Хэмилтон получит мощный двигатель в Джидде и Абу-Даби

Льюис Хэмилтон

После финиша Гран При Катара руководитель команды Mercedes Тото Вольфф говорил, что в прошедший уик-энд на машине Льюиса Хэмилтона стоял старый двигатель, а не тот, который гонщик получил на этапе в Бразилии. Главный гоночный инженер чемпионской команды Эндрю Шовлин объяснил, с чем было связано такое решение.

Эндрю Шовлин: «Из оставшихся трасс в Катаре меньше всего прямых, огромное число поворотов и самое короткое время, когда двигатель работает на полную мощность. В результате преимущество, которое можно получить за счёт мощности двигателя, минимальное по сравнению с двумя заключительными трассами сезона.

Мы стараемся найти оптимальный баланс в пробеге доступных нам силовых установок, но при этом мы были уверены, что использование менее мощного двигателя не приведёт к проблемам. Благодаря решению, принятому в Катаре, на двух финальных этапах нам будет доступна максимальная мощность».

Отвечая на вопрос, за счёт чего Mercedes удалось прибавить в последних гонках в сравнении с Red Bull, Шовлин отметил: «На недавних трассах мы сравнялись с Red Bull по скорости в поворотах, и получали преимущество на прямых. В Катаре ситуация изменилась на противоположную – мы были с ними равны по скорости на прямых, но выигрывали в поворотах.

С чем это связано? На это есть две причины. Первая – прижимная сила, которую способна генерировать машина. Совершенно очевидно, что наша машина была быстра на прошлом этапе и позволяла на высокой скорости проходить повороты. Но кроме аэродинамики, есть ещё и баланс машины, который настраивается механическими настройками.

Наши гонщики очень довольны балансом. Машина вела себя стабильно, поэтому они могли атаковать в поворотах, поддерживая высокую скорость. Наиболее наглядно это проявилось во время фантастического круга Льюиса, который принёс ему поул».

Текст: . Источник: пресс-служба Mercedes
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости