Маттиа Бинотто объяснил тактику Ferrari

Маттиа Бинотто и гонщики Ferrari на встрече с прессой после Гран При России, фото Михаила Смирнова

Тактика Ferrari на российском этапе сезона вызвала немало вопросов, так что ответы, которые давал руководитель Скудерии Маттиа Бинотто, были восприняты журналистами с некоторым недоверием.

Вопрос: В начале гонки Шарль Леклер, стартовавший с поула, позволил Себастьяну Феттелю воспользоваться слипстримом, после чего по радио высказывал недовольство, что напарник не соблюдает договорённости. Как это объяснить? О чём вы договаривались с гонщиками перед стартом?
Маттиа Бинотто: Это был сложный день, но всё-таки надо сохранять позитивный настрой. В этот уик-энд мы были конкурентоспособны, на первой стадии гонки обе наши машины ехали впереди всех, но одна из них не смогла добраться до финиша из-за технических проблем.

Какие были договорённости? Всё просто. В идеале Шарль должен был помочь напарнику со слипстримом, чтобы уже на первом круге мы заняли две первые позиции, поскольку это позволяло нам контролировать ход гонки. И всё шло по этому сценарию до того момента, пока не подвела техника.

Мы все вместе договорились, что важнее всего было не позволить Хэмилтону воспользоваться слипстримом. Поэтому Шарль должен был дать такую возможность Себастьяну. Но благодаря этому Феттель получил преимущество, и мы могли провести обмен позициями на более поздней стадии гонки. Разумеется, в идеале надо было сделать это раньше, но Себастьян ехал очень быстро, и мы решили повременить, ведь Шарль был недостаточно близко к напарнику.

По ходу гонки они могли расходиться в оценках ситуации, но об этом мы с ними ещё поговорим. Сначала мы попросили Себастьяна вернуть позицию, но справедливости ради надо подчеркнуть, что Шарль ехал недостаточно близко, и мы бы потеряли время. А потом Феттель показал очень хорошую скорость, нарастив преимущество по отношению к напарнику, и мы понимали, что можем принять решение позже.

Мы пригласили Шарля на пит-стоп первым не только для того, чтобы вернуть ему позицию. Это было сделано ещё и потому, что его шины износились, особенно задняя левая, и настал подходящий момент для визита в боксы. Мы также понимали, что если провести два пит-стопа подряд, то в случае появления автомобиля безопасности Хэмилтон вышел бы в лидеры. Поэтому было решено, что Себастьян должен максимально долго оставаться на трассе. А когда шины износились, мы позвали на пит-стоп и его.

В итоге Шарль вышел в лидеры, Себастьян ехал за ним, но гонка ещё не закончилась, и у нас оставалось немало возможностей во всём разобраться и принять оптимальное решение.

Вопрос: Но вам понятно, почему Себастьян не захотел соблюдать договорённости? Ведь по радио он сказал, что в любом случае обогнал бы Шарля?
Маттиа Бинотто: Думаю, из-за того, что он так хорошо стартовал и опередил Хэмилтона ещё до первого поворота. Возможно, он был прав, ведь по сути это не Шарль дал ему возможность воспользоваться слипстримом – Себастьян сам его использовал – просто потому, что занял хорошую позицию.

Вопрос: Полагаете, нужно было заключать такие договорённости? Может быть, стоило просто посмотреть, как будут развиваться события?
Маттиа Бинотто: Да, нужно, мы в этом уверены. Иначе Шарль, естественно, сместился бы вправо, и тогда слипстримом мог бы воспользоваться Хэмилтон. Если бы мы не заняли две первые позиции уже на первом круге, ситуация была бы хуже.

Вопрос: Почему после пит-стопа вы попросили Себастьяна остановить машину, что произошло?
Маттиа Бинотто: Возникла проблема с силовой установкой. Произошло нарушение изоляции. Из соображений безопасности мы приняли решение немедленно остановить машину. Безопасность гонщика превыше всего.

Вопрос: Себастьян, вы согласны с объяснениями Маттиа? Получается, предполагалось, что вы воспользуетесь слипстримом позади машины Шарля, а потом вернёте ему позицию. Если это правда, почему вы с этим согласились перед стартом гонки?
Себастьян Феттель: Думаю, лучше всего будет, если я ничего не стану говорить. То же самое я сказал в телеинтервью. Полагаю, Маттиа дал правильное объяснение.

Вопрос: Но в телеинтервью вы заявили, что не сделали ничего плохого...
Себастьян Феттель: Да, я так считаю. Но, повторюсь, лучше я воздержусь от комментариев.

Вопрос: Шарль, вы по-прежнему считаете, что Себастьян должен был вернуть вам позицию на первой стадии гонки?
Шарль Леклер: Не знаю, я могу лишь сказать, что договорённости у нас были.

Вопрос: Маттиа, когда вы попросили Себастьяна остановиться, это было сделано только из соображений безопасности, или вы опасались, что силовая установка может выйти из строя?
Маттиа Бинотто: Нет, только из соображений безопасности. Если бы у нас были ещё какие-то опасения, мы бы попросили его остановиться в другой точке трассы. Но мы приняли решение остановиться как можно быстрее.

Вопрос: Но что бы произошло, если бы машина проехала ещё, скажем, 900 метров? Она бы загорелась? Ведь для гонщика, который находится в кокпите, проблема с изоляцией не представляла особой опасности?
Маттиа Бинотто: Обычно такого не происходит, но мы не в полной мере представляли, что произошло, лишь знали, что нарушилась изоляция. Но вы правы, обычно для гонщика особого риска нет.

Вопрос: Есть вероятность, что в Японии Себастьян получит штраф за замену силовой установки?
Маттиа Бинотто: Нет, хотя предстоит проверить, возможно, вышел из строя блок управляющей электроники, но его мы можем поменять, это не повлечёт штрафа.

Вопрос: Теперь вам предстоит решать сложнейшие управленческие задачи, чтобы как-то держать под контролем ситуацию с двумя вашими гонщиками. Что вы собираетесь делать в дальнейшем?
Маттиа Бинотто: У нас два великолепных гонщика, и если приходится решать подобные задачи, то это привилегия, я в этом по-прежнему убеждён.

Текст: . Источник: собственный корреспондент
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости