Берни Экклстоун: Я не чувствую возраста

В интервью немецкому Sport1 Берни Экклстоун говорил о прошлом и настоящем Формулы 1…

Вопрос: Поздравляем с днём рождения! Как вы чувствуете себя в девяносто?

Берни Экклстоун: Спасибо. Всё хорошо. Я не чувствую возраста, а всё моё время занимает мой маленький сын.

Вопрос: Формула 1 – дело всей вашей жизни. Насколько вы сейчас участвуете в делах чемпионата?
Берни Экклстоун: Мне по-прежнему часто звонят, обращаются за советом, но не новое руководство Формулы 1. Конечно, я смотрю каждую гонку.

В Португалии всё выглядело искусственно, без атмосферы. Не очень приятно выступать перед почти пустыми трибунами. Все, кто должен быть впереди, были там и на этот раз.

Пока существуют гибридные турбомоторы, Mercedes не победить. В своё время я поддержал эту идею, но быстро понял, что допустил ошибку. Тогда я призвал сделать шаг назад, но меня не услышали.

Вопрос: Как вы оцениваете новые рекорды Льюиса Хэмилтона?
Берни Экклстоун: Льюис их заслужил. Он всегда был сильнее своих напарников, кроме 2016 года, и почти не ошибается. Я могу сравнить его с игроком в покер, который знает, что у него на руках четыре туза. Интересно было бы собрать их в одной команде с Максом Ферстаппеном – и понять, будет ли у него так же мало ошибок.

Вопрос: Льюис побил рекорд Михаэля Шумахера по количеству побед, скоро догонит и по числу титулов. Сейчас он лучший?
Берни Экклстоун: Льюис – один из лучших. Как и Михаэль. Невозможно определить лучшего. Как сравнить Михаэля, Льюиса и Сенну? А до Второй мировой Бернд Роземайер творил чудеса.

В 50-х Хуан-Мануэль Фанхио выиграл пять чемпионских титулов. Мы не знаем, чего могли добиться Джим Кларк или Айртон Сенна, если бы не попали в аварию. Или если бы Йохен Риндт, которого лично я считаю самым быстрым, имел конкурентоспособные машины в начале своей карьеры?

Ален Прост тоже занимает очень высокое место в моем рейтинге. И Себастьян Феттель. К сожалению, сейчас о нём редко отзываются положительно. В Формуле 1 гонщик по-прежнему зависит от своей машины. И его Ferrari, похоже, сейчас ему не очень подходит.

Вопрос: Но его напарник Шарль Леклер выступает лучше…
Берни Экклстоун: Леклер – очень талантливый парень. Но и талант Феттеля никуда не делся – и у него больше опыта. Феттель должен быть впереди, но раз это не так, значит есть другие причины.

В Ferrari всегда огромную роль играла политика. Только во времена Михаэля Шумахера все сплотились. К счастью, в следующем году Себастьян будет решать новые задачи в Aston Martin – и сможет ответить тем, кто уже не верит в его способности.

Вопрос: Cейчас вы часто общаетесь с Феттелем?
Берни Экклстоун: Да, мы много говорим по телефону. Я выслушиваю его, а потом говорю, что об этом думаю. Я помог ему подписать правильный контракт с Aston Martin.

Я надавил на владельца команды Лоуренса Стролла, чтобы он взял Себастьяна. Я рассказал ему, насколько хорош Себастьян, и что если сделка состоится, от этого все только выиграют. Думаю, мои аргументы его убедили.

Вопрос: Как получилось, что вы возглавили Формулу 1?
Берни Экклстоун: Я был очарован автоспортом. Я присутствовал на первом этапе Формулы 1, в 1950-м в Сильверстоуне. Потом мне захотелось самому сесть за руль, но в 1958-м в Монако я оказался слишком медленным и решил, что за руль моей машины должен сесть Стирлинг Мосс. Стюарды каким-то образом это заметили.

Тогда я понял, что мне ближе работа на пит-уолл, чем пилотирование. Я начал работать с Йохеном Риндтом, а в итоге купил команду. Потом и другие почувствовали, что я могу представлять их интересы. Так всё и получилось.

Мне было очевидно, что большую часть денег мы получим с продажи телевизионных прав.

Вопрос: Вы помните первую сделку?
Берни Экклстоун: Финал сезона 1976 года в Фудзи стал первой гонкой, которая транслировалась по всему миру и принесла реальные деньги.

Из-за дождя всё чуть не отменилось. К счастью, они всё же смогли поехать и Джеймс Хант стал чемпионом мира. Многие годы потом Ники Лауда обвинял меня, что из-за телевизионных контрактов я готов проводить гонки в любых условиях. Тогда это стоило ему титула. Но в любом случае, гонка в Фудзи 1976 года стала первой искрой нашего успеха.

Вопрос: Чем тогдашняя Формула 1 отличалась от сегодняшней?
Берни Экклстоун: Тогда гонщики выступали из чистого энтузиазма, каждый раз рискуя своей жизнью, но не обращая на это внимания. Они понимали, что следующая гонка может стать последней – и это их сближало. Они были как солдаты, вместе идущие в бой.

Вопрос: Какие ваши худшие воспоминания за это время?
Берни Экклстоун: Их много. Каждый раз, когда погибал гонщик, это было настоящим горем. Очень плохим был уик-энд в Имоле 1994 года, когда погибли Ратценбергер и Сенна. Лично для меня очень тяжёлой была Монца 1970 года, когда умер мой друг Йохен Риндт.

Я помню, словно это было вчера. Я побежал к месту аварии. Йохена уже несли на носилках, но я сразу понял, что всё кончено. Я схватил его окровавленный шлем и со слезами вернулся в боксы. Мне пришлось поговорить с Ниной, его женой – это отвлекло меня от моего собственного горя. Но я был в полном отчаянии. Йохен был не только другом, но и деловым партнером, мы многое планировали сделать. Уверен, если бы не эта авария, позже мы бы вместе управляли Формулой 1.

Вопрос: Как вы можете охарактеризовать Михаэля Шумахера?
Берни Экклстоун: Ему можно было доверять. Если вы доверили ему работу, то можете быть уверены – он её сделает. Он здорово поднял планку для других гонщиков. Во всех отношениях.

Вопрос: Он правильно сделал, что вернулся, подписав контракт с Mercedes?
Берни Экклстоун: Это было не так хорошо для него, как для Формулы 1. И сейчас эта команда, для которой он многое сделал, выигрывает гонку за гонкой.

Это и Льюис Хэмилтон, и Тото Вольфф, и все остальные. Я вовсе не хочу приуменьшать их талант, но в 2014-м они просто вписались в историю, которую для них создали Михаэль и Росс Браун. Ники Лауда тоже внёс большой вклад. Ну и двигатель Mercedes стал больше, чем половиной успеха.


Вопрос: Что вы думаете о Мике Шумахере?
Берни Экклстоун: Мик – отличный парень, он хорошо справляется со своей работой. В следующем году он будет выступать в Формуле 1, но не ждите от него слишком многого. Историю его отца невозможно повторить.

Вопрос: Вы можете их сравнить?
Берни Экклстоун: Я недостаточно хорошо знаю Мика, чтобы их сравнивать. Заметно только, что Мик всегда прибавляет во втором сезоне. А с его отцом было иначе. Он всегда сразу был быстр.

Я до сих пор помню его первую тренировку в Спа, когда он из ниоткуда ворвался в мировую элиту с Jordan. Он был не только чрезвычайно быстр, но и после первой же тренировки отправился к стюардам. Михаэль считал, что Ален Прост его заблокировал, и потом намеренно замедлился, чтобы отомстить. Добрый Ален не мог в это поверить! Тогда я потирал руки – именно такой немец мне и был нужен – быстрый, хладнокровный, не признающий авторитетов – и точно знающий, чего он хочет.

Вопрос: Возможно, в 2021-м в Формуле 1 будет выступать третий немец – вернётся Нико Хюлкенберг. Как вы его оцениваете?
Берни Экклстоун: Он быстр и всегда говорит, что думает, в отличие от большинства пилотов, которые просто повторяют то, что им говорят команды. В Red Bull должны его взять – этот типаж им подходит. Главное – он способен принести результат, поскольку очень умён. Очевидно, что они активно поддерживают Макса Ферстаппена – у этого парня настоящий талант.

Вопрос: Спасибо за интервью! Можно попросить вас встретиться с нами ещё через десять лет, на 100-летний юбилей?
Берни Экклстоун: Так и поступим.

Текст: . Источник: SPORT1
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости