Николай Марценко: Главное отличие GP2 от WSR - в шинах

Николай Марценко

Совсем недавно Николай Марценко завершил свой уже второй сезон в Мировой серии Renault, выступая за команду Pons Racing. Последние несколько дней 20-летний россиянин провёл в Абу-Даби, где принял участие в тестах GP2 сразу за две команды - Addax и ART Grand Prix.

В эксклюзивном интервью F1News.Ru Николай подробно рассказал, как прошли тесты, и в чём отличие между машинами двух ключевых молодёжных серий.

Вопрос: Как в целом прошли тесты?
Николай Марценко: Я очень многому научился. Цель, собственно, была именно в этом. Я понял, что такое GP2, понял, что такое резина Pirelli, как она себя ведёт. Конечно, может быть на других трассах ситуация чуть иная, но в целом картину я получил достаточно чёткую и уехал из Абу-Даби вполне удовлетворённым.

Вопрос: В чём принципиальное отличие машин GP2 от WSR?
Николай Марценко: Главное отличие - в резине. Конечно, отличаются также аэродинамика и мотор – только тормозная система используется идентичная. Мотор очень понравился – он мощнее, чем в Формуле Renault 3.5. Его объём 4 литра, а мощность – 612 л.с. Он очень тяговитый: на низких оборотах он даёт такой же крутящий момент, как и двигатель Формулы 1. Конечно, это ещё больше осложняет ситуацию с шинами, но ощущения очень приятные. Хорошо заметно, что машина гораздо лучше ускоряется на шестой передаче, даже если антикрылья настроены на максимум прижимной силы. То есть мотор продолжает эффективно разгонять машину, несмотря на значительное лобовое сопротивление воздуха.

Ещё одно отличие – машина немного лучше тормозит. Это тоже следствие другой резины – шины Pirelli заметно эффективнее Michelin именно при продольных нагрузках. Поэтому машины тормозят лучше, и у пилотов есть возможность выжимать большее пиковое давление – 110-120 бар. В этом GP2 выигрывает. С другой стороны, машины Мировой серии намного лучше ведут себя в скоростных поворотах. Может быть, машины, на которых я тестировался, были не так стабильны в них, как машины лидеров, но на основе своих ощущений и после общения с инженерами мне кажется, что аэродинамика FR3.5 более эффективна, а резина Michelin выдерживает более высокие боковые нагрузки.

Вопрос: Какая из машин вам понравилась больше?
Николай Марценко: Мне кажется, что на резине SuperSoft в Монако или в Венгрии на одном круге машина GP2 способна произвести очень сильное впечатление и быть быстрее, чем машина Мировой серии. В частности, из-за того, что есть возможность использовать очень мягкий состав. Но на резине Pirelli нельзя даже задуматься о том, чтобы максимально атаковать хотя бы на протяжении трёх кругов, потому что после этого сцепление с трассой резко ухудшится и показать хорошее время будет невозможно. Задние шины перегреваются моментально.

Во время тестов за ART у меня была возможность провести нечто вроде симуляции гонки: я выехал на относительно свежей резине, которая прошла примерно шесть кругов, и проехал подряд 10 кругов. Затем заехал в боксы, мне поставили ещё один такой же комплект, и я проехал ещё 10 кругов. И даже несмотря на то, что дистанция была достаточно короткой, всё равно пришлось менять настройки по сравнению с более короткими сериями и беречь шины. Потому что как только ты атакуешь хотя бы на одном или на двух кругах, задние шины тут же перегреваются и начинают скользить, особенно на выходе из медленных поворотов, где аэродинамика не работает.

Порой этой резины не хватает даже на один круг: нельзя ни в коем случае допускать пробуксовки или бокового скольжения задних колёс. Инженеры мне рассказали, что, к примеру, в Барселоне некоторые пилоты в квалификации нарочно проезжали третий поворот медленнее, чтобы на финальном секторе не столкнуться с проблемой перегрева шин. А ведь, казалось бы, в квалификации нужно атаковать на максимуме.

Вопрос: Вы впервые ездили на таких шинах – насколько эта задача вам по душе?
Николай Марценко: Это интересно – совсем другая игра. Тут нужно понимать шины, и поиск настроек как в квалификации, так и в гонке направлен только на то, чтобы резина работала в правильном температурном режиме, чтобы она не изнашивалась. И пилот тоже должен постоянно думать о том, как сохранить шины. Хотя мне лично, конечно, намного больше нравится, когда есть возможность атаковать, так что я чуть больше на стороне Michelin.

Вопрос: Выходит, настройки в квалификации и гонке в GP2 отличаются больше, чем в WSR?
Николай Марценко: Да. Хотя я и не проезжал полную дистанцию гонки, мне кажется, что при подготовке к ней используется совершенно иная философия. Во всяком случае, у меня возникло такое впечатление – должен сказать, что в ART, конечно, хорошо знают своё дело, но свои секреты раскрывать не намерены, и ничего сверх того, что мне было необходимо для работы на тестах, я не узнал. Инженеры мне не говорили ничего конкретного, даже когда я напрямую спрашивал. Конечно, общую картину дают, поясняют, над чем работают, но никаких цифр не называют. Многие команды делают специальные буклеты про трассу, где описано, на какой передаче надо проходить какой поворот, где тормозить, и так далее. Так вот, пользоваться им было можно, но брать с собой в отель – нельзя. Читать буклет можно было только в боксах.

Вопрос: Вам больше понравилось работать с Addax или с ART?
Николай Марценко: В Addax отношение к гонщику намного мягче, и в целом ты себя там ощущаешь намного комфортнее. Я провёл там всего один день, но со всеми подружился и пообщался. Я очень люблю техническую часть автоспорта, люблю спрашивать, как что работает, и в нерабочие моменты можно было многое с инженерами обсудить и многое узнать. В ART подход совсем другой – они смотрят на пилота, как на инструмент.

Вопрос: Может быть, открытость Addax объясняется ещё и тем, что команда прекращает свои выступления в GP2?
Николай Марценко: Да, может быть. Но мне кажется, что те люди, которые там работают, отнеслись бы ко мне точно так же и год назад. Да и раньше, когда я оказывался в Испании, у меня всегда была возможность воспользоваться симулятором Addax, потому что они, как правило, не против.

Вопрос: В первые два дня с машиной ART работал Стоффель Вандорн, и результаты показывал достаточно средние. В последний день он пересел в машину DAMS, и тут же возглавил обе сессии. Может быть, в DAMS работали ещё лучше?
Николай Марценко: Очень многое зависит от того, к чему привык Вандорн. В этом году я уже проводил тесты за команду Fortec в Мировой серии, в которой Вандорн провёл этот сезон, и их машина по ощущениям очень сильно отличалась от ART. Возможно, сам Стоффель чувствовал себя в машине ART не так комфортно. Кстати, мы с ним встретились сегодня утром в аэропорту в Абу-Даби. Я спросил его, в какой команде ему больше понравилось. Он поначалу ответил, что «это решают в McLaren», но когда понял, что я говорю о машинах, а не о контракте на следующий год, сказал, что машина DAMS намного стабильнее в скоростных поворотах.

Вопрос: На этих тестах у вас была возможность проехать действительно быстрый круг на свежей резине, или вы работали по своей программе?
Николай Марценко: В первый день я следовал программе. У Addax был очень слабый сезон, они пытались с этим разобраться. А в ART – да, была такая возможность. Во второй сессии я выехал с пустыми баками на свежей резине и добился очень серьёзного улучшения. Этого оказалось недостаточно, чтобы показать высокий результат: попасть в первую десятку было вполне реально, но не хватило времени. Ещё один день или хотя бы ещё один свежий комплект – и я бы это сделал.

Опыт работы с шинами Pirelli тут всё же очень важен, и я бы с удовольствием отработал за ART ещё один день. У них очень много телеметрии, я многому научился, увидел свои слабые места. Я теперь знаю, над чем мне надо работать перед следующим сезоном – не важно, где я его проведу. Я сравнивал свой круг с кругом Вандорна и видел, что в некоторых поворотах я был быстрее, в некоторых – уступал. Это мне очень сильно помогло, потому что теперь я знаю, где мне нужно прибавить.

Вопрос: Какие у вас планы на будущее?
Николай Марценко: Думаю, с ними мы определимся в ближайшие пару дней, и я смогу проехать на тестах Мировой серии на Motorland Aragon за несколько разных команд и с разными инженерами. Это очень важно, потому что, думаю, в следующем году результаты в Формуле Renault 3.5 будут невероятно плотными. Все разобрались с машинами, и очень многое будет зависеть от пилота.

Вопрос: То есть приоритет – Мировая серия?
Николай Марценко: Я бы не сказал. Двери открыты, и мы будем принимать решение, в зависимости от того, на что мы рассчитываем в долгосрочной перспективе. Я готов выступать в любой серии: как в GP2, так и в WSR.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости