F1ЛОС’офия: Человек, которому в жизни повезло

Пэт Симондс

«…Знаете, Пэт, по аналогии с Томом Кристенсеном, которого прозвали “Мистер Ле-Ман” за его девять побед в знаменитом марафоне, вас, наверное, можно назвать “Мистер Формула 1”…», – мои слова заставили Пэта Симондса рассмеяться, но скорее как-то устало, чем жизнерадостно.

«Потому что я такой старый?» – провокационно спросил он, отсмеявшись.

«Нет, потому что вы такой опытный и видели все стороны этого спорта…»

Поверьте, это не лесть, а лишь констатация исторического факта. Достаточно вспомнить, что в 1984-м в Toleman он был гоночным инженером Айртона Сенны, а десятью годами спустя, когда команда уже называлась Benetton, в том же качестве работал с Михаэлем Шумахером, став соавтором двух первых титулов семикратного. Инженеров поколения Симондса, кто продолжал бы активно трудиться и занимать заметные посты, в современной Формуле 1 осталось немного.

Пэт Симондс - технический директор Renault F1, 2006 год

Разумеется, в их число входят такие титаны, как Росс Браун, Рори Бёрн и Эдриан Ньюи. Кстати, к первым двум слава пришла в те времена, когда они были коллегами Симондса по Toleman/Benetton. Последние из могикан, они уже пытались вырваться из цепких объятий Формулы 1, и всякий раз оказывалось, что команды чемпионата до сих пор не могут без них обойтись.

Но англо-российской Marussia F1 отныне придётся обходиться без Симондса. Интересно, в какой мере на её делах скажется его уход? 19 августа он приступает к работе в Williams, которую по-прежнему возглавляет еще один ветеран движения, Фрэнк Уильямс. Уж сэр Фрэнк знает цену этому специалисту, которого во времена работы в Renault F1 называли «Пэт Незаменимый».

Когда мы беседовали с Пэтом Симондсом в конце июня в Сильверстоуне, никто не мог предположить, что это было одно из последних его интервью, которое он дал, еще занимая должность технического директора Marussia F1. Позже один из руководителей команды уверял меня, что в тот момент даже сам Пэт мог этого не знать – события развивались очень бурно. Например, исполнительный директор Энди Уэбб услышал эту новость всего за несколько дней до официального объявления о переходе Симондса в Williams.

«Никто этого не ожидал, – признал Уэбб в интервью F1News.Ru.– Его решение меня расстроило, поскольку никому не хочется терять хороших людей. Пэт вложил немало труда в создание инфраструктуры команды, подбор кадров, наладку всех систем, и команда от этого заметно выиграла. Испытал ли я разочарование? Да, потому что ушел отличный специалист. Удивлен ли я? Не вполне. Когда у Пэта появился шанс присоединиться к Williams, чтобы помочь этой команде восстановить былую славу, вероятно, он не мог им не воспользоваться. Это свободный рынок. Безусловно, он оказал нам большую честь, хорошо справился со своими задачами и пошел своим путем дальше. Всегда грустно, когда уходят такие люди, но я реалист».

Пэт Симондс и Жюль Бьянки

Конечно, в свои 60 лет Патрик Брюс Рейт «Пэт» Симондс тоже из тех, кто реально смотрит на вещи. Кстати, юбилей он отпраздновал только в начале лета, 11 июня. В 2011 году, согласившись помогать Marussia в непростой для команды (и для него тоже, но об этом позже) период, он адекватно оценивал ситуацию, понимал сложность поставленной задачи и действительно многое успел сделать на посту технического консультанта, а затем, фактически, и технического директора. Например, вот как он оценивал результаты Marussia в первой половине 2013 года.

«Не секрет, что Caterham – наш главный соперник, – рассказывал он во время нашей встречи в Сильверстоуне. – Они неважно начали сезон, практически не занимались доводкой машины, но когда все-таки стали постепенно внедрять технические новинки, как это было в Бахрейне, а затем в Барселоне, то эти разработки оказались весьма эффективными.

За счет этого соперники заметно прибавили в скорости, и я, конечно, заволновался, поскольку нам не удается добиться тех темпов прогресса, что были в прошлом году. Но это не значит, что мы ничего не делаем: к каждой гонке готовятся какие-то новинки, однако нам приходится искать баланс между модернизацией текущей версии машины и созданием концепции шасси следующего года. Но это нелегко даже для Caterham, где работает более 300 человек, тогда как у нас – меньше двухсот.

Это тоже сказывается, хотя я не пытаюсь найти оправдания – мы должны работать лучше. И все-таки цель, которую я ставлю перед нашими инженерами, состоит не в том, чтобы одолеть Caterham. Мне бы хотелось, чтобы Marussia опередила Williams, чтобы люди смотрели вперед и видели перспективу, хотя задача перед нами стоит очень сложная».

Обратите внимание, Симондс упомянул Williams, говоря о целях, которые стоят перед Marussia. Случайно, или перспектива смены места работы с Банбери на Гроув уже занимала его мысли?

Второй раз он вспомнил о Williams, отвечая на вопрос о моторах. Я спросил мистера Симондса, сказалось бы на скорости Marussia, если бы на машинах MR02 в этом году стояли бы не моторы Cosworth, а Renault. Складывается впечатление, что Caterham чемпионские V8, построенные в Вири-Шатийон, не помогают ехать быстрее, а Marussia помогли бы?

«Думаю, да, – сказал он и развил тему. – Впрочем, двигатели Cosworth, безусловно, очень хороши за свои деньги. Моторы на многое влияют. Когда мы приезжаем на трассы, где необходимы хорошие разгонные характеристики, например, в Монако или Бахрейн, наши дела идут не лучшим образом, потому что в силу своих параметров моторы Cosworth не обеспечивают достаточное сцепление задних колес с асфальтом на выходе из поворотов. А это в свою очередь влечет повышенный износ шин.

Мои хорошие друзья из Williams говорили, что после перехода на моторы Renault резина на их машинах стала меньше изнашиваться. Всё это взаимосвязано, и всегда есть какие-то скрытые факторы…»

В общем, Пэт Симондс переходит в Williams, и, однозначно, для Marussia это потеря, с чем согласны все, начиная с Энди Уэбба, заканчивая Тимо Глоком, ее бывшим гонщиком, сказавшим на днях: «Жаль, что в середине сезона Marussia не смогла сделать очередной шаг вперед, а теперь еще и Пэт Симондс уходит, и это негативно отразится на команде».

Оценивая вклад этого инженера, Энди Уэбб подчеркнул: «За два с половиной года Пэт очень много сделал для реорганизации инфраструктуры команды, фактически он очень многое поменял на базе Marussia в Банбери. Сейчас все системы и процессы отлажены, и всё это останется».

Пэт Симондс и Патрик Хед, бывший совладелец Williams

Безусловно, жаль, что Симондс не стал для Marussia тем, кем он был в свое время в Энстоуне, где проработал много лет. Вот что писал о нём в октябре 2004-го журнал F1 Racing: «Симондс был некой константой, точкой отсчета, чем-то вроде талисмана и эталона – он настолько слился с Toleman/Benetton/Renault, что стал частью самого её существа. Вроде как Кит Ричардс в Rolling Stones: незаменимый, всегда рядом с солистом, всегда ведущий свою индивидуальную партию».

Есть в английском идиома, которая переводится примерно так: откусить больше, чем в состоянии прожевать. Может быть, с Marussia произошел как раз такой случай, когда в ее рядах оказался специалист уровня Симондса? Например, трудно представить, что совсем молодой команде было бы по карману нанять, скажем, Эдриана Ньюи. А эти фигуры, тем не менее, сравнимы по масштабу. Но надо признать, что Пэт Симондс примкнул к скромному по меркам Формулы 1 проекту в силу обстоятельств, для него не самых приятных.

Из-за этого эпизода, который помог Фернандо Алонсо выиграть Гран При Синагапура в 2008 году, Симонд был на три года отлучён от Формулы 1

Если помните, по решению FIA он за компанию с Флавио Бриаторе был отлучен от работы в чемпионате за участие в подтасовке результатов Гран При Сингапура 2008 года. В полной мере своей вины он так и не признал, но с Формулой 1 пришлось расстаться. Через какое-то время руководители Marussia пошли на смелый шаг: обратились к «отверженному» Симондсу, который тогда занимался другими проектами, напрямую не связанными с Ф1, предложив ему работу на тех условиях, что до поры до времени он останется как бы «за кадром». F1News.Ru стало известно об этом в начале 2011 года, но нас попросили пока не упоминать имя Симондса в текстах. И с самого начала было понятно, что в Marussia возлагали на это сотрудничество очень серьезные надежды. От недоброжелателей в том же 2011-м я слышал примерно такие оценки: зачем, мол, тратить на зарплату Симондсу чуть ли не треть скромного бюджета команды, когда эти средства можно использовать более разумно?

Очевидно, хозяевам Marussia подобные инвестиции представлялись оправданными. Размеры гонораров Пэта Симондса нам неизвестны, хотя «треть бюджета» - явное преувеличение. В любом случае, по словам Энди Уэбба, зарплату Симондсу платили исправно, потому что знали: его услуги того стоили. Не будем забывать, что 10 места в Кубке конструкторов команду лишил только фантастический обгон, проведенный Виталием Петровым, тогда еще гонщиком Caterham, под занавес прошлогоднего Гран При Бразилии и сезона в целом. Сейчас Marussia вновь опережает ближайших соперников в командном зачете, хотя неочевидно, сумеет ли удержаться на этих позициях.

Вновь процитирую Энди Уэбба. Вот как он оценил последствия ухода Симондса: «Его уход скажется, но не в этом году, а в 2014-м и 2015-м. А сейчас для нас самое важное – удержать 10 место в Кубке конструкторов. Наша задача – регулярно опережать Caterham, хотя сейчас, похоже, борьба идет на равных… Надеемся, в этом сезоне не будет повторения того, что произошло на Интерлагосе в последней гонке прошлого чемпионата».

Однако уход Симондса затруднит реализацию ещё одного перспективного проекта, который никак не связан с текущими результатами на трассе. Бывший технический директор Marussia F1 искренне увлекся идеей найти талантливых российских инженеров, чтобы привлечь их к работе команды.

Вот как он об этом говорил в эксклюзивном интервью F1News.Ru еще несколько недель назад: «Я лично этим занимаюсь. Мы – англо-российская команда, которая полностью принадлежит российским владельцам. Думаю, никто не удивляется, что мы базируемся в Англии, потому что Англия – это дом Формулы 1. Но мне не хочется, чтобы всё начиналось и заканчивалось тем, что российская символика присутствует только на нашей униформе: было бы правильно, чтобы у нас работали российские инженеры.

Не поймите меня превратно: я не собираюсь приглашать кого-то на работу просто потому, что у него российский паспорт. Понимаю, что трудновато найти в России специалистов с опытом работы в высших категориях автоспорта, но зато в вашей стране есть великолепная аэрокосмическая промышленность, а это весьма близко к Формуле 1. Уверен, там можно найти подходящих людей, хотя это непросто.

Я начинаю этот процесс с того, что буду искать в британских университетах российские клубы или общества – я уже выяснил, что они есть во многих учебных заведениях, и был приятно удивлен, что их больше, чем можно было ожидать. Это несколько упрощает мою задачу, поскольку я знаю, какую подготовку получают студенты в британских университетах, и знаю, какие из них хорошие, а какие – не очень. Я также понимаю, что эти молодые люди отлично владеют английским, и у них уже есть разрешение на работу в Великобритании.

И я действительно решительно настроен добиться успешной реализации этого проекта. Я – англичанин, это факт, но считаю себя европейцем и привык работать с представителями разных национальностей. Верьте мне, лет через пять у нас будет работать какое-то количество российских специалистов, что сделает команду Marussia еще более уникальной».

Мой собеседник говорил с такой искренней убежденностью, что ему действительно хотелось верить. В тот момент невозможно было представить, что он уже не вернется в моторхоум Marussia и меньше чем через месяц красную униформу сменит на сине-белую гамму Williams. Впрочем, что касается российского вектора в работе команды, то он будет развиваться и без Симондса, в чем меня заверил Энди Уэбб, сказав, что инициатива в любом случае исходила от руководства, а Пэт подключился к этой работе лишь недавно.

Будет ли Симондс на посту главы инженерного департамента Williams смотреться органичнее, чем в Marussia? Пожалуй, да. Помогут ли его опыт, знания и авторитет некогда славной команде, переживающей, возможно, самый сложный период в своей истории? В Williams на это надеются, зная репутацию «Пэта Незаменимого», хотя все понимают, что в очередной раз ему предстоит взяться за очень сложное дело. Быть в положении догоняющих – незавидная участь, тем более в Формуле 1. Впрочем, даже не догоняющих, а просто отстающих, если с вами уже готова потягаться Marussia.

Пэт Симонд и Флавио Бриаторе, 2005 год

Напоследок хочется привести слова Симондса, сказанные почти десять лет назад в интервью F1 Racing, которые, думается, вполне ярко характеризуют этого человека и его отношение к работе: «Даже самое рутинное дело в Ф1 раз в 20 интереснее, чем самое интересное в рутинной работе. К тому же, у нас такие красивые игрушки. Согласитесь, в жизни мне здорово повезло, правда?»

В тот момент он был техническим директором Renault F1. На следующий год его команда выиграла и титул, и Кубок конструкторов, а в 2006-м добилась этого вновь. Сможет ли Симондс сотворить подобное чудо еще раз?


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости