Хельмут Марко: В Турции нам не хватило самообладания

Алекс Элбон и Макс Ферстаппен

Red Bull Racing могла выиграть Гран При Турции, но в итоге ни один из её гонщиков даже не поднялся на подиум. Консультант австрийского концерна Хельмут Марко рассказал, что помешало добиться высокого результата в Стамбуле.

Хельмут Марко: «В Турции нам не хватило сноровки и самообладания. В финале квалификации Серхио Перес после первой трети времени, прошедшей после начала сессии, выехал на промежуточных шинах и сразу показал лучшее время на первом секторе. Нас это завело – Макс сразу сказал, что ему тоже нужны промежуточные шины, хотя в тот момент показал лучшее время на двух секторах на дождевой резине.

После перехода на промежуточные шины Макс показывал такие же времена, как и на дождевых. Если бы он остался на дождевой резине, то мог бы сохранить свой ритм и проехать круг ещё быстрее. Но это не означает, что промежуточные шины нам не подошли – в третьей тренировке они неплохо работали на нашей машине.

Затем была допущена следующая ошибка. Макс в финале на протяжении полутора кругов не мог обогнать Кими Райкконена, который, к сожалению, ехал довольно быстро под дождём. Макс думал, что как обычно довольно быстро обгонит Alfa Romeo, но этого не произошло. В результате не удалось как следует прогреть шины, и у него оставалось время только на один быстрый круг, на котором он допустил ещё одну ошибку, что ещё больше отдалило его от поула.

Как вы могли понять, Макс был зол после квалификации и подозревал, что и в гонке у него ничего не получится. В гонке он застрял за Феттелем, хотя после того, как Себастьян отправился в боксы, вы могли видеть, насколько мы быстры. Затем последовал наш пит-стоп, который, к сожалению, занял больше времени, чем обычно. Как и у остальных, у нас в команде тоже было несколько случаев коронавируса, поэтому пришлось поменять часть механиков.

Затем мы увидели разворот, который стал следствием просчёта Макса. В самой быстрой точке трассы он подъехал вплотную к Пересу и потерял прижимную силу. В результате разворота шины получили повреждения, и Максу пришлось вновь ехать в боксы.

На пит-стопе случилась следующая ошибка – мы неправильно отрегулировали настройки переднего антикрыла. Вместо того, чтобы добавить Максу прижимной силы, мы с правой стороны добавили прижима меньше, чем с левой. В результате передняя правая шина стала изнашиваться сильнее, но всё равно нужно было продолжать ехать, пока все четыре шины не дошли до состояния сликов.

Льюис Хэмилтон отлично справился. Когда Макс атаковал Переса, DRS ещё нельзя было использовать. Льюис же дождался активации DRS и с лёгкостью его обогнал. То, как он превратил промежуточные шины в слики и контролировал свой темп, показывает, как умело он использовал весь свой опыт.

Что касается Алекса Элбона, он тоже терял время и позиции из-за разворотов. Он нервничал из-за того, что его шины начали гранулироваться. Он должен был оставаться на трассе, поскольку на примере Хэмилтона и Переса мы увидели, что гранулирование со временем прошло. В напряжённой ситуации у Элбона сдали нервы. С другой стороны, в конце концов, он был так же быстр, как и Макс, а иногда и быстрее.

Я считаю, что наша машина быстра под дождём, ведь у нас была скорость и на промежуточных, и на дождевых шинах. В Турции нам удавалось лучше, чем Mercedes прогревать шины, но в гонке важную роль сыграли пилоты. Кто-то отлично «читал» состояние шин и трассы и в соответствии с этим корректировал свой темп, а кто-то терял терпение».

Текст: . Источник: Auto Motor und Sport
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости