Кристиан Хорнер об эпидемии и клиентских машинах…

В авторской колонке на сайте команды руководитель Red Bull Racing Кристиан Хорнер комментировал вынужденную паузу в чемпионате и вопрос ограничения бюджета…

Кристиан Хорнер: Странное время. К этому моменту мы должны были провести уже шесть этапов в рекордном по числу гонок сезоне. Вместо этого, как и все наши сотрудники, я нахожусь дома и в строгой изоляции жду первую гонку нового сезона.

К счастью, погода отличная, в какой-то момент может показаться, что мы просто в отпуске. Но это не так. За эти несколько недель я прокачал свои навыки установки приложений и проведения видеоконференций на 4000%. График был очень плотным.

Что произошло в Мельбурне?

В паддоке Мельбурна симптомы коронавируса были примерно у 13 человек. Все они самоизолировались и сдали анализы, которые оказались отрицательными. У них была ангина, нарушение суточного ритма из-за перелёта, обычная простуда или что-то ещё. Но потом у одного из сотрудников McLaren тест на коронавирус дал положительный результат, они обсудили ситуацию внутри команды – и решили сняться с соревнований.

В тот момент все действовали импульсивно, не зная всех фактов, ведь это был один случай на несколько тысяч человек, работающих в паддоке. Мы созвали совещание в отеле Crown с участием Росса Брауна и директора гонок FIA Майкла Маси.

Поскольку власти в тот момент были за проведение гонки, я предложил оставить всё как есть, нормально отработать пятницу – и заново оценить ситуацию. По крайней мере, мы бы начали уик-энд.

В McLaren решили сняться. Они имели полное право так поступить – это их выбор, но в правилах нигде не сказано, что если снимается одна команда, то так должны поступить и остальные.

В это время в Австралии спокойно проводились другие спортивные соревнования. Я призывал к тому, чтобы мы продолжили уик-энд, но этот единственный положительный тест на коронавирус разделил команды.

Росс позвонил президенту FIA Жану Тодту, который сказал, что поддержит большинство, так что на месте ситуацией занимался Росс. Он согласился с моим предложением провести дальнейшие тесты и ещё раз всё оценить через 24 часа. Я считал, что если местное правительство и медики считают ситуацию безопасной, нам нужно гоняться. Наша команда была к этому готова.

Вскоре после этой встречи, около трёх часов ночи, мне позвонил Росс и сказал, что возникли проблемы – в Mercedes изменили свою позицию, отказавшись от участия. Это означало, что и моторы своим клиентам они поставлять не будут. Ситуация перевернулась с ног на голову, у руководства Формулы 1 не оставалось другого выбора, кроме как отменить этап.

Сезон так и не стартовал, но это не значит, что у нас в Милтон-Кинс не было работы. Я невероятно горжусь тем, как Формула 1 и все команды ответили на просьбу произвести системы вентиляции лёгких для государственной службы здравоохранения.

Как только возник Project Pitlane, более двухсот сотрудников добровольно приехали на базу, чтобы помочь в разработке и производстве этих систем. Трудно объяснить словами, насколько я был впечатлён готовностью наших сотрудников рисковать, приехав на рабочее место в период строгой изоляции, чтобы поддержать государственную службу здравоохранения.

Мы использовали свои станки и технические навыки, чтобы за три недели разработать полностью функционирующий прототип. Медики были поражены способностью команд Формулы 1 быстро решать поставленную задачу. Мы работали над прототипом вместе с Renault. Несколько сотрудников их команды находились на нашей базе, объединив усилия. Кто бы мог представить это несколько месяцев назад.

Кризис помог оценить сплоченность команд и автоспорта в целом в сложной ситуации. Лучшие инженеры в мире, обычно ведущие технологическую борьбу в составах разных команд, сплотились для достижения общей цели. Я никогда этого не забуду. Жаль, что итоговое решение не пошло в производство – нашей системе здравоохранения такие системы просто не понадобились, но если вдруг они будут нужны другим странам – они полностью готовы.

Сейчас базы всех команд закрыты. В FIA приняли верное решение, обязав всех уйти на перерыв. До конца мая команды не могут работать с машинами, так что ни одна из них не получит преимущества.

Начиная с этой недели разрешена работа не более десяти человек над долгосрочными проектами, такими как разработка коробки передач, но никто из них не может работать над разработкой или производством деталей для действующей машины Формулы 1. В существующих обстоятельствах это верное решение.

Все мы обязаны защитить главный актив – своих сотрудников. Нам в Red Bull повезло – на нашей базе достаточно места, чтобы выполнить требования к социальной дистанции, мы занялись этим ещё до начала перерыва, и когда вернёмся к работе, всё уже будет готово.

Споры по поводу ограничений бюджета

Финансовый вопрос – один из самых острых. По поводу ограничения бюджета сказано много, но важно не упустить суть.

Команды Формулы 1 всегда тратят весь доступный им бюджет. Плюс ещё 10%.

Невозможно сопоставить расходы Ferrari с расходами Haas F1, Mercedes c Racing Point и даже Red Bull Racing с AlphaTauri. У этих команд совершенно разная структура и бизнес-модели. Я считаю, что итоговое решение прежде всего должно учитывать стоимость разработки и производства машин. Я полностью разделяю необходимость сокращения расходов, чтобы все десять команд остались в спорте, но есть несколько способов достижения той цели, и не все они подразумевают ограничение бюджета.

Если главная цель этого ограничения – добиться большей конкурентоспособности команд и помочь небольшим командам, то я за то, чтобы после финальной гонки сезона мы просто продавали им наши машины.

Некоторые считают, что клиентские машины противоречат сути Формулы 1, где каждая команда должна самостоятельно разработать и построить для себя машину, но времена изменились. Нам нужно найти способ помочь небольшим командам пережить этот кризис. Такой подход работает в MotoGP, он может привлечь в Формулу 1 ещё больше команд, что все будут только приветствовать.

Сейчас команды тратят целое состояние, пытаясь скопировать чужие решения, так почему просто не позволить им купить прошлогодние машины? Это обеспечит гораздо большую конкурентоспособность, чем их попытки сделать то, на что просто нет средств. Бизнес-модель небольших команд изменится, с клиентскими машинами они станут более конкурентоспособны, заработают больше денег – и однажды смогут сами строить быстрые машины.

Я считаю, что сценарий с клиентскими машинами может действительно помочь командам в ближайшей перспективе, его стоит внимательно рассмотреть, а не принимать скоропалительные решения, способные привести к сокращению многих рабочих мест. Мы должны думать не столько об ограничении бюджета, сколько о создании более сильного спорта».


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости