Вассёр: Мы подумаем о составе команды только в августе

Фредерик Вассёр

Команды Фредерика Вассёра регулярно боролись за титулы в молодежных сериях, но в роли руководителя заводской команды Renault в Формуле 1 он должен решать совершенно иные задачи. В интервью бразильскому Globo Esporte он рассказал об этой работе...

Вопрос: Завоевав восемь титулов в GP2 с такими гонщиками, как Нико Росберг и Льюис Хэмилтон, восемь титулов в GP3 и три титула в европейской Формуле 3, вы возглавили команду Renault. Вы получаете удовольствие от участия в Формуле 1?
Фредерик Вассёр (смеется): И да, и нет. Мы знаем, что это среднесрочный или долгосрочный проект, связанный с огромными сложностями. Я нацелен на решение этой задачи и знаю, что если действительно хочу получить удовольствие от работы, то мне нужны результаты, я должен видеть стабильный прогресс команды.

Вопрос: Формула 1 отличается от того, к чему вы привыкли в GP2?
Фредерик Вассёр: Да, но суть гонок всегда в борьбе на трассе, а задача руководителя – помочь инженерам, механикам и гонщикам раскрыть свой потенциал, при этом неважно, работает ли на трассе 60 человек, как в Формуле 1, или 30, как в прошлом году в GP2. Цель одинаковая, способы её достижения схожие. В работе на трассе отличий не так много, основная разница – в работе на базе.

Вопрос: Велика ли разница между специалистами в GP2 и в Формуле 1?
Фредерик Вассёр: Нет. Не стоит недооценивать специалистов других гоночных серий – там можно встретить очень грамотных людей. Самое большое отличие – в размерах команд. У Renault тысяча профессионалов, которые работают в Вири и в Энстоуне. Я почувствовал гораздо большую разницу вне гоночной трассы, а не на ней.

Вопрос: Что вызывает больше всего сложностей, мешая добиться успеха в Формуле 1?
Фредерик Вассёр: Прессинг из-за времени. Мы начали с нуля. Mercedes потребовалось пять лет, чтобы завоевать титул, Red Bull Racing одержала первую победу спустя пять лет – это долгий процесс. Нам надо следить за развитием команды и гарантировать, что оно идет постоянно. И у меня прежняя концентрация, прежняя цель.

Вопрос: Вы постоянно боролись за победы и титулы…
Фредерик Вассёр: Спасибо (смеется), давайте сразу перейдем к шампанскому!

Вопрос: Вы постоянно боролись за титулы, а сейчас ваши гонщики редко зарабатывают очки. Это противоречит той реальности, к которой вы привыкли…
Фредерик Вассёр: Да, это совершенно другой вызов. Самое главное – понимать, какая у вас цель, и чего вы можете добиться с такими ресурсами. Когда я работал в GP2, моей целью было завоевать титул. В Формуле 1 надо постараться оказаться в десятке.

Если взять «24 часа Ле-Мана» и класс LMP2, вы должны понимать, что не сможете выиграть гонку, но вы будете бороться, чтобы оказаться лучшим в своём классе. У нас долгосрочный проект, впереди долгая дорога. Сейчас мы мечтаем даже не о подиуме, а о постепенном прогрессе. Именно на это я рассчитываю.

Вопрос: У Renault была одна из худших силовых установок, которую гонщики критиковали за недостаток мощности, но вам удалось ее исправить даже без использования условных баллов. Всем интересно, как вам это удалось?
Фредерик Вассёр: Прежде всего, никакого чуда здесь нет. Во-вторых… (смеется)… Я никогда вам не скажу, что мы сделали с силовой установкой. Я не работал в Renault раньше, поэтому ничего не могу добавить. Всё, что я могу сказать – теперь в Вири всё отлично функционирует.

На самом деле реструктуризация началась полтора года назад. Нельзя сказать, что 1 января мы нажали кнопку и сразу получили более мощный мотор. В 2017-м всё будет понятнее. Мы точно знаем, что у нас есть, мы готовим новинки, так что силовая установка станет ещё более эффективной.

Вопрос: Как идет процесс реструктуризации команды во Франции и Великобритании?
Фредерик Вассёр: Перемены в правилах на 2014 год были одобрены немного поздно, и сами по себе они довольно сложные. Компания оказалась к этому не готова, так что всё это превратилось в кошмар. Пока в Renault стремились сделать двигатель более надежным, остальные работали над повышением мощности. Без надежности ничего не добиться, но проблема была решена и во второй половине 2015 года появилась возможность работать с эффективностью. Мы провели реорганизацию, сейчас у нас отличная структура.

Вопрос: Что происходит в Энстоуне? Как известно, вы нанимаете новых специалистов…
Фредерик Вассёр: Да. В Энстоуне всё было не так, как в Вири. Команда провела несколько сложных сезонов, за последние пять лет инвестиций было очень мало. Мы детально проанализировали ситуацию.

В Renault вкладывают много средств в развитие команды и продолжат это делать в течение следующих двух или трех лет, но это долгосрочный процесс. Нужно расширить команду, построить новое здание – всё это требует времени, нескольких лет.

Если приглашать инженеров из других команд, приходится считаться с их контрактами и ждать, пока они смогут приступить к работе в вашей команде. Нужно время на развитие команды. Надо нацеливаться на борьбу за лидирующие позиции в 2018 или 2019 году – это более реально, и вы снимаете с команды прессинг, который она чувствует, если должна добиться результата, который заведомо невозможен.

Вопрос: В какой области вы больше всего задействованы?
Фредерик Вассёр: Во всех. Было бы неправильно выделять какую-то конкретную область. Мы должны понимать, что нужно прогрессировать во всех областях, в частности, в работе с аэродинамикой, с шинами. В этом спорте нужны лучшие профессионалы в каждой области. Согласен, аэродинамическая эффективность машины играет ключевую роль, но она одна ничего не меняет – надо финансировать этот проект, так что всё связано между собой.

Вопрос: Как обстоят дела с разработкой машины для 2017 года?
Фредерик Вассёр: Думаю, мы начали работать с ней раньше, чем соперники. Сейчас шасси тестируется в аэродинамической трубе. Это шаг в неизвестность: из-за нового регламента никто не знает, что покажет каждая команда на первых тестах в Барселоне. Мы внимательно занимаемся этим проектом. Важно, что это будет новая машина, спроектированная вокруг новой силовой установки Renault – совершенно не то, что мы имеем сейчас. Что касается нового двигателя, мы знаем, насколько он эффективен.

Вопрос: Вы используете революционный подход или консервативный?
Фредерик Вассёр: Что значит революционный подход, а что – консервативный? Я не могу ответить на этот вопрос сейчас. Лично мне всё равно, лишь бы машина была быстрой!

Вопрос: Чего вы ждете от гонщиков?
Фредерик Вассёр: Сейчас у нас два молодых гонщика, отлично выполняющих свою работу. Важно учитывать, что один из них дебютант, а второй провёл в Формуле 1 всего один сезон.

Вопрос: Их много критиковали…
Фредерик Вассёр: Да, но только не я – это важно. Второй момент в выборе гонщиков – надо выстроить команду вокруг них. Все истории успеха в Формуле 1 такие. Гонщик – это лидер команды и вершина айсберга, которая находится на виду. Команде нужен такой гонщик, который всех сплотил бы. Так произошло с Себастьяном Феттелем в Red Bull Racing и с Михаэлем Шумахером в Ferrari – история повторяется. Мы должны следовать этой модели – это важная часть проекта.

Вопрос: Предпочтение отдается молодым гонщикам, а не более опытным…
Фредерик Вассёр: Да, они молоды. Мы знаем, что в 2020-м или в 2021-м у нас будет шанс бороться за титул – это цель на пять лет. Если бы мы выбрали гонщика, завершающего карьеру в Формуле 1, то он не смог бы выполнить то, к чему мы стремимся через пять лет. Я должен выбрать того, кто будет готов бороться за титул в 2020-м, и сейчас я этим занимаюсь. Этот гонщик должен расти вместе с нами и набираться опыта.

Вопрос: У вас есть гонщик, который опередил Макса Ферстппена в европейской Формуле 3 в 2014-м, а в прошлом году завоевал титул в GP3 – Эстебан Окон, которому всего 19 лет...
Фредерик Вассёр: Окон работал с нами на тестах в Барселоне, но ему не повезло: сначала возник прокол, затем проблемы с аккумулятором. Но в Сильверстоуне он отработает первую тренировку в пятницу, а на следующей неделе проведёт тесты – тогда мы получим более детальное представление о его потенциале. Разумеется, он претендует на место в команде в 2017-м.

Вопрос: Фелипе Наср молод и талантлив. Он есть в вашем списке?
Фредерик Вассёр: Честно говоря, сейчас я не думаю о гонщиках – у меня много дел, связанных с реструктуризацией команды. Я знаю, что многие хотели бы оказаться за рулем наших машин, но не хочу думать о составе до конца августа. Мы провели предварительные переговоры с некоторыми пилотами, но пока не время для принятия решений.

Вопрос: Важно ли, чтобы в команде выступал гонщик из страны, где у Renault серьёзные интересы?
Фредерик Вассёр: Лучше всего для Renault было бы бороться за титул вместе с китайским гонщиком. Кроме того, компания занимает важную долю автомобильного рынка в Бразилии. Но моя задача – завоевать титул, поэтому я не думаю о маркетинговых проблемах – я должен выбрать лучшего гонщика из доступных.

Вопрос: Некоторые руководители команд недовольны тем, как Берни Экклстоун управляет Формулой 1. Вы новичок в Формуле 1: что вы об этом думаете?
Фредерик Вассёр: Посмотрите, с каким успехом прошла гонка в Баку… Никто не может жаловаться на Берни Экклстоуна, как на промоутера Формулы 1. Что он сделал с правами на трансляции, с трассами… Кто смог бы лучше выполнить эту работу, заключать ещё более выгодные для Формулы 1 контракты? Любому 40-летнему бизнесмену я предпочту Берни Экклстоуна.

Социальные сети и прочие подобные активности – это сфера ответственности команд. Теперь все заинтересованы в том, чтобы активнее работать в этих областях. Мы не можем ждать всего этого от FOM – мы, я имею в виду команды, спонсоров, журналистов – все мы должны сделать всё необходимое, чтобы Формула 1 стала лучше.

Текст: . Источник: Globo Esporte
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости