Марк Хьюз о принципе «сдавайся или мы столкнёмся»

Столкновение Макса Ферстаппена и Льюиса Хэмилтона в Монце, фото XPB

Марк Хьюз, опытный британский журналист, на страницах издания The Race рассуждает о противостоянии Макса Ферстаппена и Льюиса Хэмилтона и видит в нём опасную тенденцию, которая связана с «серыми зонами» правил.

До конца чемпионата остаётся восемь этапов, а Макса Ферстаппена и Льюиса Хэмилтона разделяют лишь 5 очков в личном зачёте, при этом инцидент в Монце только усложнил ситуацию и обострил противостояние.

Их машины близки по скоростным возможностям, оба гонщика – настоящие мастера, поэтому неизбежно, что их дуэли колесо в колесо будут продолжаться.

Когда соперничество идёт настолько остро, а Ферстаппен в ближнем бою явно применяет подход, который лучше всего выражается формулой «сдавайся или мы столкнёмся» – при этом Хэмилтон не всегда готов уступать – то оба смещаются в довольно опасную зону, которая не вполне чётко сформулирована в правилах.

Всё это выводит борьбу за титул на новый уровень нервного напряжения – возможно, такого не было со времён противостояния Айртона Сенны и Алена Проста.

Зоны торможения в Формуле 1 стали очень короткими десятилетия назад, безопасность машин и трасс за это время существенно выросла, поэтому грань между вполне соответствующей правилам агрессивностью и тактикой угроз «сдавайся или мы столкнёмся» стала предельно тонкой.

Самым знаменитым из всех гонщиков, применявших такой подход, пожалуй, был Сенна, а после него эту тактику активно использовал Михаэль Шумахер. Но так действовали и многие другие гонщики, боровшиеся в глубине пелотона и поэтому не столь часто попадавшие в объективы телекамер.

Вообще-то нельзя сказать, что это противозаконный подход. Если между машинами происходит контакт, и о нём доложено стюардам, они могут вынести решение о штрафе (так было и в Сильверстоуне, и в Монце). Но если манёвр оказался удачным, поскольку один из гонщиков уступил – значит, всё нормально, всё в пределах правил.

В предыдущие годы Хэмилтон очень умело этим пользовался, когда дело доходило до поединков колесо в колесо.

«Он всегда в серой зоне и действует так, что всегда сможет отпереться, чтобы любой контакт выглядел так, что это не его вина, – заявил Нико Росберг, бывший напарник Льюиса по команде Mercedes. – Хотя на самом деле он тоже отчасти виноват. Просто он мастерски владеет этой тактикой, как и всеми другими приёмами борьбы на трассе, поэтому соперничать с ним очень сложно».

И всё-таки Хэмилтон, действуя очень агрессивно, грань дозволенного старается не переходить. Ферстаппен же просто в полной мере пользуется тем, что в правилах нет какого-то конкретного пункта, который говорит, что гонщику не разрешено перекладывать на соперника решение о том, произойдёт контакт или нет. Но получается именно так: гонщики, с которыми борется Макс (т.е. как правило это Льюис), должны сами решать, уступать ему или нет. Обычно уступают, но не всегда.

Разборки между ними бывали и раньше, но впервые всё это происходит на фоне спора за победу в чемпионате. Но тогда Хэмилтон мог позволить себе уступить, поскольку вёл борьбу за титул, в отличие от Ферстаппена, что объяснялось разницей в возможностях между машинами Mercedes и Red Bull.

«Я не люблю бороться с тобой колесо в колесо, потому что никогда не знаю, как ты собираешься действовать», – сказал Льюис Максу на одной из пресс-конференций в 2018 году. Вероятно, Ферстаппену это понравилось, хотя Хэмилтон вовсе не собирался делать ему комплиментов.

В 2019 году в Мексике между их машинами произошёл контакт в первом повороте, после чего Льюис сказал: «Если вы видели предыдущие гонки, то я всегда оставляю Максу много места – это самый умный подход. Но сейчас на трассе было слишком мало места…»

Понятно, что сейчас, когда оба ведут сражение за титул, правила игры изменились. Хэмилтон уступил сопернику в 1-м повороте в Имоле и Барселоне, а также в 4-м повороте первого круга в Монце.

Но не стал оставлять ему места на трассе в Сильверстоуне и в начале 26-го круга в Монце. В первом случае он атаковал, во втором – защищался. В обоих случаях он принял то самое решение – другими словами, всё заканчивалось столкновениями.

Дело принимает опасный оборот, ведь перегрузки в момент аварии Ферстаппена в повороте Copse достигли 51g, а в Монце одно из колёс машины Red Bull чиркнуло по шлему Хэмилтона.

В Италии Льюис и не должен был уступать, тем более, Макс все время был позади, но голландец, в свою очередь, имел право попытаться заставить соперника уступить. Правила этого не запрещают, и вот как раз здесь кроется опасность.

Как будет развиваться их противостояние в дальнейшем? Хэмилтон знает, что Ферстаппен не собирается идти на компромисс. Льюис хорошо умеет просчитывать риски, и станет он уступать или нет, зависит от разных обстоятельств: будет ли он отставать от Макса в чемпионате или опережать его в личном зачёте, а если будет, то насколько, а также от того, атакует он или защищается.

Ферстаппен же не сможет заранее предугадать, как поведёт себя соперник, какое решение примет в последний момент – уступит или будет упрямо следовать своей линии. В этом смысле Макс в более сложном положении, чем Льюис.

Впрочем, психологически он этого, похоже, не чувствует и продолжит действовать на трассе так же агрессивно, как действовал всегда. Потому что правила этого не запрещают. В этом плане для него всё просто. Так ему кажется.

Текст: . Источник: The Race
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости