Сирил Абитебул: Вопрос выживания Формулы 1 не стоит

Сирил Абитебул

В интервью Auto Motor und Sport руководитель команды Renault Сирил Абитебул говорил о бюджетных ограничениях и долгосрочных перспективах чемпионата...

Вопрос: Как вы оцениваете руководство Формулой 1 в кризисный период?
Сирил Абитебул: Для всех нас нынешний кризис – шаг в неизвестное. В этой ситуации я считаю принятые меры верными, обеспечивающими устойчивость Формулы 1 в краткосрочной перспективе. FIA действовала быстро – сначала закрыла базы, а затем продлила срок закрытия. Благодаря этому мы смогли на короткий срок уволить сотрудников, чтобы они получили компенсацию от правительства. Мы, в свою очередь, сэкономили на персонале.

Кроме того, был отложен переход на новый технический регламент на 2021 год, и сейчас ведётся работа по бюджетным ограничениям. В FIA заняли позицию по сокращению расходов, чтобы сохранить устойчивость и здоровье Формулы 1. Я не думаю, что сейчас стоит вопрос выживания Формулы 1 как таковой. Вопрос в том, сколько команд переживут кризис.

Вопрос: Никто не спорит, что Формула 1 должна экономить, вопрос – сколько. В McLaren настаивают на бюджете в $100 млн. за сезон, в Ferrari – в $175 млн. Какую позицию в этом вопросе занимает Renault?
Сирил Абитебул: Эти команды знают, что каждая из них занимает радикальную позицию. Мы находимся где-то посередине. Наша команда всегда выступала за бюджетные ограничения, поскольку, вероятно, это лучшее решение старых проблем Формулы 1. Бюджетные ограничения не помогут в краткосрочной перспективе, но обеспечат спорту большую стабильность в средней и долгосрочной перспективе.

Мы в Renault всегда выступали за бюджет в районе $150 млн. В предыдущие годы наши расходы были меньше этой суммы, но в последнее время значительно выросли. Сейчас мы оперируем цифрами в районе $150 млн. Однако независимо от того, соответствует или нет такой бюджет нашим текущим расходам, мы считаем эту сумму правильной.

Сумма в $150 млн. позволяет сохранить в спорте многие технологии, и она кратна расходам в других сериях. Это меньшая сумма, чем некоторые команды тратят сейчас. Больше могут потратить одна, две, максимум три команды. Однако никто не знает, в каком состоянии они окажутся после кризиса.

Вопрос: Бюджет в $100 млн. станет проблемой для Renault?
Сирил Абитебул: Мы можем тратить от 100 до 150 миллионов, но нужно быть реалистами. Мы знаем наши источники доходов и знаем источники доходов некоторых других команд, что тоже необходимо учитывать. Расходы связаны не только с регламентом, они также влияют на технологии, которые мы используем в Формуле 1.

Я не уверен, что мы сможем использовать те же технологии, что и сейчас, с бюджетом в $100 млн. Mercedes, Red Bull и Ferrari – команды, побеждающие в гонках, тратят намного больше. Если мы хотим так сильно снизить бюджеты, придётся пересматривать технический регламент. Как я понимаю, от такого экстремального сценария решено отказаться. Мы будем очень довольны бюджетом в $150 млн.

Вопрос: Сокращение бюджетов приведёт к массовым увольнениям?
Сирил Абитебул: Это часть проблемы. Мы несём ответственность перед сотрудниками, но это не означает, что мы не должны действовать, чтобы получить более устойчивую модель спорта. Однако неправильно несколько лет позволять командам расти, никак их не ограничивая регламентом, а затем сказать, что на следующий год они должны уволить несколько сотен человек. Так это не работает.

Мы осознаем свою ответственность. Мы были частью спорта, который оказался в такой экстремальной ситуации. Когда дело доходит до бюджетных ограничений, вопрос с персоналом тоже должен быть частью решения. По крайней мере, в первый год.

Вопрос: Вы не опасаетесь, что бюджетные ограничения могут поставить под угрозу суть Формулы 1?
Сирил Абитебул: Участие в сезоне – это затраты на полеты по всему миру на 22 этапа, затраты на участие в определённом числе сессий, затраты на создание очень дорогой силовой установки. Разработка двигателя вынесена за рамки бюджетных ограничений. Я считаю, что мы должны найти баланс, чтобы защитить суть спорта. Формула 1 имеет право быть технологическим лидером, и адаптированные решения должны появляться на серийных машинах. При этом спорт должен оставаться экономически здоровым.

Я уже говорил, что бюджет в $100 млн. невозможен без серьёзных изменений в техническом регламенте или пересмотра числа гонок. Нельзя забывать о расходах на логистику. Стоимость фрахта судов резко возросла в последние годы. И хотя сейчас цена нефти находится на минимальных уровнях, мы не знаем, как кризис повлияет на транспортные и логистические затраты. Все команды должны это учитывать, даже те, кто требует столь радикальных бюджетных ограничений.

Вопрос: Расходы на разработку двигателей тоже необходимо ограничить?
Сирил Абитебул: Да. Со следующего года будет ограничено время работы на испытательных стендах, что сэкономит значительную сумму. Затраты на работу на испытательном стенде являются, вероятно, самой большой частью расходов на разработку силовой установки.

Мы поддерживаем идеи по сокращению времени работы на стендах, но всё же нужно двигаться шаг за шагом. Сначала необходимо всё посчитать, а уже после этого вводить ограничения бюджетов на разработку моторов. Мы знаем, что это более сложный вопрос, чем ограничения на разработку шасси.

Вопрос: В 2021-м бюджет будет ограничен суммой в $145 млн. Это позволит команде стать безубыточной?
Сирил Абитебул: Суть в том, чтобы выйти на безубыточность благодаря бюджетным ограничениям, более справедливому распределению призовых и спонсорским выплатам. Это позволит покрыть расходы на создание шасси и зарплаты, если не предпринимать каких-то безумных шагов. Таким образом, автопроизводитель будет нести расходы только на разработку силовой установки. Именно поэтому мы поддерживаем дальнейшие ограничения на работу испытательных стендов, чтобы снизить и эти затраты, сделать Формулу 1 экономичной.

Следующий шаг – создание дорожной карты для будущего двигателя. Мы знаем, какому прессингу подвергается автомобильная индустрия со стороны властей, неправительственных организаций и общественности. Экологические технологии имеют огромную цену. Если мы хотим сделать ещё один шаг, он может нам дорого обойтись. Необходимо лучше подготовиться к переменам, чем в тот раз, когда мы перешли на новые силовые установки в 2014 году. Для меня это самый важный вопрос после бюджетных ограничений.

Вопрос: И что вы предлагаете?
Сирил Абитебул: Честно говоря, у меня нет конкретного мнения на данный момент. С одной стороны у нас есть Формула 1 с её высокоэффективными гибридными силовыми установками. Другая крайность – Формула Е, которая растёт, занимая свою нишу. Вопрос в том, как две серии будут развиваться параллельно. Достаточно ли места для обеих?

Мы видим, что мир движется в сторону электрификации, премиальные бренды идут в этом направлении. Поэтому у Формулы 1 и возникают вопросы. Мы должны собраться все вместе и обсудить этот очень важный вопрос.

Вопрос: Какая сейчас главная угроза у Формулы 1? Уход автопроизводителей из-за кризиса или банкротство небольших команд?
Сирил Абитебул: Столь беспрецедентный кризис таит множество опасностей. Мы видели, что владельцы чемпионата взяли кредит, чтобы реструктурировать свои финансовые обязательства. Это показывает, что от угрозы никто не застрахован.

Каждая команда одинаково важна, но очевидно, что вклад автопроизводителей выше, поскольку они поставляют частным командам моторы или коробки передач. Производители в значительной мере поддерживают карьеру молодых гонщиков. Мы видим, что некоторые спонсоры уже объявили о приостановке сотрудничества с пилотами.

Если мы сейчас кого-то потеряем, это станет сильным ударом. Мы должны выйти из кризиса с теми же десятью командами, с которыми попали в кризис.

Вопрос: Если одна из команд уйдёт из чемпионата, это будет иметь эффект домино?
Сирил Абитебул: Существует риск цепной реакции. Уход любой команды создаст достаточно шума в обществе, что приведёт к проблемам у других участников. Что мы можем сделать? Сейчас уже слишком поздно сожалеть о том, что у нас всего десять команд. Я всегда говорил, что чем больше команд, тем лучше, чтобы мы не зависели от небольшого числа команд, производителей или поставщиком. Диверсификация – очень важный аспект.

Надеюсь, после кризиса останутся все команды. Нам нужны ограничения бюджетов, поскольку это поможет не только сохранить нынешних участников, но и привлечь новых. Почему в чемпионате нет новых команд? Потому что затраты слишком высоки, и у вас нет шансов на победу. Так в чём же тогда смысл выступать в Формуле 1?

Вопрос: Как текущую ситуацию оценивают в совете директоров Renault?
Сирил Абитебул: Мы находимся в постоянном контакте, хотя у руководства Renault много других проблем из-за кризиса. Они понимают текущую ситуацию, и мы постоянно общаемся.

Я знаю, что это было уже давно, но зимой в команде произошло много хорошего. Результаты тестов в Барселоне получились обнадёживающими, в Мельбурне мы объявили нового титульного спонсора. На хороших новостях мы хотим выстроить дальнейшую работу. Не стоит забывать, что мы – молодая команда, и у нас большие планы на среднесрочную и долгосрочную перспективу.

Вопрос: Вам придётся корректировать бюджет 2020 года, или вы сможете потратить столько, сколько планировали до кризиса?
Сирил Абитебул: Мы приняли меры и надеемся, что они позволят компенсировать потери. Однако многое зависит от того, насколько большими окажутся потери, поскольку мы можем противостоять им до известной степени.

Вопрос: Каким должен быть сезон, чтобы вы покрыли расходы?
Сирил Абитебул: Нам нужны доходы, которые можно получить, участвуя в гонках. С экономической точки зрения хуже всего будет, если мы проведём одну, две, три или четыре гонки, а затем остановимся. В таком случае лучше вообще не начинать. Нам необходим сезон с 14-15 гонками, чтобы получить доходы, которые компенсируют расходы, связанные с участием в Гран При.

Вопрос: В 2020-м нет ограничений бюджетов, и команды могут потратить столько, сколько хотят. Насколько важна в этом году модернизации машины, учитывая, что вы продолжите её использовать в 2021-м?
Сирил Абитебул: Сейчас модернизация очень важна. Мы будем использовать нынешнюю машину практически два года, но при этом до января 2022-го не сможем заниматься аэродинамикой. Это упрощает задачу – мы будет заниматься модернизацией шасси так долго, как сможем себе это позволить, пока не будут введены бюджетные ограничения.

Мы знаем, кто в текущей ситуации чувствует себя лучше всего – топ-команды. С другой стороны, им придётся иметь дело с бюджетными ограничениями в 2021-м.

Вопрос: Значит, всё сводится к тому, что большие команды выиграют в краткосрочной перспективе, в то время как у небольших могут возникнуть проблемы с финансовыми поступлениями?
Сирил Абитебул: Кризис, подобный нынешнему, усиливает неравенство. Сильные становятся сильнее, слабые – слабее. Это одна из причин предложений по радикальному ограничению бюджета. Мы должны дать надежду командам, которые в этом году могут финансово пострадать сильнее остальных. Единственный способ создать равные возможности – ограничить бюджеты. В идеале хотелось бы, чтобы эти ограничения действовали уже сейчас. К сожалению, вирус не дождался, когда мы введём ограничения.

Вопрос: Почему бы тогда не ограничить бюджеты уже в 2020-м?
Сирил Абитебул: Чем больше ограничений, тем дороже. Каждая десятая, каждая тысячная секунды для команд становятся дороже. Некоторые считают, что чем больше ограничений, тем проще небольшим командам. Всё наоборот – финансовая пропасть между лидерами и остальными сохранится, и мы ничего не можем поделать с этим в краткосрочной перспективе. В следующем году мы должны убедиться, что бюджетные ограничения работают так, как и должны, а затем сосредоточиться на новом регламенте в 2022-м.

Вопрос: Если бюджетные ограничения сработают, можно будет ослабить ограничения в техническом регламенте?
Сирил Абитебул: Теоретически я отвечу утвердительно. Но перед этим мы должны доказать, что бюджетные ограничения работают. Больше свободы в техническом регламенте вернёт творчество в Формулу 1. Тогда мы бы увидели борьбу идей, а не ресурсов.

Вопрос: Зарплаты гонщиков снизятся после кризиса?
Сирил Абитебул: В ситуации, когда расходы на машины и двигатели более-менее «заморожены», на гонщиков можно тратить деньги. Учитывая перспективу ограничений размера зарплаты через несколько лет, я не удивляюсь, что некоторые гонщики стремятся к долгосрочным контрактам. Как Макс Ферстаппен в Red Bull.

Я могу сказать, что мы определились со своими планами. В 2021-м нужно сделать всё, чтобы дать команде конкурентоспособную машину. В прошлом и в этом году у нас отличная пара пилотов – это не вызывает сомнений. Мы знаем, что должны максимально инвестировать в проект 2022 года. На этом мы и сосредоточены.

Вопрос: Насколько болезненным для Renault оказалось решение отложить переход на новый регламент на 2022 год?
Сирил Абитебул: Коронавирус затронул весь мир. Я уже несколько месяцев не видел своих гонщиков. Многие области пострадали из-за кризиса. С другой стороны, с учётом того, что переход на новый регламент отложен, наши потери невелики. Однако это не значит, что мы не хотим как можно лучше выступить в следующем году, несмотря на стабильность регламента. По этой причине нельзя говорить, что вся наша программа в Формуле 1 поставлена на карту. Мы соответствующим образом корректируем стратегию.

Текст: . Источник: Auto Motor und Sport
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости