Аргентина'56: Одна на двоих

Хуан-Мануэль Фанхио на Ferrari Lancia D50 Луиджи Муссо в Аргентине
Гонка #49 : 22 января 1956 года. Гран При Аргентины. Буэнос-Айрес
Поул Хуан-Мануэль Фанхио (Ferrari) – 1:42,5 (137,397 км/ч)
Лучший круг Хуан-Мануэль Фанхио (Ferrari) – 1:45,3 (133,744 км/ч)
Победитель Муссо/Фанхио (Ferrari) – 3:00.03,7 (127,748 км/ч)

В 1956 году Гран При Аргентины открывал сезон – гонка состоялась ещё в январе. Это был непростой период для Формулы 1 и автоспорта в целом – после чудовищной аварии в гонке «24 часа Ле-Мана» в 1955-м, в которой погибло более 80 человек, сразу четыре страны отказались от проведения Гран При, и сезон завершился после 7 гонок, а не после 11-ти, как изначально планировалось. На тестах погиб первый двукратный чемпион Альберто Аскари, а Lancia, за которую он выступал, обанкротилась.

Доминировавшая по ходу двух чемпионатов подряд команда Mercedes ушла из автоспорта, её гонщикам пришлось искать себе другие варианты. Выигравший оба чемпионата в составе немецкой команды Хуан-Мануэль Фанхио перешёл в Ferrari, где к нему присоединились Луиджи Муссо, Питер Коллинз и Эудженио Кастелотти, а Стирлинг Мосс – в Maserati, став напарником Жана Бера.

Нередко можно слышать, что Фанхио доминировал многие годы только потому, что всегда выбирал самую сильную команду. Сегодня это кажется очевидным, ведь его машина, как правило, оказывалась лучшей или одной из лучших на стартовой решётке (впрочем, у аргентинца всегда было два, а то и три напарника на точно такой же технике). Однако об этом легко рассуждать сейчас, а в те времена его выбор был не таким уж прозрачным.

В 1954 году никто не знал, чего ждать от дебютировавшей команды Mercedes, и переход Фанхио тогда выглядел скорее смелым, чем правильным. Хотя сейчас нам, конечно, известно, что он не ошибся. Точно так же в 1956-м его выбор в пользу Ferrari был далеко не очевидным. После успехов Аскари во времена, когда чемпионат разыгрывался при техническом регламенте Формулы 2, итальянская команда с каждым годом выступала всё хуже и хуже, уступая не только Mercedes, но и Maserati и Lancia.

Энцо Феррари и Хуан-Мануэль Фанхио

Хуан-Мануэль, действительно, был весьма прагматичным, но с точки зрения скорости по ходу сезона 1955 года он должен был выбрать Maserati. На решение Маэстро повлиял скорее настрой Скудерии. В конце 1955-го они выкупили оставшиеся после банкротства Lancia D50 и назначили их создателя, Витторио Яно, своим главным конструктором. Кроме того, в финансовом плане в Ferrari сделали Фанхио предложение, от которого он не мог отказаться.

Из трёх D50 две были доработаны (головка цилиндров, задняя подвеска от Ferrari и дополнительный топливный бак), а одна – практически оригинальная Lancia, за руль которой сел Кастелотти. В тоже время они привезли на Гран При и свою проверенную Ferrari 555 Supersqualo с четырёхцилиндровым мотором, а также такую же, но с мотором Lancia V8. В итоге Оливье Жендебьен стартовал на модифицированной 555-й, а Питер Коллинз – на оригинальной.

Столь значительное техническое разнообразие в автопарке Ferrari имело простое объяснение: в команде не чувствовали уверенности и хотели оценить все варианты в реальной гонке. Ситуация упрощалась тем, что соперников осталось совсем немного. Большинство частных команд в далёкую Аргентину не поехали, так что на старт вышли всего 13 машин, и все – итальянские. Да и это число удалось достичь лишь благодаря тому, что в Maserati готовы были сажать за руль чуть ли не любого – значительную часть заявочного листа составляли именно её машины.

Интересно, что гонщиков, заявленных на Гран При, при этом было 15. Четверым по ходу уик-энда пришлось делить одну машину на двоих – правила тех лет подобное позволяли. Это были гонщики заводской Maserati Чико Ланди и Джерино Джерини, а также два уругвайца, выступавшие за частную команду на Maserati 250F, Альберто Уриа и Оскар Гонсалес. Для всех, кроме Джерини, этот Гран При оказался последним в их карьере.

Луиджи Муссо, Эудженио Кастелотти и Хуан-Мануэль Фанхио на Гран При Аргентины 1956 года

Первые же заезды показали, что Ferrari 555 как с одним, так и с другим мотором совершенно неконкурентоспособна по сравнению с соперниками. Ferrari-Lancia D50, напротив, оказалась очень сильна. Лучшим из пилотов Maserati в квалификации стал Жан Бера, проехавший круг по аргентинской трассе за 1:45,1. Муссо и Кастелотти на D50 оказались быстрее, показав идентичное время, 1:44,7. Хуан-Мануэль Фанхио на такой же машине проехал круг за 1:42.5 – и это был новый рекорд трассы.

Казалось, вопрос о победителе Гран При снят, но в гонке всё перевернулось с ног на голову. Стартовавшие со второй линии пилоты Maserati Хосе-Фройлан Гонсалес, Стирлинг Мосс и Карлос Мендитеги легко опередили соперников и возглавили гонку! Более того – уже после первого круга Фанхио вынужден был вернуться в боксы и сойти – на его машине отказал топливный насос.

Для Maserati всё складывалось прекрасно. Поначалу лидировал Гонсалес, но возникли проблемы с двигателем и на четвёртом круге его опередил Мендитеги. Немолодой уже аргентинец – известный игрок в поло – выступал в чемпионате только когда Формула 1 приезжала в Буэнос-Айрес, но уверенно сдерживал Мосса позади (Стирлинга немного сдерживала и полученная перед гонкой травма – правая нога попала под колесо его же машины, которую механики толкали на стартовую решётку) и возглавлял гонку до 42 круга, когда не смог включить четвёртую передачу в одном из поворотов. Машину развернуло, и она замерла на обочине – как выяснилось позже, сломался ведущий вал…

В лидеры вышел Мосс, но уже через несколько кругов от его машины пошёл дым – начались неполадки с мотором. Британец, тем не менее, оставался на трассе, ведь его преимущество составляло почти минуту. Но скорость неуклонно падала. И что было ещё хуже, его стремительно настигал Фанхио! Но откуда он взялся? На 30-м круге в Ferrari решили сделать ставку на аргентинца и приказали Муссо, который ехал четвёртым, отдать Хуану-Мануэлю свою машину.

Хуан-Мануэль Фанхио опережает Стирлинга Мосса на Гран При Аргентины 1956 года

Вернувшись в гонку, Маэстро помчался вперёд с невероятной скоростью, и вскоре превзошёл предыдущий рекорд на круге в гонке (принадлежавший ему же) на 3 секунды! Вскоре он смог догнать и опередить Жана Бера. Правда, затем допустил ошибку и вылетел с трассы – машина не получила повреждений и местные маршалы помогли ей вернуться на дистанцию. На 67-м круге Фанхио вышел на первое место, которое уже не упустил – на финише он опередил Бера на 24 секунды.

Помимо Фанхио, из пилотов Ferrari клетчатый флаг увидел только Жендебьен – Кастелотти сошёл из-за отказа коробки передач, а Коллинз столкнулся с Луиджи Пьотти при обгоне того на круг. Команда Maserati подала протест на действия Фанхио – уже в те времена помощь маршалов по ходу гонки была запрещена, но стюарды не решились дисквалифицировать местного героя и подтвердили победу Маэстро.

Конечно, это была и победа Муссо – очки между ними поделили поровну. Фанхио досталось ещё одно за лучший круг в гонке. В финале сезона, на домашнем для Муссо Гран При Италии в Монце, ситуация повторилась вновь – Фанхио сошёл из-за поломки рулевого колеса, а команда попросила итальянца отдать лидеру команды свою машину.

Однако Муссо отказался это сделать, что поставило титул аргентинца под угрозу. Ситуацию спас Питер Коллинз – он сам предложил свою машину Маэстро, хотя сам претендовал на титул. Что касается Муссо, то он продолжил выступать за Ferrari вплоть до своей гибели в 1958 году. «Половинчатая» победа на Гран При Аргентины так и осталась для него единственной.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости