Рон Ховард: Своим фильмом я хотел почтить историю

Рон Ховард

В сентябре в прокат выходит фильм Rush, рассказывающий о соперничестве между Джеймсом Хантом и Ники Лаудой за чемпионский титул в 1976-м. В интервью официальному сайту чемпионата режиссер фильма Рон Ховард рассказал о работе над картиной и целях, которые он ставил перед собой, начиная съемки...

Вопрос: Рон, вы почти два года работали над фильмом Rush, рассказывающим о борьбе Ники Лауды и Джеймса Ханта в середине семидесятых. Что вы думаете о современной Формуле 1?
Рон Ховард: Сейчас я её болельщик! (смеётся) Я смотрю гонки с большим интересом. Прежде я тоже смотрел Формулу 1, но сегодня у меня другое понимание происходящего. Раньше я смотрел старт, потом занимался чем-то еще, время от времени возвращаясь к телевизору, чтобы узнать, кто лидирует, а затем наблюдал финиш. Теперь же, когда я смотрю гонки, то не могу даже встать, чтобы отойти в туалет. Я полностью поглощен происходящим, поскольку стал гораздо лучше понимать гонки.

Вопрос: Ваше представление о гонщиках после того, как вы сняли фильм о борьбе Ники Лауды и Джеймса Ханта, изменилось? Они для вас герои или сумасшедшие?
Рон Ховард: Им по-прежнему необходимо мужество, чтобы демонстрировать свои качества. Они рискуют не только получить травму или погибнуть – хотя об этом они тоже думают – пилоты боятся потерпеть неудачу, что для мужчин важнее всего. Они постоянно проверяют себя и готовы к этим испытаниям у всех на виду. Это можно сказать о любых спортсменах, но гонщиков можно сравнить с гольфистами или теннисистами – они выступают в одиночестве, хотя за ними и стоят команды. Можно сказать, что они наполовину – герои, наполовину – сумасшедшие, но нет никаких сомнений – это спортсмены мирового уровня.

Вопрос: У вас, как у режиссера голливудских блокбастеров, есть идеи, почему в США Формула 1 не может соперничать по популярности с традиционными видами спорта?

Рон Ховард: Думаю, это связано с тем, что в США проходит не так много гонок. Спорт, как и идея домашней команды, очень важны в Америке. С учетом большого количества видов спорта, в каждом из них есть «ваша» команда. В Европе похожее отношение к футболу. Формула 1 – это международное соревнование, что для многих кажется непривычным. Кроме того, разница в часовых поясах тоже играет заметную роль – не всегда удобно смотреть трансляции.

Вопрос: Большее число этапов в США приведут к росту популярности Формулы 1?
Рон Ховард: Да. Если будет проходить этап в Канаде, несколько гонок в США и в Мексике – разница будет огромной. Чем больше гонок в одном часовом поясе, тем больше американцев будут смотреть Формулу 1.

Вопрос: В США говорят, что Формула 1 сложна для понимания с технической и стратегической точки зрения…

Рон Ховард: В Формуле 1 можно быстро разобраться, это современный и увлекательный вид автоспорта. Американские болельщики довольно быстро поняли бы это. Вместо того, чтобы проводить только один этап с большим размахом, нужно проводить больше гонок. Думаю, такое решение станет ответом на все вопросы.

Остин и дальше будет принимать этапы Формулы 1, было бы здорово, если бы гонка прошла в Нью-Джерси. Этап в Монреале уже есть, остается найти возможность провести Гран При на Западном побережье и, возможно, в Мексике. Этого достаточно, чтобы Формула 1 была широко представлена в США.

Вопрос: Последним голливудским блокбастером о Формуле 1 стал фильм «Гран При» Джона Франкенхаймера, снятый в 1966 году. Почему прошло почти 50 лет, прежде чем эта тема вновь заинтересовала голливудского режиссера?
Рон Ховард: В те годы Джон Франкенхаймер мог проводить съемки во время реальных гонок, а затем использовать эти кадры в своем фильме. В наши дни все гораздо сложнее, такое невозможно представить ни в одном виде спорта. Сейчас слишком многое поставлено на карту – много спонсоров, много проблем с коммерческими правами – все крайне сложно. Многое нужно предусмотреть, до недавнего времени это было слишком дорого.

Современные цифровые технологии позволяют использовать архивные съемки, создавать новые кадры, увеличивать число машин… Мы использовали исторические машины, создали несколько реплик, дорисовали машины в кадре – использовали все мыслимые и немыслимые инструменты. Подобные трюки мы уже делали во время съемок фильма «Форрест Гамп», поставив Тома Хэнкса рядом с Ричардом Никсоном. На этот раз мы поместили машину Ники Лауды в окружение других машин в Монце. Кадр, который мы нашли, оказался достаточно хорошего качества. Внеся в него небольшие коррективы, мы использовали его в своей истории, сделав её еще более захватывающей.

Вопрос: Какую помощь вам оказывало сообщество Формулы 1?
Рон Ховард: Нам оказали очень теплую поддержку, но они не могли нам чем-то помочь в съемочном процессе. На самом деле, мы практически ни о чем и не просили, но нам очень помогли люди, знакомые с историей Формулы 1. Они предоставили машины, оказали техническую поддержку – они действительно многое сделали и не стали бы работать с нами, если бы не чувствовали, что в Формуле 1 нас поддерживают.

Вопрос: Вы немного изменили историю. Почему вы это сделали?

Рон Ховард: Такое происходит каждый раз, когда вы пытаетесь ужать сюжет до двухчасового формата фильма. Вещи, которые в реальности происходили в нескольких гонках, в фильме вполне могут произойти в одной. Представьте, что события целого сезона нужно умесить в 90 секундный ролик. В фильме невозможно рассказать о всех подробностях реальной жизни, приходится искать компромисс.

Вопрос: Ники понравилось, как вы показали его трагедию? Он во всём с вами согласен?
Рон Ховард: Он очень доволен. Со стороны Ники не было никакого формального контроля, но Питер Морган, написавший сценарий, давно его знает, и каждый раз, когда Лауда что-то говорил, Питер слушал. Однако Ники доверял нам и позволил действовать так, как мы считаем нужным. Это смелый поступок, но мы знаем, что Лауда – мужественный человек, неудивительно, что он принял смелое решение.

Вопрос: В дни Гран При Германии на Нюрбургринге прошел предпремьерный показ фильма, на котором присутствовали Ники Лауда и Берни Экклстоун. Что они сказали после просмотра?

Рон Ховард: Ники уже второй раз смотрел фильм и сказал, что он понравился ему ещё больше. На просмотре он сидел рядом с Льюисом Хэмилтоном и очень гордился тем, что видел на экране. Берни же сказал мне: «Спасибо, что вы сняли этот фильм». Он был очень взволнован.

Вопрос: Берни Экклстоун не хотел, чтобы о Формуле 1 был снят фильм, потому что считал, что очень сложно повторить тот уровень, который был у Джона Франкенхаймера…

Рон Ховард: О, это многое для меня значит!

Вопрос: Вы удовлетворены результатом? Вы, режиссер блокбастеров «Аполлон 13», «Игры разума», «Код да Винчи», внезапно решили снять фильм о Формуле 1, хотя этот спорт не очень популярен в США…
Рон Ховард: Меня не очень волнуют кассовые сборы, я хотел почтить историю. Я действовал под следующим лозунгом: если вы знаете и любите Формулу 1, я надеюсь, что вы почувствуете и увидите уважаемых спортсменов. Если вы не знаете Формулу 1, то поймете, сколько теряете! Надеюсь, мы этого достигли!

Текст: . Источник: официальный сайт чемпионата
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости