Гран При Австралии: Пресс-конференция в пятницу

Гран При Австралии. Пресс-конференция в пятницу

Участники: Жан-Мишель Жалинье (Renault), Пол Хембри (Pirelli), Тото Вольфф (Mercedes), Эрик Булье (Lotus), Мартин Уитмарш (McLaren)...

Вопрос: Жан-Мишель, после трех лет успешного сотрудничества с Red Bull Racing в качестве поставщика моторов, каковы ваши цели в предстоящем сезоне? Очередной двойной триумф?
Жан-Мишель Жалинье: Повторить успех предыдущего сезона и выиграть еще пару трофеев с нашими партнерами из Red Bull Racing.

Вопрос: Для вас сезон может получиться крайне непростым. Вы намерены продолжать работу над нынешней спецификацией мотора, для которой этот год – последний, а есть еще программа подготовки к сезону-2014. Каким образом вы планируете добиться баланса?
Жан-Мишель Жалинье: Вы правы, это своего рода вызов – мы должны обеспечить должное сопровождение действующих моторов, занимаясь разработкой нового силового агрегата. Персонал Renault Sport F1 будет переключаться на перспективный проект постепенно в течение года.

Вопрос: Пол, первые две серии предсезонных тестов дали богатую почву для размышлений и гигантский объем информации. Насколько вы довольны тем, как новые шины справились с требованиями австралийской трассы?
Пол Хембри: Вполне доволен. После зимних тестов, которые с точки зрения работы над шинами прошли не лучшим образом, приятно, наконец, вернуться в нормальные условия. Мы выяснили, что состав Medium выдерживает от 22 до 24 кругов – как и требовалось. Ну а Super Soft здесь можно считать составом для квалификации: с ним можно показать результат, а затем уже в гонке проехать короткий отрезок, чтобы потом перейти на стратегию с двумя или тремя пит-стопами. Нам расклад видится именно таким.

Вопрос: Считаете ли вы, что гонщикам, возможно, придется скорректировать свой подход к прогреву шин из-за изменений в их конструкции и составах? Возможно, им придется быть менее агрессивными при подготовке к быстрому кругу?
Пол Хембри: У нас еще не было возможности побеседовать с гонщиками. Встреча состоится сегодня вечером, и на ней мы попытаемся узнать, что чувствовали они, находясь на быстром круге, при работе длинными сериями и при отработке процедуры старта. Судя по всему, SuperSoft потребуется исключительно в квалификации, тогда как большую часть дистанции участники проедут на Medium. Мы не ждем каких-то серьезных трудностей.

Вопрос: Тото, не лучший финал второй тренировки. Что произошло с Льюисом и Нико?
Тото Вольфф: Сегодня мы проехали немало кругов, но под занавес сессии столкнулись с проблемами. Подвела коробка передач, но в целом ничего существенного.

Вопрос: Коробка сломалась на обеих машинах?
Тото Вольфф: Нет, на одной.

Вопрос: А что произошло с Льюисом? Ошибка гонщика?
Тото Вольфф: Нет, небольшие проблемы со сплиттером, что спровоцировало недостаточную поворачиваемость и вылет.

Вопрос: Зимой в Mercedes произошли серьезные кадровые перестановки. Расскажите, кто за какой участок работы отвечает?
Тото Вольфф: По-моему, все очевидно – зимой мы старались, чтобы вы, журналисты, не сидели без дела! На самом деле, организационная структура практически та же. Ники Лауда уже пару месяцев является руководителем команды без исполнительских полномочий, а я пришел в команду, сменив Норберта Хауга на посту спортивного директора. Кроме того, я руковожу основными процессами на базе команды в Брэкли. В самом деле, такое ощущение, что у меня теперь две головы!

Вопрос: Находящийся ниже вас в иерархии руководитель команды Росс Браун выполняет те же функции, что и прежде?
Тото Вольфф: Он не ниже меня в иерархии, это отдельный пост. Росс остается руководителем команды и отвечает за результаты гонок, по сравнению с предыдущим сезоном здесь ничего не изменилось.

Вопрос: Эрик, как вы оцениваете результаты Lotus в сегодняшних сессиях? Вы довольны скоростью машины?
Эрик Булье: Конечно, ведь до сегодняшнего дня мы должны были выполнить всю тестовую программу, справились с этой задачей без каких-либо проблем и разобрались в поведении машины. Она быстра, я доволен нашими результатами. Конечно, с шинами еще нужно поработать, да и прогноз на уик-энд не исключает дождя, что может стать дополнительным вызовом.

Вопрос: Если говорить о вызовах, насколько готова Lotus к возможной «гонке доработок»? Бюджет команды позволяет рассчитывать на достойный ответ соперникам?
Эрик Булье: Определенно. Мы уже предусмотрели распределение ресурсов на нынешнюю машину и разработку перспективной, так что все под контролем.

Вопросы с мест

Вопрос: (Кейт Уолкер – Girl Racer) Вопрос к сидящим в первом ряду. Если говорить о спонсорах, не принимая в расчет доходы от трансляций, в какой мере финансовый кризис сказался на ваших возможностях привлекать новых партнеров? Мы наблюдали приход Burn, Glaxo Smith Kline, Blackberry, однако были и громкие потери. Тото, хотелось бы услышать ваше мнение, ведь вам довелось поработать и в Williams, и в Mercedes. Есть различия между командами?
Тото Вольфф: Как я не раз говорил, обстановка крайне непростая. Сейчас я в другом положении, чем год назад – это открывает более широкие перспективы, но и позволяет лучше понять, насколько важно работать в целом на спорт, а не преследовать частные интересы.

Да, кризис оказал существенное влияние: когда большой компании требуется снизить расходы, маркетинг и спонсорство первыми приносятся в жертву, однако наш чемпионат в неплохой форме. Процессы цикличны, и компании возвращаются – возможно, с иной формой поддержки, или это в принципе другие партнеры.

В Формулу 1 пришла Coca-Cola, к нашей команде присоединились партнеры из Blackberry – для Mercedes GP это знаковое событие. Я не питаю пессимизма в отношении спонсоров, но мы должны внимательно следить за ситуацией и не позволять себе думать только о собственных интересах. Нужно думать о всех командах и сохранять финансовое здоровье спорта.

Эрик Булье: Мне данный вопрос представляется более сложным. Текущая ситуация в экономике далеко не благоприятная, каждая компания тщательно контролирует бюджет и расходы. Забавно, что при всем этом Формула 1 остается крайне привлекательной для спонсоров, и вы можете наблюдать на нашей экипировке логотипы таких серьезных компаний как Coca-Cola, Microsoft, Unilever. Им нужна новая стратегия развития, а Формула 1 – единственный по-настоящему мировой вид спорта. В таком случае основная сложность заключается в…

Мы постоянно ведем переговоры со спонсорами, но если десять лет назад чемпионат служил площадкой, с помощью которой автопроизводители продвигали свою продукцию, то теперь мы продаем саму идею Формулы 1, и это важное отличие. Это путь проб и ошибок, который необходимо пройти, чтобы привлечь новые компании, заинтересованные в Формуле 1. Как заметил Тото, важно финансовое здоровье всего спорта, и мы должны быть весьма осторожными, поскольку создание нужного имиджа потребует немалого количества времени…

Мартин Уитмарш: Многие компании находят чемпионат весьма привлекательным для инвестирования средств, но когда они переживают непростые времена, тут уж не до инвестиций. Мы неоднократно встречали потенциальных партнеров, которые желали сотрудничать на условиях, неприемлемых для топ-команд, и этот факт тоже нужно учитывать, но прежде всего мы должны обеспечить зрелищность гонок.

Экономическая конъюнктура не облегчает задачу, но рынок уже демонстрирует намеки на позитивные тенденции, люди видят, что ситуация в Формуле 1 постепенно стабилизируется, да и за последние несколько лет сезоны неизменно получались один лучше другого. Чемпионат последним вступил в фазу рецессии, последним выберется из нее, однако команды уже могут наблюдать растущий интерес потенциальных партнеров к продукту, предлагаемому Формулой 1. Этот интерес выше, чем два или три года назад, когда у спонсоров не было столь необходимой уверенности в том, что они сами останутся на плаву.

Вопрос: (Мэтт Кох – Pitpass.com) Вопрос к руководителям команд. Мы говорим исключительно о финансовых вопросах, и это ли не знак того, что расходы Формулы 1 становятся чрезмерными? Команды из хвоста пелотона тратят миллион долларов в неделю, тогда как лидеры – в четыре раза больше. Разве все описанные трудности нельзя объяснить тем, что затраты слишком раздуты?
Мартин Уитмарш: Нам нужно выставлять две машины на гонке девятнадцать раз по ходу сезона, и если оценить параметры бюджета… Знаете, с точки зрения домашнего хозяйства он в любом случае покажется чрезмерным. Расходы растут одновременно с ростом ценности успеха в чемпионате – это глобальный вид спорта с гигантской аудиторией, и никто из спонсоров в своем инвестировании не руководствуется альтруизмом - они желают получить выгоду, и если этой выгоды нет, компании здесь долго не задерживаются.

К тому же, Формула 1 – не лучшая среда для контроля расходов, ведь здесь слишком силен дух соперничества, люди всегда стараются найти способ добиться прогресса и потратить больше денег на развитие. Впрочем, на мой взгляд разговоров о расходах гораздо больше, чем нужно: не знаю, насколько эта тема интересна зрителям. Уверен, всем очевидно, что ограничения на количество моторов, коробок передач, на время работы в аэродинамической трубе, операции с вычислительной гидродинамикой и тесты противоречат естественным устремлениям крупных команд. И тот факт, что мы весьма успешно поставили себя в жесткие рамки, лишь подчеркивает общее понимание того, что раньше спорт обходился слишком дорого, и что мы должны контролировать издержки. Однако сделать это крайне сложно, ведь инженеры невероятно талантливы и в любом случае найдут что-то такое, на что можно потратить деньги. Этот процесс не остановить.

Эрик Булье: А мне ваш вопрос кажется немного странным. Разве мы тратим слишком много? Все зависит от общего уровня: Формула 1 – популярный и весьма успешный вид спорта, а успех всегда служит движущим фактором. Если гонки смотрят миллионы людей по всему миру – значит, они им нравятся, и ключевой вопрос заключается в том, как сделать так, чтобы наш спорт смог существовать еще долгие годы, а не в том, много или мало мы тратим.

Тото Вольфф: Экономический эффект от гонок просто гигантский. Я видел данные о том, что прошлогодняя победа Mercedes в Шанхае по информационному эффекту была сопоставима с рекламной кампанией стоимостью 60 миллионов долларов. Так что вопрос в том, что с чем сравнивать: наши расходы и создаваемую коммерческую выгоду для спонсоров? Тогда соотношение более чем приемлемое.

Вопрос: (Дитер Ренкен – The Citizen) Вопрос преимущественно к Мартину, поскольку вы работаете в Формуле 1 уже двадцать один год и за это время действовали в условиях всех версий Договора Согласия, кроме самой первой. В 2008/2009 годах в чемпионате тоже не было действующего Договора Согласия, однако команды согласились выступать на условиях предыдущей версии, и в чемпионате присутствовали все необходимые процедуры, управление и т.д. А сейчас нет ничего, и предстоящая воскресная гонка станет первым этапом за тридцать лет, который будет проведен вне Договора Согласия. С этим можно мириться, это приемлемая ситуация?
Мартин Уитмарш: Приемлемая, но нежелательная. FIA и FOM активно ищут решение, а команды работают так, словно Договор Согласия по-прежнему действует. Разумеется, остались вопросы насчет того, как были приняты отдельные изменения в правилах, и насколько справедлива система управления спортом. Но сейчас люди противятся желанию быть излишне педантичными, да и в интересах чемпионата вместо того, чтобы спорить об отдельных корректировках, лучше сосредоточить усилия на соглашении в целом – Договоре, который обеспечит прозрачное управление и четкие рамки полномочий, даст инвесторам уверенность в будущем, а командам – понимание того, как они должны работать.

Возможно ли сохранение нынешней ситуации в течение ближайших месяцев? Вполне. Справедлива и полезна ли она в долгосрочной перспективе? Нет. Главное – есть явные признаки того, что люди пытаются совместно прийти к единому решению и новому Договору.

Перевод: Валерий Карташев

Другие новости