Роман Русинов о гонке REC, Shortcut и Ле-Мане-2018

Роман Русинов на базе DK Racing

Гонка Russian Endurance Challenge 7 июля на Moscow Raceway пройдёт уже в четвёртый раз, и на этот раз её главной звездой станет один из самых известных российских гонщиков – Роман Русинов. Ещё интереснее, что выступать Роман планирует на машине, собранной своими руками. Причём эта машина действительно российская – лёгкий спорткар Shortcut.

Мы встретились с Русиновым на базе DK Racing в Подмосковье, где он и собирает аппарат, на котором планирует выйти на старт – и даже немного ему помогли. А в процессе Роман рассказал, почему он решил выступить в этой гонке, да ещё и в столь необычном формате…

Вопрос: Роман, вы заслуженный гонщик, победитель FIA WEC в категории LMP2, рекордсмен по числу побед в этой категории. Что заставило вас принять участие в гонке Russian Endurance Challenge?
Роман Русинов: На самом деле история была такой. После Ле-Мана мы сидели здесь, в DK Racing, с основателем компании, Михаилом Даевым, общались на разные темы, в том числе, конечно, о Shortcut. Я приобрёл эту машину буквально весной, и разговор зашёл о том, за сколько можно собрать её «китовую» версию. Неделя, две, месяц… Я говорю – да какая неделя, я соберу за три дня. В итоге мы поспорили на Shortcut, что я смогу собрать его за четыре рабочих дня – то есть за 32 часа чистой работы.

Параллельно у нас появилась идея пригласить членов нашей команды G-Drive Racing – гонщиков, инженеров, механиков – на чемпионат мира по футболу. И так как даты матчей пересекаются с REC, и в этой гонке можно выступать на машинах Shortcut, то сама собой появилась идея выставить собранную машину на старт, посадив за руль членов команды. Потому что собрать машину своими руками, а потом проехать на ней гонку – это же круто!

Пока мы официально ещё не подали заявку, но у нас есть идея, что мы это сделаем. Сейчас вопрос в том, как организовать приезд всей команды сюда. Потому что, помимо прочего, как вы знаете, у нас сейчас идёт судебное разбирательство относительно победы в Ле-Мане. Но, как минимум, я поеду, а кто ещё со мной будет в экипаже – сейчас решаем. Может быть, Андреа Пиццитола прилетит, может быть, главный инженер команды Дэвид Лич. Вернь вряд ли сможет из-за Формулы E. Хотя мы его, естественно, позвали.


Shortcut – лёгкий спорткар, своего рода российская версия знаменитого Lotus (Caterham) Seven. Собственно, первая версия машины была построена КБ 527 совместно с российским «Лотус Клуб». Первая машина увидела свет в марте 2016-го, а уже в конце года владельцем КБ 527 стала компания DK Racing.

Главная идея конструкторов Shortcut заключалась в создании настоящего гоночного автомобиля, который бы при этом был предельно дёшев как при покупке, так и в дальнейшем обслуживании. Именно поэтому Shortcut на 95% состоит из российских комплектующих – двигатель Lada Granta Sport, коробка передач от ВАЗовской «классики», тормоза тоже стандартные ВАЗ, и так далее. Рамы варятся непосредственно в DK Racing. Иностранного производства только амортизаторы, так как найти достаточно качественные отечественные амортизаторы производителю так и не удалось. Кроме того, на Shortcut ставятся шины Toyo.

Характеристики Shortcut весьма впечатляют. Мотор мощностью 184 л.с., установленный на машину весом 500 кг, позволяет ей разгоняться до 100 км/ч менее чем за 5 секунд! А максимальная скорость составляет 240 км/ч. И всё это – чуть более чем за 1 миллион рублей.

Kit-набор машины Shortcut

Как и в случае Lotus Seven, основной способ продажи Shortcut – kit-версия, когда машина поставляется в полуразобранном виде. Из машинокомплекта любой покупатель может собрать свой автомобиль самостоятельно по видеогиду за несколько дней или недель - в зависимости от интенсивности сборки. В действительности Shortcut можно купить и в готовом виде, но тогда он будет стоить немного дороже.


Вопрос: Как они восприняли идею выйти на старт гонки где-то в России?
Роман Русинов: Ну, мы же понимаем, что всё это для нас в первую очередь развлечение. Мы не ставим перед собой задачу обязательно победить.

Вопрос: Но ведь вы неоднократно говорили, что всегда ставите перед собой именно такую задачу.
Роман Русинов: Нет, это другой случай. В нашем контексте это развлечение, мы не готовимся к этой гонке специально. Для нас главное – финишировать, а там посмотрим, что из всего этого получится.

Вопрос: Вы хорошо знаете эту машину?
Роман Русинов: Да, конечно, я уже на ней ездил, и мне она очень понравилась. Настоящая гоночная машина, а учитывая, что в версии kit она стоит всего миллион рублей, это очень здорово. Если кому-то нужен чистый автоспорт – то вот он.

Вопрос: Гонка REC продолжается четыре часа. По российским меркам это много, таких длинных профессиональных гонок у нас прежде не было. Но вы привыкли ехать несколько дольше, хотя бы шесть часов.
Роман Русинов: Я считаю, очень хорошо, что у нас появляются гонки такого уровня. Все мы прекрасно понимаем, что автоспорт в России нужно развивать. К плюсам REC можно отнести и то, что там много классов, а в экипаж могут входить несколько пилотов. Всё это делает участие в гонке весьма доступным. На том же Shortcut участие обойдётся в 250 тысяч за машину. В экипаже может быть до пяти человек, то есть, в среднем выходит по 50-75 тысяч на человека. И за эти деньги человек может принять участие в профессиональной гонке. Картинг стоит дороже!

Вопрос: Вы давно в предыдущий раз участвовали в гонке в России?
Роман Русинов: Давно. В 2004 году, на Lada Revolution.

Вопрос: Большой срок. Российский автоспорт с тех пор изменился?
Роман Русинов: Безусловно, автоспорт движется вперёд. Когда я участвовал в гонках в России, у нас даже трасс не было. Сейчас трассы есть, их даже довольно много, так что автоспорт развивается, это большой плюс. И не стоит забывать, что российская G-Drive Racing добилась больших успехов на международной арене, став лучшей командой в истории LMP2. В этом году мы выиграли Ле-Ман – я считаю, что выиграли, а чем всё закончится – посмотрим. Я считаю, что мы всё делали по правилам, именно поэтому мы подали апелляцию.

Вопрос: Раз уж вы затронули эту тему – из-за нелегального заправочного оборудования дисквалифицировали две команды, G-Drive Racing и TDS Racing. Не секрет, что TDS Racing – ваши партнёры, это та команда, что обслуживает ваши машины. Чьей инициативой были изменения в конструкции заправочного оборудования?
Роман Русинов: Говорить, что TDS обслуживает наши машины, неверно. У нас своя команда, а TDS в нашем случае предоставляет нам грузовики. Да, у нас есть обмен информацией в инжиниринге, но всё же это разные команды с собственным штатом. Что же касается дисквалификации...

Давайте начнём с того, что в регламенте любого чемпионата прописано, что можно делать, а что – нельзя. Если что-то в регламенте не запрещено, значит, ты можешь это делать. Так и в этом случае – мы не делали ничего, что бы запрещал регламент. Такое заправочное оборудование мы используем с начала чемпионата. Любая команда работает над тем, чтобы сделать свои пит-стопы быстрее, просто у кого-то это получается лучше, а у кого-то – хуже.

По ходу гонки в Ле-Мане мы лидировали с преимуществом в три круга, причём заработали это преимущество на трассе, просто были намного быстрее всех остальных. Да, мы выиграли какое-то время на пит-стопах, но в действительности меньше двух минут. А выигрывали три круга. В итоге на финише наш отрыв составил два круга, но только потому, что я принял решение в конце гонки провести пит-стоп и на всякий случай поменять тормоза, потому что у других команд с ними возникали проблемы. Мы потеряли на этом около полутора минут, а если бы не это, привезли бы всем три круга.

Поэтому я считаю, что у нас лучшая команда, лучший экипаж, и мы всё делали правильно. Сейчас возникло некоторое недопонимание, но мы не согласны с решением FIA. Ведь команды не используют одинаковое оборудование, и времена на пит-стопах у всех разные. Есть команды, которые справляются за минуту 15 секунд, есть те, кто за 1:12, 1:10, 1:03, и так далее. Потому что у всех разные заправочные модули, разные технологии, просто в рамках одного регламента.

Всё точно так же и у нас – в регламенте чётко описаны элементы заправочного модуля, которые в нём должны быть. А самое главное – рестриктор. И наш рестриктор именно такого размера, как прописывает регламент. Остальное он не определяет.

Роман Русинов собирает Shortcut

Вопрос: То есть ваша позиция: что не запрещено – разрешено?
Роман Русинов: Да, мы так понимаем. И если бы было иначе, тогда в Формуле 1 не было бы победы в чемпионате мира команды Brawn GP в 2009 году. Ведь что такое автоспорт – это спорт, где всё определяет профессионализм команды, профессионализм гонщиков, профессионализм инжинирингового состава, тех людей, что помогают тебе доработать машину. Ведь шасси у нас равные, двигатели одинаковые, и результат зависит от того, как ты отработал – лучше или хуже.

Вопрос: На ваш взгляд, насколько велики шансы, что апелляцию удовлетворят?
Роман Русинов: Я считаю, что мы правы, и будет странно, если её не удовлетворят. Дата слушаний ещё не назначена, но мы готовимся, готовим досье, и у нас будет возможность представить свою точку зрения. Мы стали одной из лучших команд LMP2 потому, что умеем справляться со своей работой. Хотя, конечно, дело ещё и в том, что надпись G-Drive на машине позволяет ехать на секунду быстрее! (смеётся)

Вопрос: На гонке REC на вашем Shortcut будет такая надпись?
Роман Русинов: Да, конечно! Я сам её и наклею – ведь я собираю машину самостоятельно! И следить за процессом вы можете в моём инстаграме, мы ведём прямые трансляции, чтобы всё было честно.

Вопрос: Вам кто-то помогает?
Роман Русинов: По правилам нашего спора, помогать мне может кто угодно. Но практика показывает, что лучше никого не звать, а всё делать самому. Когда никого нет, сборка идёт быстрее всего. Никто не мешает, ты спокойно сидишь, собираешь машину.

Вопрос: Для Moscow Raceway гонка REC несколько необычная, ведь она стартует при свете дня, а финиширует после заката, в темноте.
Роман Русинов: Поэтому я специально для своего Shortcut привёз большие фары! Правда, пока не знаю, как их поставить. Но, в общем, освещение – проблема для всех участников REC, ведь многие гоночные машины даже фар не имеют.

Вопрос: У вас будут конкуренты в классе?
Роман Русинов: Да, это не единственный Shortcut, который выйдет на старт гонки. DK Racing планирует выставить на старт ещё две машины, и может быть, кто-то ещё заявится на собственных машинах. В классе будет от двух до пяти машин. Но на самом деле, мы даже можем выиграть в абсолюте! (смеётся) Ведь Shortcut сам по себе очень быстрый. И если немного повезёт…

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости