Джеймс Ваулз о тактике Mercedes в Сильверстоуне

После Гран При Великобритании главный стратег команды Mercedes Джеймс Ваулз, отвечая на вопросы болельщиков, прокомментировал наиболее важные события десятого этапа чемпионата мира, завершившегося очередным победным дублем Льюиса Хэмилтона и Валттери Боттаса. Но начался разговор с любопытной темы, имеющей лишь опосредованное отношение к событиям на гоночной трассе…

Вопрос: Какой пульс был у Тото Вольффа на четвёртом круге гонки?
Джеймс Ваулз: Нам самим это интересно, и на этом графике можно видеть, какой у него был пульс. В начале гонки к четвёртому кругу он ускорялся и приблизился к максимуму, затем стабилизировался, после чего ближе к финишу произошло небольшое ускорение. Впрочем, если серьёзно, то это не пульс Тото!

Но наблюдать за борьбой двух гонщиков на трассе на самом деле очень волнительно. Я уже об этом говорил: когда два высококлассных профессионала ведут сражение, а их машины разделяют считанные миллиметры, и оба демонстрируют великолепное мастерство, для нас всё это очень непросто.

Льюис провел прекрасный обгон и опередил Валттери, который действовал очень правильно и сразу контратаковал, вернув себе позицию. Оба гонщика буквально в каждом повороте меняли настройки рулевого управления и системы ERS, стараясь выжать из машин всё. В общем, следить за их борьбой очень интересно.

Вопрос: На сколько кругов вы планировали оставить Льюиса на трассе до того, как выехал автомобиль безопасности? И был бы у него реальный шанс на победу, если бы он остался на трассе, учитывая, что отрыв от напарника сокращался?
Джеймс Ваулз: После того как мы провели пит-стоп Валттери, а Льюис оставался на трассе, мы намеревались максимально повысить его шансы в честном противостоянии с напарником. У обоих гонщиков были возможности выиграть гонку, и в случае с Льюисом, раз он показывал отличные результаты прохождения кругов, мы хотели, чтобы он оставался на трассе ещё какое-то время. Реалистично рассуждая, до момента выезда автомобиля безопасности он мог проехать ещё один, максимум два круга.

Его скорость уже стала понемногу снижаться, и он начал терять слишком много времени по отношению к Валттери. У него была возможность поменять шины чуть позже, но этого было недостаточно, чтобы обогнать напарника на трассе. Однако при тактике двух пит-стопов Льюис, вероятно, смог бы его опередить к заключительному отрезку гонки.

Вопрос: Были ли в минувший уик-энд какие-то сюрпризы, связанные с новым асфальтовым покрытием?
Джеймс Ваулз: В этом году в Сильверстоуне опять обновили покрытие. Старый асфальт полностью удалили и уложили новый. На самом деле, работа, которую там провели в этом году, была проделана идеально. Поверхность трассы стала очень ровной и гладкой, при этом она обеспечивает отличное сцепление, уровень которого даже превзошёл наши ожидания.

Шины для этой гонки были выбраны ещё восемь недель назад, и тогда мы строили свои выводы о состоянии покрытия на основе информации, полученной в прошлом году. При этом мы предполагали, что шины состава Hard нам не понадобятся. Но в этом сезоне кое-что изменилось: после Гран При Франции мы поняли, что резина самого жёсткого состава может оказаться очень полезной, когда у покрытия такие характеристики.

Но было уже слишком поздно, мы не могли внести изменения в наш выбор шин – в такой же ситуации были и Ferrari, и Red Bull. Мы все отправлялись в Сильверстоун, имея минимальный запас жёсткой резины. Как потом выяснилось, это нам дорого обошлось. Вам необходима информация о поведении шин, на которых можно проехать значительную часть гонки, и, как вы помните, многие команды решили ограничиться единственным пит-стопом: первый отрезок на комплекте Medium, второй – на Hard.

В общем, когда меняется покрытие трассы, это создаёт непредсказуемость. Информация, собранная год назад, оказалась почти бесполезной, и всё пришлось начинать с нуля. В Сильверстоуне произошло вот что: отличная трасса, прекрасное покрытие, на котором шины работали идеально – благодаря этому мы увидели интересную гонку.

Вопрос: Почему вы поставили на машину Валттери резину средней жёсткости вместо Hard?
Джеймс Ваулз: Перед гонкой мы строили наши планы на том, что гонка пройдёт с двумя пит-стопами. Так же поступили в Ferrari и Red Bull. Возможность проехать дистанцию с единственным пит-стопом была, мы это знали, но с ней были связаны определённые риски, и мы не считали эту тактику основной.

Расчёты показывали, что она чуть медленнее, хотя, разумеется, при двух пит-стопах вам приходится разбираться с трафиком. Кроме того, при единственном пит-стопе на комплекте Hard пришлось бы проехать больше кругов – причём на шинах, с которыми мы вообще не работали на тренировках. К 16-му кругу гонки в Red Bull уже поменяли резину на обеих машинах, в Ferrari – на одной, и все перешли на Medium, кроме Гасли, который ехал на Hard.

В случае с Валттери мы были настроены на два пит-стопа, его результаты прохождения кругов стабилизировались, а если и начали снижаться, то ненамного. Было решено реализовать ту схему, которая, как мы на тот момент считали, позволяла проехать гонку быстрее всего, т.е. два пит-стопа: два отрезка на Medium, один – на Hard. Аналогичной схемы придерживались наши соперники. Именно поэтому мы перешли на комплект резины средней жёсткости.

Утром до старта мы предупредили, что на одну из машин будет поставлен комплект Hard – по двум причинам. Во-первых, это давало возможность проехать дистанцию с единственным пит-стопом – в случае, если так сложатся прочие обстоятельства. Во-вторых, примерно, как в Бахрейне в 2014 году, таким образом мы создаём возможность для двух наших гонщиков соперничать друг с другом на протяжении всего Гран При.

Если бы не автомобиль безопасности, Льюис на шинах Hard оказался бы позади Валттери, и тогда мы бы увидели невероятно захватывающую гонку, и было бы интересно посмотреть, у кого больше шансов на победу.

Вопрос: Почему вы не позвали Боттаса на пит-стоп, когда на трассе был сейфти-кар?
Джеймс Ваулз: Мы не позвали его на пит-стоп в этот период, потому что на трассе он ехал позади Феттеля. Обе наши машины заехали бы в боксы, обе получили бы шины Hard, и это действительно могло бы укрепить позиции Валттери, и он мог бы доехать до финиша. Но мы полагали, что, поскольку на комплекте Medium он проехал всего четыре круга, показывая отличную скорость, тактика двух пит-стопов давала ему наилучшие шансы на возвращение на 2-ю позицию.

Вопрос: Как Льюису удалось проехать лучший круг гонки на жёстких шинах?
Джеймс Ваулз: Если честно, мы сами не понимаем, как ему это удалось, ведь тот комплект Hard уже прошёл 32 круга. Это самые жёсткие шины, они были полностью изношены, и всё-таки под конец он проехал фантастический круг – молодец!

Поскольку мы от него такого не ожидали, то на самом деле планировали для него ещё один пит-стоп на последних кругах. Льюис бы ничего не потерял: Валттери был позади, ему в любом случае пришлось бы ехать в боксы, поскольку на тот момент он использовал только два комплекта Medium. В случае с Льюисом мы собирались поставить ему свежие шины, чтобы он проехал лучший круг гонки, но он был вполне доволен тем, как работал комплект Hard на его машине – именно поэтому мы оставили его на трассе. И, как вы видели, он всё равно смог проехать лучший круг!

Текст: . Источник: пресс-служба Mercedes
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости