Вилли Вебер: Я верю, что Михаэль поправится

Вилли Вебер

13 ноября – важная дата в истории немецкого автоспорта и Формулы 1 в целом: 25 лет назад в этот день Михаэль Шумахер, тогда ещё гонщик Benetton, завоевал свой первый чемпионский титул.

Интрига того сезона развивалась по весьма драматичному и сложному сценарию, а кульминацией его стал Гран При Австралии, когда дуэль Шумахера и Деймона Хилла на городской трассе в Аделаиде завершилась столкновением Benetton и Williams, в результате чего оба гонщика сошли с дистанции. Но такая развязка была на руку Михаэлю, который стал чемпионом с преимуществом в одно очко.

В Германии на предстоящей неделе будут вспоминать события 25-летней давности, в частности, на телеканале RTL, традиционно показывающем гонки Формулы 1, вечером в среду в эфир выйдет тематическая программа, посвящённая Шумахеру.

А газета Kölner Express опубликовала интервью с 72-летним Вилли Вебером, бывшим менеджером гонщика, занимавшимся его карьерой начиная с молодёжных формул.

Вот как Вебер вспоминает концовку чемпионата 1994 года: «Весь сезон был совершенно безумным, но особенно врезались в память события, происшедшие в Аделаиде. Первый титул был для нас очень важен ещё и потому, что Михаэль мог стать первым немцем, выигравшим чемпионат мира. В первые годы карьеры он был очень далёк от этого, и вдруг появился вполне осязаемый шанс. Но после сумасшедшего сезона, когда в Сильверстоуне ему показали чёрный флаг, а в Спа дисквалифицировали, он опережал Хилла лишь на одно очко, и прессинг был просто нечеловеческий.

Михаэль Шумахер за рулём Benetton, 1994 год

Когда на 35 круге гонки произошло то столкновение, вместе с Коринной и Флавио Бриаторе, руководителем Benetton, мы находились в гараже команды. И мы чётко осознали, что Хилл стал чемпионом мира. Но вдруг его машина замедлилась, и он поехал в боксы.

Механики Williams лихорадочно пытались что-то сделать, чтобы машина вернулась на трассу. Я ещё никогда так не нервничал. И только когда они оставили свои попытки, я почувствовал огромное облегчение и не мог сдержать слёз… Мы очень бурно отпраздновали победу в чемпионате, шампанское и австралийское пиво Foster’s лилось рекой».

О состоянии здоровья семикратного чемпиона мира давно нет никаких новых сведений, семья установила практически полную информационную блокаду, и в дом Шумахеров мало кто допущен; старые друзья Михаэля – президент FIA Жан Тодт и спортивный директор Формулы 1 Росс Браун – редкие исключения. И это Веберу не нравится: «Я знаю, что Михаэль получил тяжёлую травму, но, к сожалению, нет никакой информации о том, как идёт процесс реабилитации, есть ли прогресс.

Я хотел бы знать, как его дела, и пожать ему руку. Увы, Коринна отказывает мне в этом. Может быть, она опасается, что я всем обо всём расскажу. Но я по-прежнему верю в то, что Михаэль поправится, потому что знаю: он настоящий боец. Если есть хоть какой-то шанс, он его использует. Всё это не может закончиться вот так, я молюсь за него и верю, что мы ещё увидимся».

Текст: . Источник: Kölner Express
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости