Льюис Хэмилтон: Проблемы с обгонами останутся

Льюис Хэмилтон

После трех дней тестов Льюис Хэмилтон рассказал о своих впечатлениях и отношении к планам нового руководства реформировать Формулу 1...

Вопрос: Аэродинамика стала более эффективной, улучшилось сцепление, машины позволяют позже тормозить. Как это повлияет на обгоны в этом году?
Льюис Хэмилтон: Проблемы с обгонами всегда были связаны с потерей прижимной силы позади машины соперника. Теперь поток турбулентного воздуха стал в два раза сильнее, а это только усугубило проблему. Надеюсь, нам помогут новые шины: в Pirelli подготовили хорошую и довольно износостойкую резину – на одном комплекте можно проехать много кругов. Возможно, это самые жесткие составы, с которыми я когда-либо работал.

Мы получили много прижимной силы, а нужно механическое сцепление. То есть всё должно быть наоборот: нужно больше сцепления от более широких шин и меньше прижимной силы. Впрочем, будем надеяться, что борьба на трассе получится потрясающей.

Вопрос: Что вы думаете о своем новом шлеме? Бразильцам он очень понравился…
Льюис Хэмилтон: Он и мне нравится. Сначала я видел шлем желтым – последние несколько лет я размышлял, стоит ли вернуться к желтой раскраске. Я понимаю, что в машине лучше выглядит белый шлем, но я рад, что оставил желтый цвет, ведь на шлеме Валттери много белого, и нас было бы сложно различать.

Мне пришлось проанализировать много разных вариантов дизайна – удивительно, что болельщики так активно отреагировали на мой призыв. Дети прислали потрясающие рисунки. Было много интересных идей, так что выбор оказался непростым. Мне было важно хотя бы отчасти сохранить прежний дизайн, а не получить полностью новый.

Но эта работа продолжается. На последней серии кругов я использовал первую версию шлема, а тот, что был полностью желтым – это вторая его версия. И это еще не конец, до Мельбурна я планирую еще одно небольшое изменение. Оно пока не готово. Но я всем доволен. Здорово что-то изменить.

Вопрос: Новые владельцы интересовались вашими идеями перемен в спорте? Что вы думаете о предложении Росса Брауна проводить гонку, не входящую в зачет чемпионата?
Льюис Хэмилтон: Я первый раз слышу о такой гонке и не понимаю, о чём речь. Я не знаю, зачем нужна такая гонка – не вижу в ней необходимости.

Вопрос: Чтобы протестировать новые идеи…
Льюис Хэмилтон: Но для этого существуют тесты!

Вопрос: Речь идет о новом формате гонок…
Льюис Хэмилтон: Это неплохая идея. Мне кажется, Формуле 1 нужен новый формат гонок. График работы с четверга по субботу не менялся уже 11 лет!

Вопрос: На самом деле, 65 лет...
Льюис Хэмилтон: Правда? Но я говорю только о том времени, что сам провёл в Формуле 1 – ничего не менялось. Учитывая, какими стали машины, какое направление мы выбрали в работе с ними, что нам сложно обгонять, и все на это жалуются, мы должны придумать другие гонки.

Возможно, некоторые Гран При должны проходить по другому сценарию. Например, в Монако сложно сохранять такой же формат, поскольку там невозможно обгонять. Возможно, это надо разнообразить и добавить интриги. Я не знаю. Но гонка в Монако должна отличаться от остальных.

Вопрос: Лэнс Стролл несколько раз попадал в аварии. Учитывая его возраст и недостаток опыта, а также тот факт, что машины стали быстрее, вас беспокоит, что такой гонщик выступает в этом году?
Льюис Хэмилтон: Я сочувствую ему в том плане, что это самый сложный сезон для дебюта в Формуле 1. Сейчас самые быстрые машины, самая высокая физическая нагрузка и довольно мало тестов… Впрочем, я знаю, что у него были частные тесты с Williams по всему миру, так что у него было больше подготовки, чем у любого другого гонщика.

Но аварий следовало ожидать: эту машину непросто пилотировать, она гораздо быстрее в поворотах, поэтому точность пилотирования становится ещё важнее. Прошлогодняя машина была гораздо проще современной. На самом деле, мне это нравится, я этим очень доволен.

Но Лэнс только начинает с ней работать. Нельзя сесть за руль и, не имея особого опыта, сразу показывать стабильные результаты. Ошибок можно было ожидать. На самом деле, хорошо, что он проходит через это сейчас, а не в первой гонке.

Вопрос: Что именно вызывает у вас беспокойство, когда вы оказываетесь позади другой машины? Какие сложности могут возникнуть при обгонах? Что сказали вам инженеры, что вызвало у вас эти опасения?
Льюис Хэмилтон: Инженеры не сказали мне ничего, что вызывало бы опасения. Когда проекты нового поколения машин только появились, инженеры заявили, что это неправильно. Некоторые команды, в частности мои инженеры сказали, что машины станут быстрее, вырастет прижимная сила, но преследовать соперников станет сложнее из-за большей турбулентности. Поток возмущенного воздуха за машиной стал сильнее, и это влияет на переднюю часть машины позади. Но к этому не прислушались, и теперь мы имеем то, что имеем.

Современные машины фантастически выглядят, их здорово пилотировать. Но оказавшись позади другой машины, вы теряете почти половину, а то и больше прижимной силы. Вы попадаете в возмущенный воздушный поток, поведение машины меняется, вы теряете сцепление в передней или задней части из-за падения прижимной силы. В результате вам приходится снимать ногу с педали газа, и вы не можете приблизиться к сопернику.

Вопрос: Вы уже сталкивались с этим?
Льюис Хэмилтон: Да, именно поэтому я это рассказываю. Позади соперника приходится нелегко.

Вопрос: Вы возражали против перемен в правилах. Машины стали быстрее на пять секунд, но вы сказали, что за счет механического сцепления они отыграли только полсекунды. Следовательно, резина менее эффективна, чем аэродинамика? Или вы считаете, что в Pirelli потратили столько денег и времени на доработки шин и на тесты ради половины секунды?
Льюис Хэмилтон: Я говорил, что чувствовал. Возможно, меня неправильно поняли.

Вопрос: Значит, ощущение такое, что резина позволяет отыграть полсекунды на круге?
Льюис Хэмилтон: Я не могу это просчитать. Но я проезжаю повороты гораздо быстрее – у машины отличное сцепление. В какой степени это прижимная сила, а в какой – резина? Возможно, это полсекунды, возможно, три. Лучше задать этот вопрос инженерам.

Вопрос: У вас были какие-то особенные тренировки? Что вы изменили, чтобы лучше готовиться к большей нагрузке?
Льюис Хэмилтон: Я знаю, что тренировки могут быть очень скучными, поэтому иногда занимался с теми, у кого другой режим тренировок. Мне не нравилось каждый день делать одно и то же – хотелось чего-нибудь нового. В какой-то период я занимался серфингом. Впрочем, получилось, что я не столько скользил на доске, сколько плавал и пытался выжить. Я познакомился с несколькими видами спорта, которыми не занимался прежде. Это хорошо для тренировки реакции и тела. Стало интереснее – это точно.

Вопрос: Как вам работается с новым напарником?
Льюис Хэмилтон: Пока всё складывается отлично. Я не так много могу сказать, но Валттери отлично адаптировался. Мне нравятся его комментарии, он много работает с инженерами и прогрессирует вместе с ними, так что доработка машины будет идти полным ходом. Он очень помогает команде – это здорово.

Вопрос: Вам проще или сложнее вернуть контроль над машиной в сложной ситуации? Из-за более широких шин машина больше прощает ошибок?
Льюис Хэмилтон: Вовсе нет. Шины стали более чувствительными к ошибкам, поскольку мы быстрее проезжаем повороты. Может быстрее возникнуть внезапная избыточная поворачиваемость, тогда «поймать» машину гораздо сложнее. В целом, её сложнее пилотировать, но мне это нравится.

Текст: . Источник: собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости