Франция'56: Bugatti

Эудженио Кастеллотти на Ferrari лидирует на старте Гран При Франции 1956 года
Гонка #53: 1 июля 1956 года. Гран При автоклуба Франции. Реймс
Поул Хуан-Мануэль Фанхио (Ferrari D50) - 2.23,3 (208,6 км/ч)
Лучший круг Хуан-Мануэль Фанхио (Ferrari D50) - 2.25,8 (205,0 км/ч)
Победитель Питер Коллинз (Ferrari D50) - 2:34.23,4 (196,8 км/ч)

События жаркого июльского дня, происходившие на скоростной дорожной трассе в пригороде Реймса, давно пополнили золотой фонд автомобильного спорта. На протяжении двух с половиной часов машины мчались с весьма немалой даже по нынешним меркам средней скоростью под 200 км/ч, а сюжет гонки оказался сродни хорошему триллеру.

После старта могло показаться, что интрига исчерпана – три ярко-алые Ferrari, ведомые Хуаном-Мануэлем Фанхио, Питером Коллинзом и Эудженио Кастеллотти, начали все дальше отрываться от преследователей, а у Харри Шелла и Стирлинга Мосса, которые попробовали угнаться за парнями Энцо, возникли технические проблемы.

Возможно, так бы все и катилось к предсказуемому результату, кабы не... плохое самочувствие Майка Хоторна. Британец из Vanwall продержался на трассе всего десяток кругов, после чего без сил вернулся к механикам. Там его уже поджидал Шелл, чья машина сломалась ещё раньше. Американец прыгнул за руль – и помчался в погоню.

То ли в Ferrari слишком рано успокоились, то ли Харри поймал кураж, но к середине дистанции он смог настичь парней из Скудерии. Кастелотти и Коллинз почему-то решили, что зеленая британская машина отстает от них на круг – и пропустили соперника без особенно упорной борьбы.

Борьба Харри Шелла с пилотами Ferrari на Гран При Франции 1956 года. Фрагмент рисунка

Лишь после этого в Ferrari спохватились, стали подавать пилотам сигналы, Фанхио резко взвинтил темп... Но, к сожалению, на машине Шелла не выдержал безумного темпа топливный насос, и возмутитель спокойствия начал отставать от тройки лидеров, успев сотворить лишь небольшую сенсацию. И вновь показалось, что ход гонки успокоился, и Маэстро уверенно мчится к очередной победе.

Однако, как выяснилось, и на этот раз не всё было так просто. Теперь неполадки возникли уже под капотом одной из Ferrari. Причем той, что лидировала с самого старта! Фанхио был вынужден провести длительный пит-стоп, по ходу которого механики разбирались с лопнувшей топливной трубкой. После этого аргентинец помчал изо всех сил, поставил новое рекордное время круга – но остался лишь четвертым.

Победу одержал Коллинз, Кастелотти дополнил успех Скудерии, а третья ступень подиума неожиданно досталась местному пилоту Жану Бера на Maserati.

Интересно...
Именно в Реймсе первый и единственный раз участником этапа Формулы 1 стал легендарный конструктор Колин Чепмен. Увы, в качестве пилота британец оказался не столь убедителен. Ещё в тренировке он ошибся на торможении перед шпилькой, протаранил машину напарника по Vanwall Майка Хоторна и лишился возможности выйти на старт: повреждения собственного автомобиля оказались слишком серьезными.

Bugatti

Команда Bugatti готовится к дебюту в Ф1. За рулем Т251 - Морис Тринтиньян

Французский Гран При 1956 года был ознаменован первым и последним появлением в Формуле 1 машины, носящей легендарную марку Bugatti. Икона скорости и стиля 30-х в послевоенную пору переживала не лучшие времена. Основатель марки, итальянец по происхождению и француз по паспорту, чей отец посвятил свою жизнь изобретению вечного двигателя, оказался с началом Второй мировой в сложной ситуации.

Этторе Бугатти не создавал машины – он их творил. Модель 35 для гонок Гран При была представлена в 1924 году и принесла своим пилотам в общей сложности более 1000 побед! А уж про роскошные дорожные автомобили и говорить не стоит: каждый из них с самого начала был произведением искусства, а сейчас сохранившиеся экземпляры имеют в ценнике великое множество нулей.

Но когда мирное небо над Европой оказалось расколото артиллерийскими залпами, Бугатти попал между молотом и наковальней. Франция и Италия, две его родины, оказались по разные стороны баррикад. Чью бы сторону не занял Этторе, он все равно оказался бы проигравшим. Бизнесмен, казалось, нашел выход: сразу продал все свои предприятия французскому правительству, а сам начал производить небольшие фургончики на фабрике близ Парижа.

Но и её, обвинив Бугатти в сотрудничестве с оккупационной администрацией, новые власти решили отнять уже в 45-м. Начался долгий и изматывающий судебный процесс... Спустя два года уже тяжело больной творец замечательных машин услышал окончательный вердикт в свою пользу, а через неделю отправился в лучший из миров. Управление немногими оставшимися активами перешло к его младшему сыну Роланду.

Тот, едва только предприятие немного встало на ноги, вознамерился вернуть былые успехи на спортивных трассах. В начале 50-х в Bugatti пригласили Джоакино Коломбо, замечательного мастера, создавшего прекрасную Alfa Romeo 159 и стремительную Maserati 250F.

Ни до, ни после Т251 в Формуле 1 не пытались поставить рядную "восьмерку" поперек

А тот – то ли заскучав, то ли решив испробовать нечто авангардное – предложил конструкцию с восьмицилиндровым рядным мотором, установненным на трубчатую раму поперечно! Нетрадиционной оказалась и конструкция задней подвески с диагональными амортизаторами. В теории эта задумка могла иметь определенные преимущества в настройке под конкретные трассы, а мощность двигателя обещала составить немалые по тем временам 275 л.с.

Планировалось построить не меньше полудюжины шасси T251 и начать покорение Формулы 1. Дебютным этапом выбрали домашний Гран При Франции 1956 года. Ради такого дела из Vanwall пригласили 47-летнего Мориса Тринтиньяна, которому и доверили единственную собранную и обкатанную к тому моменту машину.

Как показали первые же тренировки, проект провалился. Мотору не хватало мощности, заднюю часть машины отчаянно мотало в поворотах, и как ни старался опытный пилот в квалификации, обогнать ему удалось лишь двоих соперников. Времени поула Тринтиньян уступил безнадежные 18 секунд. В гонке, визжа шинами в виражах, толстобокая голубая машина какое-то время продолжала движение, но уже после полутора десятков кругов отломилось крепление педали акселератора...

В Реймсе у Bugatti было два шасси, отличия между которыми вполне заметны. Тринтиньян выступал на правом

Проект был свернут, никогда больше марка Bugatti не появлялась в Ф1, а вскоре и вовсе была поглощена, не выдержав конкуренции. Эпоха романтиков безнадежно осталась в прошлом, а строить практичные приземленные конструкции представители семейства Бугатти никогда толком не умели.


Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Предыдущая новость
Итоги сезона: Mercedes AMG Petronas F1 Team
Следующая новость
Итоги сезона: Mercedes AMG Petronas F1 Team
Другие новости