Большое интервью: Адриан Сутил

Контракт 16-летнего гонщика с командой Формулы 1 в наши дни – явление не то чтобы привычное, но уже не столь и шокирующее. Современные пилоты начинают заниматься картингом с пяти лет, в десять точно знают, что хотят пробиться в чемпионат мира, а в пятнадцать самые одаренные из них уже попадают во всевозможные программы поддержки команд Ф1. Их единственное хобби – это их работа, потому как всю свою сознательную жизнь они провели на гоночных трассах.

Поверить в то, что на старт в Формуле 1 еще может выходить человек, в пятнадцать лет даже не помышлявший о карьере пилота, значительно сложнее, чем в скорое появление на решетке несовершеннолетнего подростка. Но такой пилот в чемпионате все-таки есть.

Адриан Сутил в интервью F1News.Ru рассказал о том, как начать гоночную карьеру, катаясь на роликах, о детской мечте стать каскадером, уроках игры на пианино, путешествиях с отцом на лодке вокруг Карибских островов, пользе компьютерных игр и многом-многом другом. Отвлекитесь от дел на десять минут. У Адриана есть для вас пара безумных историй. Вот только Формула 1 здесь совершенно ни при чем...

Вопрос: Адриан, говорят, вы поклонник Джеймса Бонда.
Адриан Сутил: Я поклонник классических фильмов. "Голдфингер", "Шаровая молния". Шон Коннери – мой любимый Бонд.

Вопрос: Новые, с Дэниэлом Крейгом, – уже не то?
Адриан Сутил: Они другие. Новые фильмы – это уже что-то вроде "Миссия невыполнима". "Казино Рояль" – тоже фантастическое кино, но если вы полюбили того, настоящего Бонда, то Бонд Крейга – слишком сильный, слишком атлетичный. По мне, так у него слишком много мускулов. Самое главное, он немного потерял в юморе. Настоящий английский юмор – основное, чего мне не хватает в новых фильмах. Жаль. Но для нового поколения этот Бонд – их Бонд, и он им нравится.

Вопрос: Вы из тех, кто предпочитает пересматривать старые фильмы?
Адриан Сутил: Наверное, даже слишком часто. Мне кажется, я пересмотрел каждый эпизод по сотне раз. Я знаю все слова, что произнесут герои. Я могу говорить вместо них. Каждую фразу.

Вопрос: У вас есть любимые цитаты?
Адриан Сутил: Их много. Мне нравится, как он выпутывается из ситуации, просто отшутившись. Настоящий Бонд – тот, который плавает в водолазном костюме, потом выходит на берег, снимает его и сразу оказывается в белом смокинге с красным бутоном, торчащим из кармана. Он способен на всё (смеётся).

Вопрос: Вы и правда хотели стать каскадером?
Адриан Сутил: Да, я мечтал об этом, когда был еще ребенком. Мне хотелось совершать какие-нибудь сумасшедшие трюки, мне постоянно нужен был адреналин. Наверное, в итоге я выбрал подходящую профессию, но с удовольствием поработал бы и каскадером – для этого надо быть в каком-то смысле еще и актером, ведь актером я тоже очень хотел стать. У меня было много желаний. Я хотел стать актером, каскадером, спортсменом. Я очень увлекающийся человек и всегда таким был.

Я как-то провел день в роли каскадера, несколько лет назад. Это был один из лучших дней в моей жизни. Я столько всего попробовал! Например, трюк, когда вас отбрасывает взрывной волной в сторону. То, как они готовятся, как снимают – это очень интересно. Фантастическая профессия. Я даже прыгал со здания на огромный надувной матрас. Надо же не просто упасть, но и еще сыграть – дать понять зрителю, что вы напуганы и так далее.

Вопрос: С какой высоты вы прыгали?
Адриан Сутил: Это была самая высокая точка, которую можно было выбрать. Наверное, метров пятнадцать или около того. Внизу был огромный черный надувной матрас.

Вопрос: Серьезно? Пятнадцать метров?
Адриан Сутил: Да!

Вопрос: И как давно это было?
Адриан Сутил: Мне кажется, в 2008 году. RTL, немецкий телеканал, пригласил меня в студию, и они сняли такую программу. На YouTube, наверное, можно найти видео.

Вопрос: В Force India не возражали?
Адриан Сутил: Как ни странно, всё было в порядке (смеется).

Вопрос: До начала гоночной карьеры вы катались на роликах…
Адриан Сутил: Да! У меня было столько талантов! Я был очень хорош в инлайн скейтинге. Акробатика, езда по трубам... Я провел несколько лет на улице, где были все эти рампы, хафпайпы и прочие штуки. Совершал прыжки, перевороты… Но я никогда не надевал защиту, и на моих руках до сих пор очень легко заметить следы от травм и порезов в результате падений.

Закончилось все разрывом связок. У меня были большие проблемы с ногами после этой истории. Так что пришлось остановиться. Я начал заниматься другими вещами и в итоге попал в гонки. Для моих костей это оказалось более безопасно.

Вопрос: Если бы той травмы не было, мы бы здесь с вами не сидели?
Адриан Сутил: Может быть. У меня всегда было полно мотивации, чем бы я ни занимался. Я всегда хочу добиться целей, которые перед собой ставлю. Какой бы ни была цель, я выкладываюсь по максимуму и делаю все, что только возможно, для ее достижения. Формула 1 – не исключение. Таким я был, когда катался на роликах, таким же был подход и к другим занятиям. Только уроки на пианино не вызывали у меня того же восторга. У меня был талант. Но всё время чего-то не хватало. Наверное, адреналина.

Вопрос: Вас заставляли родители?
Адриан Сутил: Да, мы обязаны были этим заниматься (родители Адриана – профессиональные пианисты, – Прим. ред.).

Вопрос: Вместе с двумя братьями, вы имеете ввиду?
Адриан Сутил: Да, каждый должен был играть на каком-то музыкальном инструменте. Я не скажу, что испытывал отвращение или что-то подобное. Мне нравилось. Но страсти, какой-то серьезной заинтересованности не было никогда. Поэтому я и прекратил.

Вопрос: Что сейчас происходит чаще: вы выходите на улицу с роликами или садитесь за пианино?
Адриан Сутил: С роликами покончено, с пианино практически тоже. Иногда – да, если я вижу пианино и у меня подходящее настроение, я могу сесть и сыграть пару мелодий. На это я еще способен.

Вопрос: В одном из интервью вы говорили, что вместе с отцом часто ходили под парусами…
Адриан Сутил: Да, мой отец большой любитель, он знает в этом толк. Мы часто брали в аренду лодку – недели на две – и уходили в море. Это не были дорогие огромные яхты, просто обычные лодки – 15 метров максимум, с несколькими каютами. Мы отправлялись, скажем, вокруг Карибских островов. Я очень хорошо знаю, что такое шторм.

Вопрос: Помогали управляться с парусами?
Адриан Сутил: Я всегда оставался последним на палубе! Каким бы сильным ни был шторм, я все время находился на палубе, управлял лодкой с отцом. Остальные уже сидели в обнимку с тазами в каютах (смеется).

Вопрос: Вам было когда-нибудь по-настоящему страшно на море?
Адриан Сутил: Страшнее было, когда я поехал заниматься сёрфингом со своим тренером. Мы отправились на острова Мауи на Гавайях, на один из самых известных пляжей для сёрферов. Там самые большие волны! Сейчас я точно знаю – это худшее место для начинающих, которое только можно представить.

Когда я зашел в воду, я просто не осознавал, насколько это опасно, и что я вообще делаю. Волны казались маленькими, так что я лег животом на доску и погреб дальше. Мой тренер перед этим говорил: "Туда ни в коем случае не заплывай", и я в принципе не собирался, но каким-то образом все-таки попал туда, куда было нельзя попадать. Всего-то на несколько метров дальше…

Волны появились как-то неожиданно. Я посмотрел на это: "Вот, черт!" – быстро развернулся и попытался уплыть, но не успел. Первая ударила меня, я оказался словно внутри стиральной машины. Потом подоспела вторая – ударила еще раз. Потом третья. Я был настолько близок к тому, чтобы захлебнуться…

Это был единственный раз, когда я вылез на берег, буквально крича о помощи. Меня трясло. Я вышел на пляж, сел на песок и поклялся, что больше никогда не буду этим заниматься. Моя карьера в серфинге была самой короткой (смеется).

Я правда больше никогда не буду играть с волнами. Иногда вы просто не осознаете всю силу природы. Мы на самом деле очень маленькие. Вы не представляете, насколько это сильное чувство – просто сидеть на пляже и осознавать, что ты жив. Я был самым счастливым человеком на свете.

Вопрос: Когда это было?
Адриан Сутил: Лет пять назад, я был уже в Формуле 1.

Вопрос: Это же безумие…
Адриан Сутил: Да, я всю жизнь на пределе! Всегда (улыбается).

Вопрос: В компьютерных играх тоже?
Адриан Сутил: Да. Как только появились первые PlayStation, когда мне было лет тринадцать, я мог пропадать за приставкой. В итоге это тоже привело к тому, что я начал соревноваться – онлайн. В одной игре можно было загружать в интернет код своего круга, он регистрировался, и вы могли увидеть, какое место занимаете в мировом рейтинге. Я всегда играл до тех пор, пока не оказывался первым. Вы не представляете, насколько это сложно! Там были порой такие времена на круге, что пытаясь их побить, я проводил перед экраном сутки, 10-12 часов подряд мог не сходить с места.

Но знаете что… Я выучил так почти все трассы. Когда началась моя гоночная карьера, куда бы я ни отправился, я уже знал конфигурацию, потому что на каждой их них я наездил десятки часов на компьютере. В мой первый год в Формуле BMW мне не пришлось учить ни одной трассы. Я знал их наизусть.

Вопрос: Что это были за игры? Gran Turismo?
Адриан Сутил: Да, Gran Turismo и другие. В то время, я помню, была классная игра TOCA Touring Car. Она была еще не так совершенна, как современные. Там требовался определенный стиль пилотирования, чтобы показывать хорошие времена, надо было знать кое-какие секреты. Я обожал эту игру. Я даже построил свой собственный симулятор.

Вопрос: В каком смысле?
Адриан Сутил: Серьезно. Я взял свое кресло от Формулы 3, сколотил вокруг него что-то вроде деревянной коробки, чтобы было похоже на кокпит. Но самое главное! Я даже не знаю, как это сказать… В общем, при помощи еще пары инструментов, я привязал две эластичные веревки к рулю, пропустил через специальные рогатки, которые стояли по бокам и другими концами привязал к шлему. Получалось, что когда я поворачивал руль, резинка начинала тянуть голову в противоположную сторону, так что я не только играл, но и тренировал шею!

Вопрос: Где эта штука сейчас?
Адриан Сутил: Коробка все еще у меня дома. Все, кому я про нее рассказывал, говорили, чтобы я никогда ее не выбрасывал. Пришлось перевезти с собой. Сейчас стоит на верхнем этаже.

Вопрос: Вы часто говорили, что вам нравится жить в Швейцарии. Останетесь там после окончания карьеры?
Адриан Сутил: Не знаю. Я часто принимаю решения спонтанно. Пока я чувствую себя хорошо, пока мне всё нравится, и пока я счастлив, я останусь там, где живу сейчас. Но завтра всё может измениться – я перееду сразу же. У меня никогда не было проблем с этим. Я всегда старался прислушиваться к своему сердцу и когда не чувствовал, что доволен жизнью, собирал чемоданы и переезжал, что-то менял.

Вопрос: Где вы себя видите в старости?
Адриан Сутил: Я могу переехать куда угодно. Скорее всего, это будет место, где много природы. Если не в Европе, то, скорее всего, в Канаде. Я куплю ранчо, чтобы по соседству не было домов, чтобы рядом не было людей, только животные.

Вопрос: В таком случае, в Японию, наверное, не вернетесь? Вам там нравилось?
Адриан Сутил: Да. Тот год, что я прожил там – невероятное время (Сутил выступал в японских чемпионатах в 2006 году, – Прим. ред.). Столько воспоминаний!

Там я вообще впервые начал жить один. Только съехал от родителей и сразу отправился выступать в Японию. Помню, меня встретил человек из TOM'S Toyota (команды, за которую Сутил выступал в японской Формуле 3 и SuperGT, – Прим. ред.). Но не в аэропорту, а на вокзале. Для меня, молодого парня, который тогда еще почти не путешествовал, добраться до него уже было серьезным испытанием. Но я справился, на станции нашел человека с табличкой с моим именем в руках. Он отвез меня на машине в местечко Готемба, это небольшой городок примерно в полутора часах от Токио, отдал ключи от квартиры и сказал: "Увидимся на следующей неделе". Я замахал руками: "Дай хотя бы номер телефона", – он написал и уехал.

Я остался с его номером на бумажке и ключами в руках, моя машина должна была прибыть спустя три дня, я стоял перед своей новой квартирой в каком-то маленьком городке в Японии. Этого я никогда не забуду.

Вопрос: Что вас больше всего удивило в Японии?
Адриан Сутил: Люди. Поначалу было сложно привыкнуть. Первые несколько месяцев оказались, конечно, самыми тяжелыми. Я никого не знал, больше того – я ни с кем не мог общаться. Шансов найти круг общения не было вообще.

Через два-три месяца стало полегче. Я уже хорошо понимал их менталитет. Люди настолько учтивы и приветливы… У них всегда хватает терпения на разговор с вами. Если вам что-то от них нужно, даже если они ни слова не понимают из того, что вы говорите, они будут слушать и стараться понять до тех пор, пока вы не получите той информации, которую хотите. Я столько раз терялся и столько раз просил о помощи на улице – не счесть. Они всегда останавливались. Но я не понимал ни слова, и зачастую эти разговоры просто ни к чему не приводили. Но как же тяжело им объяснить, что их помощь уже не нужна! Я стоял и говорил: "Окей", – показывал руками, что со мной все в порядке, что все нормально, что я пошел вот туда, а вы оставайтесь, пожалуйста, тут и идите по своим делам.

Они настолько хотят помочь – я нигде такого не видел прежде, и, несмотря на то, что с тех пор объездил уже много мест на планете, нигде не видел этого, кроме Японии. Они самые учтивые люди в мире, и это то, что мне очень нравится. Я думаю, нам многому можно у них поучиться.

Вопрос: За годы путешествий какое место поразило вас больше всего?
Адриан Сутил: Индия. Дели. Там другая жизнь. Люди другие. Много очень бедных людей. Видеть, как живут они – это шок. После этого начинаешь больше ценить то, что есть у тебя. Мы привыкли жаловаться, говорить, что нам чего-то не хватает, каких-то материальных благ. У них нет ничего. У многих людей есть одна рубашка, и это всё.

Вопрос: Напоследок, у меня всё же есть один вопрос о Формуле 1. Как человек, не лишенный музыкального слуха, что вы думаете о новом ее звуке?
Адриан Сутил: Он немного другой в этом году, да. Я не скажу, что он мне не нравится. Для V6 звучит всё равно неплохо. Тихо, но мне напоминает моторную лодку. Так что я ничего не имею против...

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости