нам по 8-9 десятых с круга. Машина Red Bull Racing доминировала и в квалификации, и в гонке. Похоже, временами они атакуют чуть агрессивнее, а иногда позволяют себе немного сбавить темп, из-за чего многим кажется, что их преимущество в гонке не столь значительно. Поэтому мы не рассчитываем на поул или победу – нужно понять, на каких позициях мы находимся в настоящий момент. Необходимо продолжать работу в том же направлении, что и в двух предыдущих гонках – да, Ferrari сейчас более конкурентоспособна, однако не стоит забывать, насколько быстры наши соперники.

Вопрос: (Ливио Орихио – O Estado de Sao Paulo) Марк, техническая группа FIA признала конструкцию выхлопной системы, используемую всеми командами, не соответствующей правилам. Ваше мнение на этот счет?
Марк Уэббер: В нашем спорте всегда что-то происходит, не так ли? Два года назад в чемпионате использовались двойные диффузоры – кто-то считал их конструкцию легальной, кто-то придерживался иного мнения, но сейчас в ситуации с выхлопной системой все команды следуют единой интерпретации. Правда, в FIA сочли такую конструкцию не соответствующей регламенту и внесли корректировки в правила.

Разумеется, если бы о предстоящих изменениях было известно перед началом сезона, это позволило бы сэкономить немало средств, ведь все команды активно работали над машинами с прошлого года – в частности, парни из Энстоуна (Lotus-Renault) приложили немало усилий, чтобы интегрировать свою хитроумную выхлопную систему в общую конструкцию. Не так просто отказаться от таких технических решений по ходу чемпионата, но команды приспособятся. Все в одинаковой ситуации, так что мы не слишком обеспокоены. Я не стану критиковать решение FIA, просто возвращение к старому варианту выхлопной системы потребует немалых финансовых затрат.

Вопрос: (Жюльен Фебро – L'Equipe) Хайме, как обстоят дела с вашим контрактом с Toro Rosso? Ходят слухи, что Даниэль Риккардо может занять место в кокпите уже в этом году. С другой стороны, ваш нынешний босс намекнул, что в следующем году вы или Себастьен Буэми вполне можете перейти в Red Bull Racing. Что скажете?
Хайме Альгерсуари: В настоящий момент… Знаете, я не раз говорил, что я и Себастьен вместе с командой по-прежнему работаем над машиной, что мне по-прежнему необходимо научиться управляться с настройками, чтобы лучше чувствовать поведение STR4. Не знаю, как обстоят дела с будущим контрактом – я просто стараюсь добиться максимума в каждой гонке и наслаждаюсь соперничеством. Такова моя работа, и если бы она мне не нравилась, я не задержался бы в чемпионате.

Я чувствую себя достаточно уверенно, поскольку знаю свои возможности, а в остальном ситуация такая, какая есть: я выступаю за Toro Rosso, это фантастическая команда, и нам вместе предстоит еще многому научиться, над многим поработать. Надеюсь снова выйти на старт, провести хорошую гонку и сохранить место в кокпите до конца сезона.

Вопрос: (Алексей Попов – РТР) Камуи, две недели назад вы провели блестящую гонку, однако сразу после финиша двое гонщиков – Ник Хайдфельд и Нико Росберг – обвинили вас в том, что вы едва ли не умышленно тормозили буквально перед носовым обтекателем их машин. Ваш ответ? И я хотел бы услышать комментарий Марка, поскольку он знает, насколько опасны подобные ситуации…
Камуи Кобаяши: Если хотите, могу показать данные телеметрии – там нет ничего преднамеренного. Машина сохраняла стабильность исключительно на траектории, я атаковал и в какой-то момент передние колеса потеряли сцепление, соскользнули с чистой полосы трассы – я не мог сразу вернуться обратно, пришлось выждать паузу, иначе бы машина полностью выехала на более мокрый асфальт. Я старался действовать предельно аккуратно, а заминка могла возникнуть разве что из-за агрессивного пилотажа.

Марк Уэббер: По-моему, при прохождении шпилек гонщики всякий раз стараются слегка варьировать свой темп, особенно если речь идет о канадской трассе – в частности, Михаэлю Шумахеру это явно удавалось. Но на торможении ситуация несколько иная. Если вы чуть раньше или чуть позже нажали на педаль газа, это часть гонок, но вот игра с педалью тормоза недопустима. Впрочем, я уверен, что Камуи ничем подобным не занимался.

Вопрос: (Пауло Ианьери – La Gazzetta dello Sport) Вопрос для Марка и Фернандо. Несколько лет назад команда Renault использовала специальный демпфер масс – поначалу FIA сочла конструкцию легальной, а позже запретила. Сейчас складывается впечатление, что корректировки регламента направлены против Red Bull Racing. Полагаете, болельщикам понравится такая «чехарда»?
Марк Уэббер: По-моему, большинство болельщиков не особо волнуются по этому поводу. Они хотят и дальше видеть то, что видели в этом году: хорошие гонки. Публика лишь на 10-15% осведомлена о том, что происходит за кулисами; есть настоящие фанаты, которые разбираются немного лучше, но в целом болельщикам просто нужны интересные гонки, и они не в курсе, какими политическими мотивами обусловлены те или иные корректировки.

В Формуле 1 всегда будет много политики, но причины, по которым принимаются подобные решения, не всегда очевидны. В начале сезона вы разрабатываете машину, следуя очень жестким правилам, а потом в середине года неожиданно происходят серьезные изменения концептуального характера. Но так уж случилось, мы должны с этим справиться.

Вопрос: (Тони Лопес – La Vanguardia) Фернандо, в прошлом году в Монце вы сказали, что в шести-семи оставшихся до конца сезона гонках должны всякий раз приезжать на подиум, чтобы сохранить шансы на титул, что в итоге и получилось. Что вам необходимо сделать в нынешнем сезоне, чтобы сохранить за собой аналогичные шансы?
Фернандо Алонсо: Нам нужна быстрейшая машина, тогда можно выиграть титул, ведь у нас ещё есть время, чтобы отыграться. Но когда ты регулярно квалифицируешься пятым или шестым, как в нашем случае, бороться за победу намного сложнее, поскольку ты не можешь поддерживать темп соперников.

Чемпионат длинный, нам необходимо сохранять концентрацию, прогрессировать от гонки к гонке, пытаться финишировать на подиуме и всякий раз претендовать на победу. Временами это невозможно, но такова цель. Да, мы – Scuderia Ferrari Marlboro – однако мы должны адекватно оценивать соперников и понимать, что на некоторых трассах нам нечего им противопоставить. Принято считать, что если ты выступаешь в Ferrari, ты должен выигрывать каждую гонку, побеждать в чемпионате…

Несмотря на то, что прошедшие семь Гран При я могу назвать лучшими в своей карьере, для нас сезон складывается откровенно неудачно, и с этим приходится соглашаться. Да, Ferrari должна выигрывать все гонки, но мы понимаем скорость соперников и обязаны работать интенсивнее их, чтобы уже в ближайшем будущем сократить отставание.

Вопрос: (Тони Лопес – La Vanguardia) Хайме, после успешного выступления в Канаде вам не кажется, что с точки зрения уверенности в собственных силах для вас сезон, по сути, начался заново?
Хайме Альгерсуари: Я на это надеюсь. Мы работали над скоростью машины, однако до недавнего времени мне не удавалось выжать из нее максимум. В Канаде мы добились хорошего результата, да и в Монако выступили весьма неплохо, несмотря на аварию под занавес гонки. Раньше у нас были определенные проблемы с износом шин – скажем, в Барселоне и Стамбуле мы были вынуждены провести на один пит-стоп больше, что сказалось на результатах. Теперь чемпионат, по сути, начинается заново – перед нами очередной интересный вызов!

Вопрос: (Гэри Минаган – The National) Хайме и Фернандо, не могли бы вы рассказать, как развивался интерес испанцев к чемпионату мира Формулы 1 в те годы, когда вы были детьми, и что изменилось за последние несколько лет?
Фернандо Алонсо: Когда я был ребенком, Формула 1 не представляла для испанцев особого интереса. Лично я не следил за Гран При до совершеннолетия. К тому моменту я гонялся в Formula Nissan, а во времена занятий картингом не видел ни одного этапа чемпионата – так, пара новостей в конце сезона, кто стал чемпионом мира, кому не удалось этого сделать, но, честно говоря, мы даже не знали имен гонщиков.

Сейчас Формула 1 действительно популярна в Испании – люди обожают этот спорт, правда, как справедливо заметил Марк, им зачастую нелегко уследить за ежегодными изменениями в правилах. Впрочем, они относятся в чемпионату с тем же трепетом, что и к мотоспорту. В наши дни в картинге и других гоночных категориях выступает немало испанских спортсменов, и в будущем популярность автоспорта в стране будет только расти, что лично меня очень радует, ведь я обожаю гонки, и мне приятно, что нация разделяет это чувство.

Марк Уэббер: Фернандо явно скромничает, хотя именно он изменил отношение испанцев к автоспорту. До него никто не добивался подобных успехов, так что он действительно неплохо поработал.

Хайме Альгерсуари: Для гонщиков Испания всегда ассоциировалась, прежде всего, с мотоспортом. Но, как заметил Марк, после двух титулов Фернандо сетка телевизионного вещания несколько изменилась, и в картинг стало приходить намного больше гонщиков.

Лично я как раз гонялся в картинге, когда Фернандо выиграл свой первый чемпионат в 2005-м году. Затем я перешел в Red Bull Junior Team, однако не думал о Формуле 1, пытался реализовать себя в картинге, участвовал в различных европейских заездах и просто весело проводил время. Тем не менее, сотрудничество с Red Bull означало, что у меня есть определенный шанс достичь вершины автоспорта, потом я перешел в Формулу Renault, за которой последовали другие гоночные серии, но я никогда не думал, что мне удастся дебютировать в Формуле 1, поскольку… не важно, я просто выкладывался по максимуму и получал удовольствие.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости