Гран При Монако: Пресс-конференция в воскресенье

Гран При Монако. Пресс-конференция в воскресенье

1. Нико Росберг (Mercedes)
2. Себастьян Феттель (Red Bull Racing)
3. Марк Уэббер (Red Bull Racing)

Вопрос: Нико, вы стартовали с поула, уверенно контролировали гонку, однако вам пришлось иметь дело с двумя выездами машины безопасности и красными флагами. Прессинг был велик, но что вы чувствуете сейчас, став победителем Гран При Монако?
Нико Росберг: Потрясающе! Монако – мой дом, я здесь вырос, ходил в школу, и победа в домашней гонке сделала сегодняшний день совершенно особым. Весь уик-энд прошел идеально, в том числе квалификация, но борьба на старте получилась очень острой, я сражался и с Себастьяном Феттелем, и с Льюисом Хэмилтоном, однако, для меня все закончилось хорошо.

После этого я контролировал темп гонки, машина вела себя отлично, резина работала нормально – это стало ключевым фактором, позволившим добиться успеха. Я благодарен команде, которой удалось достичь прогресса после Барселоны. Я на седьмом небе от счастья!

Вопрос: Себастьян, очередной финиш на подиуме. Полагаю, вы довольны, ведь вам удалось упрочить свое лидерство в чемпионате…
Себастьян Феттель: В целом, я доволен результатом. Мы знаем, что здесь очень сложно обгонять, но для начала мне хотелось бы поздравить Нико – он отлично сработал, контролируя ход гонки. Думаю, сегодня у него всё было в порядке, и с темпом, и с шинами: всякий раз, когда я пытался подобраться к нему поближе, он реагировал и прибавлял в скорости.

Я отлично стартовал, но на этой трассе просто мало места. Пожалуй, на старте я мог бы обойти обоих гонщиков Mercedes, но было тесно, поэтому пришлось сбросить газ. В этот момент меня догнал Марк, и в первом повороте наши машины оказались рядом. Но после этого меня удивил медленный темп в начале гонки: я ожидал, что буду ехать за двумя “серебряными стрелами”, а оказалось, что это словно два автобуса! (смеётся) По крайней мере, на двух первых кругах.

Но, разумеется, с тактикой всё было ясно, и в Mercedes все сделали верно. Однако нам повезло, команда вовремя приняла нужное решение, и мы смогли опередить Хэмилтона.

Потом, после рестарта, ситуация была довольно сложной: я видел, что позади меня Льюис активно прессинговал Марка Уэббера. Так что мы должны быть довольны результатом. Это отличное достижение для всей команды.

Похоже, в последние годы в Монако нам сопутствует удача. Спасибо всем нашим партнерам, спасибо Infiniti – они выкладывались по максимуму, чтобы помочь нам, и, разумеется, огромная благодарность Renault – две машины в первой тройке оснащены именно их моторами. Монако иногда называют «маленькой Францией», так что для Renault это своего рода домашний этап – мои поздравления!

Вопрос: Марк, на первом отрезке вы были только четвертым, однако выезд машины безопасности дал вам и команде шанс. На пит-стопе вы смогли опередить Хэмилтона – получается, это был решающий момент?
Марк Уэббер: Да, но прежде я хочу поздравить Нико. Победа в Монако – всегда особенная, он безупречно провел уик-энд, а как раз это необходимо здесь для успеха. Даже если ты стартовал с поула, все равно нужно выкладываться по максимуму – отличная работа!

Мы знали, что при старте со второго ряда наши шансы не оптимальны, но я стартовал просто великолепно. Правда, отрезок до первого поворота здесь самый короткий в сезоне. Себастьяну и мне было некуда деться, и нам обоим пришлось поднимать ногу с педали газа, тогда как Нико и Льюис намного хуже сорвались с места. Надеюсь, подобные старты пригодятся нам в будущем.

Дальше все зависело от способности экономить шины и реализовать стратегию с одним пит-стопом. Было заранее ясно: если позиции распределятся с самого старта, и в гонке обойдется без происшествий, то вариант с двумя сменами шин станет заведомо проигрышным, так как при нем велика вероятность выехать в трафик. Нам пришлось ждать довольно долго, все берегли шины, но здорово, что Льюиса всё же удалось опередить за счет пит-стопа.

Всегда неприятно терять позиции в боксах – уверен, он этому совсем не рад, но мы просто сработали лучше. На более жестких шинах нам было сложнее обороняться в момент рестарта, но в остальном требовалось лишь беречь резину и спокойно ехать к финишу.

Вопрос: Нико, вы - первый в истории сын бывшего победителя Гран При Монако, которому удалось повторить достижение отца. Поздравляем! Тридцать лет назад Кеке Росберг на этой же трассе финишировал первым – это делает ваш сегодняшний успех ещё более особенным?
Нико Росберг: Приятно слышать, что ровно 30 лет назад мой отец победил на этой трассе, но если честно, пересекая линию финиша, я думал о другом: я просто был очень рад, что выиграл Гран При Монако.

Команда прошла через крайне сложный период: в двух последних гонках, стартуя с поула, мы теряли скорость в гонке, и сегодня по ходу дистанции эта мысль меня не оставляла. Я надеялся, что на этот раз смогу удержать лидерство, смогу создать отрыв, и проблемы не повторятся. Но сегодня команда предоставила мне отличную машину – здорово, что нам удалось добиться фантастического прогресса за столь короткое время. Небольшие доработки и подходящая нам трасса – этого оказалось достаточно для успеха!

Вопрос: Нико, каково это – контролировать ход гонки в условиях прессинга? Сегодняшний день складывался для вас явно непросто…
Нико Росберг: Гонка не получилась легкой, это верно. На более жестких шинах я неплохо вошел в ритм, старался сберечь резину до самого финиша, как вдруг гонку остановили. Выбиваться из ритма всегда неприятно, тем более в Монако, где достаточно на мгновение потерять концентрацию – и ты уже влетел в защитный барьер. Сегодня важно было всё время сохранять концентрацию, с автомобилем безопасности и красными флагами это оказалось непросто, но в итоге мы справились.

Вопрос: Вы думали о том, что когда-то ходили в школу по этим улочкам, а сегодня можете выиграть здесь гонку?
Нико Росберг: Нет. В моей голове было много мыслей, но ни одной о дороге в школу. Я думал о победе в Монако за рулем «серебряной стрелы», и этот успех для меня в самом деле особенный.

Вопрос: Себастьян, вы сказали, что в момент старта машины Mercedes оказались не настолько быстры, как вы предполагали. Вы похвалили их работу, но можно ли сказать, что они действовали тактически?
Себастьян Феттель: Разумеется. Отрывы в пелотоне не увеличивались, и в Mercedes следовали своему плану. Правда, Льюис все-таки потерял пару позиций из-за автомобиля безопасности и наверняка расстроен, но ничего, эти места достались нам. Остановка гонки позволила всем поставить свежий комплект шин и активнее атаковать на последних десяти кругах.

Тактика Mercedes была очевидной уже после первых двух кругов – они ехали довольно медленно, чтобы реализовать стратегию с единственным пит-стопом. В любом случае, сработано неплохо, а обгонять в Монако очень непросто. Всякий раз, когда я пытался подъехать к Льюису, он успевал ответить быстрым кругом – у них была необходимая скорость. Они могли позволить себе ехать медленно и прибавлять в случае необходимости. В этом плане гонка получилась не такой уж захватывающей, поскольку нам оставалось лишь ждать клетчатого флага. Тем не менее, требовалось проехать немало кругов, следить за состоянием шин, так что мы вполне довольны результатом.

Вопрос: Когда на трассу выехала машина безопасности, Льюис как раз отправился на очередной круг и, по сути, оказался заложником ситуации. В каком месте трассы находились вы, когда команда позвала вас в боксы?
Себастьян Феттель: В тот момент машина безопасности ещё не выехала на трассу, так что команда среагировала действительно здорово. Мы планировали остановиться кругом раньше, но отказались от такого варианта. Маршалы продолжали размахивать желтыми флагами, и мы всё-таки решили свернуть в боксы, а когда вернулись на трассу, там уже находилась машина безопасности, и это сыграло нам на руку.

Не знаю, была ли у Льюиса заминка на пит-стопе, или ему просто не повезло с моментом выезда автомобиля безопасности. Но для нас итог оказался положительным. Я даже надеялся, что мы сможем опередить и Нико, но ему хватило того преимущества, которое он успел создать до нашего визита в боксы.

Вопрос: Марк, гонка получилась богатой на события – два выезда автомобиля безопасности, красные флаги. Кому-то из гонщиков даже удалось провести обгон, но насколько сложным было для вас все время атаковать на пределе?
Марк Уэббер: Непросто, ведь парни, с которыми я ехал в одной группе, достаточно опытные и умеют закрывать траекторию, а атака возможна лишь в том случае, когда шины работают с разной эффективностью – как после моего пит-стопа, когда я довольно быстро разделался с Хюлкенбергом. В остальном, как уже говорилось, это была, скажем так, контролируемая агрессия в расчете сберечь шины до финиша.

Уже в начале гонки стало ясно, что шины работают достаточно эффективно. Да, темп был далеко не впечатляющим, но если ты лидируешь в гонке, тебе его и задавать – как делал я сам буквально год назад. А когда резина Supersoft позволила проехать немало кругов, вариант с единственным пит-стопом стал очевидным для всех, и по этой причине гонка получилась не столь зрелищной. Впрочем, даже если бы у нас было по две смены шин, это привело лишь к большей интриге в боксах, а не на трассе, поскольку конфигурация здесь не располагает к атакам.

Вопросы с мест

Вопрос: (Ральф Бах – Der Spiegel) Нико, два дня тестов, которые вы тайно провели в Барселоне - насколько они помогли вам сегодня?
Нико Росберг: Об этом вам лучше спросить у Pirelli, я не могу это комментировать.

Вопрос: (Кейт Уолкер – GP Week) Нико, гонщики часто говорят, что помимо победы в домашней гонке они больше всего мечтают добиться успеха в Монако. В вашем случае победа в Гран При Монако решает обе этих задачи. Насколько сильные эмоции вы сейчас испытываете? Каким был ваш круг после финиша?
Нико Росберг: Невероятные эмоции – это похоже на исполнение детской мечты, ведь я еще ребенком смотрел эту гонку. Глядя, как Айртон Сенна в своем желтом шлеме побеждает за рулем бело-красной машины, я сам мечтал когда-нибудь отпраздновать успех в Монако, ведь здесь мой дом. Победа на улочках княжества всегда особенная, так что ощущения фантастические! Пожалуй, в этом суть спорта: подобные эмоции компенсируют все те трудности, с которыми приходилось иметь дело на пути к успеху. Потрясающе!

Вопрос: (Винсент Марре – Sport Zeitung) Нико, коль уж дела ваши складываются удачно, могу я спросить вас о шансах на титул?
Нико Росберг: Я о них еще не думал, поскольку всего две недели назад мы уступили победителю гонки семьдесят секунд, да и сегодня износ шин был проблемой. Да, мы выглядели явно конкурентоспособнее, но здесь иная трасса, иные обстоятельства. Я получил возможность с самого старта вести гонку в своем темпе и беречь резину, однако мы не должны быть излишне оптимистичными в преддверии двух ближайших этапов. Скорость на длинной серии кругов по-прежнему вызывает вопросы, нам следует продолжать работу.

Соперники активно совершенствуют машины, и мы не должны уступать им в этом процессе. Пока это удается, что само по себе приятно, ведь год назад мы уступили именно в середине сезона. Спасибо всем сотрудникам команды за невероятные усилия! Ну а дальше – посмотрим. Сейчас я не думаю о чемпионате – все мои мысли о сегодняшней победе в Монако.

Вопрос: (Юсси Якала – YLE) Нико, не кажется ли вам, что эта победа стала последним шагом на пути избавления от статуса гонщика, который просто является сыном Кеке Росберга? Вы добились успеха благодаря собственному мастерству…
Нико Росберг: Судить вам. Я не могу комментировать подобные вещи, вам самим делать выводы.

Вопрос: (Дэн Натсон – Auto Action/National Speed Sport News) Марк, незадолго до того, как гонку остановили красными флагами, Льюис поравнялся с вами в Rascasse. Что произошло? Он пытался застать вас врасплох?
Марк Уэббер: Нет, я просто экономил шины, а он захотел рискнуть. Машина Mercedes лучше ехала на более жесткой резине в целом и на том участке трассы в частности. Я знал: впереди немало кругов, у моих шин ресурса на пять кругов меньше, поскольку чуть ранее мне пришлось отрываться от преследователей… В общем, я оставил Льюису достаточно места.

В таких ситуациях помогает опыт. Льюис мог зацепить мою машину – я видел его в зеркалах и думал: «Эй, он где-то рядом!» Потому оставил ему место, и, к счастью, мы каким-то образом вместе проскочили Rascasse. Гонщикам GP2 такое не по силам, но в Формуле 1 мы должны быть способны на подобные маневры – в общем, борьба получилась интересной!

Вопрос: (Боб МакКензи – Daily Express) Нико, возвращаясь к предыдущему вопросу о вашем отце. Когда вы дебютировали в Формуле 1, чувствовали ли вы прессинг от того, что ваш отец – известный всем чемпион мира?
Нико Росберг: Я всегда считал, что мне повезло родиться сыном чемпиона мира и чувствовать его поддержку. Прессинг? Я привык к тому, что мой отец – чемпион, я вырос с этим, так что никакого дополнительного психологического давления в этом плане нет.

Вопрос: (Жаклин Магней – News LTD Australia) Марк, что вы думаете о недавних секретных тестах Mercedes и Pirelli? Считаете ли вы, что в Mercedes могли таким образом получить преимущество?
Марк Уэббер: Справедливый вопрос. На мой взгляд, все немного удивлены произошедшим, но я не думаю, что эти тесты как-то повлияли на результат сегодняшней гонки. Говоря откровенно, их машина всегда была быстра в Монако, но вы не можете просто забыть то, чему научились на тестах – нужно разобраться, соответствовали ли они правилам. В Mercedes уверены, что все делали правильно. Время покажет, но не думаю, что тесты сказались на сегодняшних результатах.

Вопрос: (Фредерик Ферре – L’Equipe) Нико, что было самым непростым в вашей победе? Вчерашний поул, рестарт или последний круг?
Нико Росберг: Квалификация была непростой из-за погоды, стартовал я не лучшим образом – пожалуй, в этом заключались основные трудности. Как только они остались позади, ситуация пришла в норму. Выезд машины безопасности заставил поволноваться, поскольку к моменту рестарта более жесткая резина не успела прогреться, однако самыми сложными моментами были квалификация и старт гонки.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости