Лука ди Монтедземоло вспоминает о победах с Ники Лаудой

Лука ди Монтедземоло и Ники Лауда

На фоне высоких ожиданий от выхода фильма Rush, рассказывающего о противостоянии Джеймса Ханта и Ники Лауды в 1976-м, заметно вырос интерес к этой эпохе в истории Формулы 1. Одним из её действующих лиц был Лука ди Монтеземоло, который в то время работал спортивным директором Скудерии. Итальянский журнал Chi попросил президента Ferrari рассказать о тех временах.

Лука ди Монтеземоло: «Мои первые четыре года в Ferrari, с 1973 по 1977 годы, когда я был спортивным директором Скудерии, незабываемы. Пять титулов за три сезона стали моими первыми профессиональными успехами, но дело было не только в этом: я получил шанс поработать с таким необыкновенным человеком, как Энцо Феррари, и познакомиться с такими людьми, как Ники Лауда, с которым я строил отношения, основанные на уважении и привязанности.

Феррари доверил мне пост спортивного директора с единственной целью: вернуть команду на победный путь. Со времён нашего прошлого успеха прошло много лет, слишком много: предыдущий титул в личном зачёте мы завоевали в 1964 году с Джоном Сертизом. Нам необходимо было собрать вместе все части головоломки - команду, методы работы, структуру, и сделать это так, чтобы все выполняли свои обязанности, не дублируя чужие: механики должны были быть механиками, а инженеры - инженерами.

Нам нужно было начать новую жизнь, начиная с гонщиков и опираясь в первую очередь на молодёжь. В то время среди них было два имени, способных проложить путь наверх: Ники Лауда и Джеймс Хант. Мы попытались договориться с англичанином, и я организовал встречу в Маранелло для Феррари и Лорда Хескета, владельца команды, за которую он выступал. Но это было всё равно, что объединить дьявола и святую воду - ничего не вышло.

Поэтому я заставил Феррари подписать контракт с молодым австрийцем, при поддержке старого друга Энцо, Клея Регаццони, который выступал за Скудерию несколькими годами ранее. Они оба гонялись в BRM, оба присоединились к нам, образовав хорошую пару: один - швейцарский итальянец, любящий жизнь и умеющий ей наслаждаться, другой - австриец, очень быстрый, решительный и обладающий исключительным талантом при доводке машины.

В 1974 году мы упустили Кубок конструкторов в последней гонке, в Америке, и я до сих пор не понимаю, почему это случилось. Но в 1975-м всё прошло отлично, результаты пришли, и когда мы на домашней трассе в Монце обеспечили себе титулы в обоих зачётах, это был настоящий праздник для наших болельщиков.

Победа стала венцом той мечты, что возникла двумя годами ранее, и к которой мы шли день за днём. Она была плодом напряжённой работы долгими днями, разговоров с пилотами вечерами и бессоными ночами механиков и инженеров. Я испытал чудесные эмоции, видя радость команды и болельщиков, чувствуя, что эти успехи стали результатом и моей работы.

В сезонах 1976 и 1977 годов всё было несколько иначе, ведь моя роль в команде немного изменилась (Монтедземоло возглавил спортивное направление FIAT - прим. F1News.Ru), но я всё ещё был близок к команде, особенно в трудные моменты, такие как авария Ники и то, что произошло после этого. Когда я приехал в больницу в Мангейме, в воскресенье 1 августа 1976 года, я увидел страх на лицах докторов, что он больше не сможет выступать в гонках. Но он никогда не сдавался, и 40 дней спустя вернулся на трассу.

В Формуле 1 нельзя пренебрегать безопасностью, мы уже думали о будущем и возможной работе Скудерии без Лауды, нанимая Ройтеманна. Было трудно объяснить это решение Ники, но интересы Ferrari, и тогда, и сейчас, превалируют над интересами гонщиков, кем бы они ни были.

Я не приехал в Фудзи 24 октября, когда Лауда отказался продолжать гонку, которую, вероятно, не стоило даже начинать: вполне понятное решение, но оно обеспечило титул Ханту, и Феррари было трудно его принять. В нашей головоломке что-то сломалось, и успехов в 1977 году было недостаточно, чтобы собрать всё воедино. Ники покинул Ferrari ещё до окончания сезона, но мои отношения с ним остались крепкими до такой степени, что я попросил его помочь мне через несколько месяцев после того, как вернулся в Маранелло в качестве президента в 1992 году.

Тогда, также как в 1973-м, нам пришлось начинать с чистого листа, и я попытался вновь начать с теми же приоритетами - инновации, организация, методы работы, решимость и воля к победе, - которые были характерны для моего первого опыта. Вкус побед, которые пришли позже, был другим, но он оказался столь же захватывающим, и я не сомневаюсь, что так же будет и с теми успехами, что нас ждут в будущем».

Текст: . Источник: пресс-служба Ferrari
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости
Читайте ещё