Марко: Команда сохранит достаточно широкую автономию

Хельмут Марко, фото пресс-службы Red Bull

Хельмут Марко в интервью Auto Motor und Sport рассказал о том, что изменится для Red Bull Racing после кончины Дитриха Матешица, но начался разговор с других, не менее важных тем.

Вопрос: Вы можете сравнить рекорд Макса Ферстаппена, который выиграл уже 14 гонок в этом сезоне, с лучшим достижением Себастьяна Феттеля, одержавшим в 2013 году 13 побед?
Хельмут Марко: Справедливости ради надо сказать, что сейчас проводится больше гонок. Однозначно, побить этот рекорд будет непросто. Кроме того, не стоит забывать, что впереди ещё два Гран При.

Вопрос: Вы ожидаете, что с переходом на ограниченные бюджеты силы команд через несколько лет выровняются, и тогда рекорд Макса вряд ли будет перекрыт?
Хельмут Марко: Пока переход на ограниченные бюджеты вообще ничего не изменил, так почему что-то должно измениться в будущем? Надо просто более эффективно работать.

Разумеется, на нас скажется, что после победы в Кубке конструкторов время, отведённое Red Bull Racing на аэродинамические исследования, будет сокращено. Поэтому теперь каждую сессию в аэродинамической трубе надо использовать максимально эффективно. В конечном итоге, всё зависит от уровня профессионализма специалистов.

Вопрос: Насколько теперь важно, чтобы Серхио Перес удержался на втором месте личного зачёта?
Хельмут Марко: Когда всё остальное уже достигнуто, можно заняться решением подобных приятных задач. Кроме того, чтобы поддерживать боевой настрой людей, перед ними нужно ставить какие-то цели.

Вопрос: Можно ли сезон 2022 года назвать абсолютно лучшим в истории команды?
Хельмут Марко: Да, потому что соперников стало больше, и они стали сильнее.

Вопрос: Добиться таких успехов удалось в большей степени благодаря гонщикам или за счёт машины?
Хельмут Марко: Результаты зависят от обоих факторов. Вы же видели, что на ранних стадиях сезона, когда машина не подходила стилю пилотирования Макса, они с Пересом были сравнимы по скорости. А когда Ферстаппена машина устраивает, он едет на полсекунды быстрее.

Вопрос: Что вы ответите критикам, которые утверждают, что машина в большей степени проектировалась с расчётом на Ферстаппена в ущерб Пересу?
Хельмут Марко: Скажу, что это, конечно, чушь. Главная проблема была связана с тем, что RB18 оказалась слишком тяжёлая. Вес машины до сих пор превышает минимальный.

Вопрос: Вес был более серьёзной проблемой, чем аэродинамика?
Хельмут Марко: С аэродинамикой особых сложностей не было.

Вопрос: В начале сезона вы были готовы поверить, что в итоге всё сложится настолько удачно?
Хельмут Марко: Нет. Помните, что Макс сказал в Австралии? «Чтобы отыграться, мне понадобится 36 гонок». Это был непростой период, после чего мы проанализировали ошибки и повысили интенсивность всех рабочих процессов. Два первых схода произошли по вине Red Bull, третий – из-за Honda. После этого мы усилили контроль качества.

Вопрос: Что изменится в программе Red Bull в Формуле 1 с кончиной Дитриха Матешица?
Хельмут Марко: Безусловно, изменится многое. По типу управления корпорация фактически была автократией. Но поскольку Red Bull Racing – самый эффективный инструмент маркетинга из всех, что есть в распоряжении группы компаний, то нам всегда была предоставлена независимость.

Мы – единственные, кому не нужно было следовать определённым корпоративным правилам. Эту автономию мы получили с согласия Матешица. Но уже известно, что новый менеджмент компании хочет продолжать программу в Формуле 1 в том виде, в каком она существует сейчас, т.е. с предоставлением нам достаточно большой степени независимости.

Вопрос: Команда AplhaTauri в кризисе?
Хельмут Марко: В целом дела у компании идут неплохо, и нет экономической необходимости продавать команду. Скорее, есть необходимость вывести её на более высокий спортивный уровень.

Вопрос: Компания Red Bull зарабатывает на вашей гоночной команде, или в Red Bull Racing нужно вкладывать деньги?
Хельмут Марко: За те деньги, которые мы получаем от компании, реклама Red Bull занимает на машине непропорционально много места. Если убрать эту рекламу и освободившееся место продавать спонсорам по коммерческим ценам, мы будем отлично зарабатывать.

Вопрос: А что скажете об автодроме Red Bull Ring?
Хельмут Марко: Он принадлежит «Фонду Матешица», который существует отдельно от всей корпорации. Есть спонсорское соглашение между Red Bull и компанией Projekt Spielberg, и вам стоит направить свой вопрос в эту частную организацию.

Вопрос: Вы задумывались о вашей собственной роли? После ухода из жизни Матешица возможен вариант, что вы примете решение об отставке?
Хельмут Марко: В Таиланде вскоре пройдут деловые переговоры. Я – независимый человек, и всё будет зависеть от общей структуры корпорации. Но у нас ещё очень много работы, и дела команды идут неплохо, мы работаем очень эффективно.

Вопрос: Что будет с молодёжной программой? В последнее время она работала не слишком успешно.
Хельмут Марко: Поэтому мы подписали контракт с Ником де Вризом.

Вопрос: Кто останется в этой программе в следующем сезоне?
Хельмут Марко: Айзек Хаджар должен перейти в Формулу 2. Джек Кроуфорд уже там, как и Аюму Иваса. Также у нас есть пара новых гонщиков, но их имена мы назовём позже. Лиам Лоусон показал отличную скорость на тестах за рулём машины Формулы 1, и в следующем году он будет выступать в Японии, а также станет одним из наших резервных гонщиков в Ф1.

Вопрос: Были ли справедливыми санкции FIA за нарушение финансового регламента?
Хельмут Марко: Это был первый год, когда регламент вступил в силу, многие его положения были расплывчатыми, и федерация слишком поздно вносила в него уточнения. Мы обратились в компанию Ernst & Young, чтобы их специалисты всё проверили. Мы же должны были на что-то ориентироваться.

В итоге перерасход составил всего около $400 тысяч. За эти деньги можно сконструировать одно переднее крыло для машины Хэмилтона. (смеётся) Правда, в Haas смогут целиком построить новую машину.

Вопрос: Что обо всей этой истории сказал Матешиц?
Хельмут Марко: По плану совещание на эту тему должно было пройти после Гран При Мехико. Теперь уже оно не состоится. За годы карьеры Матешиц получил неплохую закалку, он был настоящий боец.

Вопрос: Может ли подобная история повториться по итогам 2022 года?
Хельмут Марко: Думаю, по состоянию на настоящий момент шесть команд допустили перерасход бюджета, поскольку нельзя было предвидеть столь стремительный рост инфляции. Прежде всего речь о затратах на энергию.

Вопрос: В будущем ваши расходы на электроэнергию немного снизятся, ведь вы будете меньше работать в аэродинамической трубе…
Хельмут Марко: Проблема с нашей аэродинамической трубой в том, что она была построена сразу после войны. Здание, где она находится, строилось по заказу министерства обороны Великобритании и сейчас находится под защитой государства как архитектурный памятник. Здание безумно длинное, с плохой термоизоляцией. Чтобы его протопить, нужно немало времени, а если погода по-настоящему холодная, то всё происходит ещё медленнее.

Вопрос: Эдриан Ньюи уже давно на это жалуется…
Хельмут Марко: Поэтому мы ведём строительство новой аэродинамической трубы. На самом деле, это безумие, потому что технологии CFD применяются всё шире. Но поскольку мы не смогли прийти к единому мнению, то придётся потратить ещё 50 млн.

Вопрос: Когда новая труба будет достроена?
Хельмут Марко: Здание уже готово, и аэродинамическая труба уже практически спроектирована. Но, вероятно, пройдёт ещё два-три года, прежде чем всё будет готово.

Текст: . Источник: Auto Motor und Sport
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости
Читайте ещё