Росс Браун: Я считал себя дружелюбным диктатором

Росс Браун

В интервью журналу FIA Auto легендарный Росс Браун, бывший технический директор Ferrari и руководитель собственной команды, на базе которой образовалась чемпионская Mercedes AMG Petronas, говорил о прошлом, настоящем и будущем Формулы 1.

Вопрос: Пока вы работали в Формуле 1, несколько раз серьёзно менялись правила. Как вам удавалось использовать эти перемены в своих интересах?
Росс Браун: При обсуждении правил важно занимать активную позицию, поскольку если речь не идет о переменах, связанных с безопасностью, команды стремятся найти выгодные для себя решения. Обычно если происходят значительные перемены, представители FIA и держатель коммерческих прав говорят: «Нам нужны перемены, поскольку мы считаем, что Формула 1 движется в ошибочном направлении по ряду причин».

В прошлом такие решения выносились на обсуждение различных рабочих групп – и они потом выдвигали свои предложения. Я принимал активное участие в этой работе и на ранней стадии участвовал в разработке регламента. Это позволяло правильно расставить приоритеты.

Вопрос: Что являлось определяющим: ваши интересы или интересы спорта?
Росс Браун: На ранней стадии все сосредоточены на достижении поставленных целей, поскольку в тот момент ни у кого нет преимущества. За два-три года до введения регламента вполне можно занять беспристрастную позицию, независящую от интересов команды, и оценить, что действительно хорошо для Формулы 1.

Для команды важен следующий год, когда вы чувствуете, что можете оказаться в невыгодном положении. Я всегда был вовлечен в принятие таких решений. Когда процесс завершался и начиналась тонкая настройка правил, когда возможны разные интерпретации, необходимо уточнять регламент. Когда правила уже определены, вы начинаете вместе с командой работать над машиной, двигателем или над тем, над чем вы решили.

Вопрос: Приходится ли действовать какими-то хитрыми методами, когда речь идет о выработке точных формулировок?
Росс Браун: Вы всегда стремитесь быть конкурентоспособным. Начиная работать по своей программе, вы хотите видеть четкое направление. Если у вас есть свое толкование правил, и вы понимаете, что это может принести конкурентоспособное преимущество, вы стараетесь этим воспользоваться.

Моя совесть чиста, поскольку поначалу я действовал беспристрастно, но при достижении определенного момента переходил на другую сторону и говорил: «Сейчас я работаю исключительно на команду, и я постараюсь найти лучшее решение для неё в рамках правил». Некоторые утверждают, и я могу их понять, что невозможно отделить одно от другого, но я честно пытался.

Вопрос: Сначала вы смотрите на картину в целом, потом сужаете задачу?
Росс Браун: Именно так. Начиная работать в интересах команды, вы пытаетесь получить максимальное преимущество.

Другая интересная вещь в этом процессе, если начать его достаточно рано, и если вы первыми обращаетесь к FIA с вопросами по поводу интерпретации, это даёт преимущество. Важно с самого начала участвовать в этом процессе – и так было в случае с силовыми установками, когда я работал в Mercedes. Мы довольно рано начали работать над проектом и задавали FIA уточняющие вопросы. Было очевидно, что мы первыми это делали, и мы смогли первыми начать обсуждать различные элементы. Это обеспечило нам некоторую поддержку, поскольку мы знали, что никто не окажется впереди нас.

Это сложный процесс. Я всегда создавал небольшую группу специалистов, которые достаточно рано начинали работать над проектом. Они открывали новые области, помогали понять, в каком направлении двигаться.

Вопрос: Технический регламент на 2017 год был утвержден в феврале 2016-го. Как действуют в командах после его утверждения?
Росс Браун: Мой подход заключался в том, чтобы заняться исследовательской работой и четко этого придерживаться. В повседневной работе команды Формулы 1 столько всего происходит, что очень легко отвлечь ресурсы, направив их на решение оперативных проблем, а потом, через неделю или две, вновь заняться перспективным проектом. И в этот момент неожиданно выясняется, что вы упустили время и уже не сможете его наверстать.

Вопрос: Насколько сложно удержаться от того, чтобы не переключить ресурсы на решение текущих задач, когда команда борется за титул?
Росс Браун: Я так поступил в 2013-м, во время моего последнего года в Формуле 1. До летнего перерыва мы боролись с Red Bull за титул, но по моей программе основные ресурсы нужно было направить на подготовку к 2014-му.

Полагаю, в Red Bull этого не сделали, поскольку после летнего перерыва они вернулись с гораздо более быстрой машиной. Они направили основные ресурсы на доработку нынешней машины или у них просто было больше доступных ресурсов, чтобы заниматься этим одновременно. Из-за этого в начале 2014-го они откатились назад.

Непросто принять решение в ситуации, когда владельцы нетерпеливо ждут отдачи от своих инвестиций. Прошлый опыт должен придать вам уверенность, и вы должны спросить себя: «Есть небольшой шанс победить в этом году. Стоит ли предпринять для этого всё возможное или стоит сосредоточиться на будущем?» Будущее должно побеждать.

Вопрос: У вас был соблазн обратиться к совету директоров Mercedes и просто сказать: «Дайте нам больше денег»?
Росс Браун: К сожалению, нельзя быстро изменить ситуацию. Во всех системах присутствует инерция, и если вам нужно что-то добавить, на это уходит шесть месяцев.

Успех Mercedes 2014 года был заложен еще в конце 2011-го, в 2012-м, когда прошло заседание совета директоров. Они определялись с тем, будем мы продолжать или уйдем, поскольку 2010 и 2011-й команда провела недостаточно хорошо. Мы придерживались философии ограничения ресурсов, которая не сработала. У нас работали 450 человек, тогда как у соперников 500-600, и не было никакого решения.

Мы сказали совету директоров: «Мы находимся на перепутье: или мы делаем шаг вперед, или откатываемся назад». Нам выдали кредит доверия, сказав: «Хорошо. Мы делаем шаг вперед. Что для этого нужно?».

В тот момент мы начали работу над проектом 2014 года. Мы наняли на работу Альдо Косту и Джеффа Уиллиса, пригласили других людей, нужных команде. Это необходимое стратегическое планирование. Нам нужно было понимание того, где мы хотим быть через шесть месяцев, через двенадцать, через год и через два.

Вопрос: В пылу борьбы и под давлением тех, кто платит деньги, порой сложно добиться прогресса. Нет ли у вас ощущения, что сейчас Ferrari в такой ситуации?
Росс Браун: Да, со стороны всё выглядит именно так. Им нужно вернуть стабильность и уверенность, чтобы двигаться дальше.

Трудно добиться стабильности и развивать долгосрочную программу, когда многие решения принимаются импульсивно. Это замкнутый круг, из которого вы не выберетесь, используя порочную практику «коленного рефлекса», реагируя на проблемы. Нужно видеть главную цель и планомерно к ней двигаться.

Вопрос: Когда в чемпионате меняются правила, вы их изучаете, а разработчики приносят первые расчёты, кто-то должен брать ответственность на себя. Как действовали вы?
Росс Браун: Я считал себя дружелюбным диктатором. Я всегда стремился к тому, чтобы в работе команда использовала абсолютно весь свой потенциал, все ресурсы. Да, в конечном счёте кто-то должен принять решение о том, в каком направлении двигаться при разработке машины, и я был рад взять эту ответственность на себя.

Но мне хотелось, чтобы и остальные были уверены в том, что выбранное направление – верное. Поскольку вы являетесь частью команды, итоговое решение может быть не совсем таким, как вы себе представляли.

Впрочем, в большинстве случаев это не было какое-то одно глобальное решение. Обычно говорил так: «Мне представляется, что нужно больше ресурсов направить в этом направлении. Давайте привлечём к поиску решения больше людей». Или они могли прийти ко мне и сказать: «Нам не очень понятно, можем ли мы определённым образом интерпретировать этот пункт регламента. Что делать?» Я старался добраться до сути, говорил им своё мнение, а потом обсуждал возможную трактовку правил с FIA.

У нас был чёткий структурированный подход к разработке с определенным графиком. Если кто-то в него не укладывался, я усиливал конкретное направление, когда это было необходимо.

Вопрос: Как вы оцениваете регламент 2017 года?
Росс Браун: Я не участвовал в его написании, поэтому не слишком глубоко его знаю. Но это большой шаг. Машины изменятся внешне, станут быстрее и шире, с более широкими шинами. Конкурентоспособность команд будет в большей степени зависеть от эффективности шасси.

Многие считают, что сейчас слишком многое зависит от силовой установки, хотя мне кажется, что найден определённый баланс. Мы прошли фазу, когда моторы почти не влияли на расстановку сил, поскольку многие годы были «заморожены», являясь лишь своего рода связующим элементом между коробкой передач и шасси. А сейчас люди часто говорят о роли двигателя.

Вопрос: Регламент с акцентом на моторы привёл к доминированию Mercedes. Правила 2017 года изменят расстановку сил?
Росс Браун: В этом году в Mercedes очень рано переключились на машину 2017 года – как только поняли, что вновь доминируют. Если бы я работал в этой команде, а я уверен, что они используют именно такой подход, то сказал бы: «У нас отличная машина, победу мы не упустим, так что нужно все силы отдать новой машине». Не уверен, что такая возможность была у других команд. Успех порождает успех. В Mercedes будут сильны и в следующем году, хотя в новых правилах больший акцент на шасси.

Вопрос: В сезоне 2020 года должен вступить в действие новый регламент на моторы. В каком направлении должна двигаться Формула 1?
Росс Браун: Формуле 1 нужно чётко понять, чего они хотят от моторов. Определить для себя, какие решения, отрабатывавшиеся в последние годы, удалось использовать в дорожных машинах?

Вероятно, через пять или десять лет дорожные машины станут совсем другими. Нужно поддерживать техническое превосходство Формулы 1, но, возможно, смириться с тем, что пора отклониться от пути, по которому развивается гражданское автомобилестроение.

Если этого не произойдёт, через некоторое время машины Формулы 1 будут использовать электрическую энергию или топливные элементы. Но у нас уже есть Формула Е – и она занимает своё место. Для меня суть Формулы 1 в том, что это не только технологическая вершина, но и отличное шоу. Нам нужно найти способ поддержать её в этом качестве.

Возможно, нужно сесть за стол переговоров с производителями, командами и другими заинтересованными сторонами, чтобы решить, какими мы хотим видеть двигатели в 2020-м. Возможно, они будут похожи на сегодняшние, но не такие сложные и менее дорогие.

Сегодняшние силовые установки слишком дороги, это настоящее технологическое чудо. Они действительно вернули в спорт автопроизводителей, но нужно заранее готовиться к переменам в 2020-м и всё сделать верно. На разработку мотора требуется два года, так что уже к концу 2017-го Формуле 1 нужно определиться.

FIA Auto
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости