Фаворит. Глава 10. Часть 3. Детские болезни

Этот роман – вымышленный, пересечений с историческими событиями искать не стоит. Это продолжение «Гоночного боевика» Никиты Савельева, впервые опубликованного на F1News.ru...

Фаворит. Глава 10. Детские болезни

– Знаешь, я, будто глупый юнец, гадаю, придет ли возлюбленная на свиданье, – со смехом сказал Каррагер, поминутно поглядывая на часы.

– С трудом представляю, чтобы вы переживали за свиданье, – заметил Невилл.

– Полагаешь?

– Мне кажется, девушка и в мыслях не могла допустить, чтобы к вам опоздать.

– Не перебарщивай. Думаешь, я всегда таким сухарем был? Чего только не случалось по молодости.

– Вы и сейчас хоть куда…

– Знаешь, как мы куролесили, вам нынешним и не снилось. Это сейчас машиной никого не удивишь, а тридцать лет назад барышни за счастье почитали прокатиться на переднем сиденье. Млели и бухались в обморок. А если еще и дать им порулить! Думаешь, легко стать обладателем автомобиля в те годы? Но у меня получилось…

Невилл тактично помалкивал, наблюдая, как смягчилось лицо сурового патрона. Впрочем, это продолжалось недолго.

– Где же они? – раздраженно выкрикнул Каррагер, приплясывал от нетерпения. – Через полчаса тренировки.

Они находились на северо-западе Франции, в Нормандии. Столетиями здесь кипели нешуточные страсти – область постоянно переходила из рук французов к англичанам, а несколько веков назад в соседнем городке оборвался жизненный путь Жанны Д'Арк. А во время Второй мировой войны город подвергся бомбардировкам, что полностью уничтожили центральный собор и исторический центр.

Нынче планировалось куда более мирное событие – грянул долгожданный второй этап. Поездка в далекую Африку уже давно позабыта, как и все связанные с ней триумфы и неудачи. Да и состав участников подобрался куда серьезнее. По меньшей мере тридцать пилотов из Европы, Америки и Австралии и восемь разных производителей шасси. Вот это настоящая борьба. Для трети она закончится еще в субботу – к участию в гонке допустят только двадцать лучших по итогам тренировок; из тех, кто выйдет на старт, меньше десятка доберутся до финиша, очки заработают лишь пятеро, призы вручат троим. Ну а победитель, как водится, один. А кто им окажется – пока тема для дискуссий.

– Вот они! – ткнул пальцем Невилл. – Опоздали всего на десять минут.

– С непунктуальности все и начинается, – проворчал Мартин для порядка.

Они с Невиллом направились к воротам автодрома, где уже парковался высокий грузовик с длинной открытой платформой, там красовались до боли знакомые темно-зеленые силуэты. Грузный директор команды, хоть и старался идти неторопливо, все равно невольно ускорил шаг и обогнал по пути Невилла.

Без ложной скромности, но их новый автомобиль казался Невиллу вершиной технической мысли. Обтекаемый гладкий кузов. Нос с аккуратной решеткой радиатора вытянут вперед. Размер отверстий для охлаждающего воздуха подобран идеально. Трубчатая рама стала еще легче и жестче. Изменилась конфигурация подвески – добавились телескопические амортизаторы. Вместо барабанных появились прогрессивные дисковые тормоза. Удалось снизить вес и повысить прижимную силу передних колес. И самое главное – из-за новых бензиновых правил мотор несколько растерял мощность, но путем тщательной работы с системой газораспределения удалось свести эти потери к минимуму.

– Ну, уж если это не чемпионская машина, то не знаю, чем тебе и угодить. По ощущениям, наконец, мы догнали Монетти в главном компоненте, где они все время нас чувствительно били, – Каррагер любовно оглядел свое детище.

– Посмотрим на трассе, – уклончиво ответил Невилл.

– Тебе бы в нашем парламенте заседать, вечно воздерживаешься, – Каррагер шутливо ткнул в бок своего пилота.

– Не люблю давать опрометчивых оценок.

– Я и сам такой, но, похоже, на сей раз у нас действительно все получилось.

– А где Чарли? Что-то я его не наблюдаю? – поинтересовался Невилл вместо излишних и пока преждевременных дифирамбов. – Полагал, он прибудет вместе с машинами.

– Ты и не увидишь его больше.

– С ним все в порядке?

– Не сомневайся. Поправляюсь – не увидишь в наших боксах.

– Серьезно? – Невилл расширил зрачки.

– Похоже, что я шучу? – поднял брови Каррагер. – Мы расстались.

– Но… Чарли – превосходный конструктор, без него у нас бы ничего не вышло! – Невилл был поражен.

– И мы бесконечно благодарны за его самоотверженный труд, – закончил Каррагер. – Поверь, он получил от меня более чем достойный гонорар. Мы разошлись оба довольные друг другом.

– Но я не могу понять, почему?

– У Чарли слишком много замыслов, и не все из них блестящие. Вспомни, во сколько нам обошлись его эксперименты с титаном? В итоге мы отказались от этой сумасбродной разорительной затеи. Знаешь, как он мне уши прожужжал про какой-то алюминиевый короб вместо рамы. И это лишь одна из его концепций. Останься он у нас, то непременно бы ударился в очередные эксперименты. А мне сейчас требуются не смелые идеи, а повышение надежности уже готового автомобиля. А это не для Чарли, ему, видите ли, скучно топтаться на одном месте.

– Вы – директор, вам решать, – тихо произнес Невилл, все еще ошарашенный новостью.

– Ты поймешь мою правоту, – Каррагер излучал уверенность. – Чарли пришлось бы постоянно одергивать, чтобы его не увело в сторону. Но все инженеры остались на своих местах. Справимся, как считаешь?

Невилл задумался. В конце концов, автомобиль уже готов и на тестах показал превосходную скорость. Может быть, и в самом деле им скорее нужен не гений, что шарахается из крайности в крайность, а ремесленник, который засучит рукава и примется за планомерную работу.

– Думаю, время покажет, – пожал плечами Невилл.

– Точно не желаешь в Парламент? – ухмыльнулся Каррагер.

– Я там усну на второй минуте, – без улыбки сказал Невилл.

– Какие еще привести аргументы, чтобы ты со мной согласился?

– Никаких. С Родвеллом решение уже принято, смысл его обсуждать. Меня не на шутку беспокоит другое.

– Так излагай, не тяни!

– После создания машины мы с вами ограничились только тестовыми заездами, ни одну внезачетную гонку не посетили и в условиях борьбы машину ни разу не испытали.

– Я в курсе.

– А я считаю, это в корне не верно.

– Невилл, ты – гонщик, а я – директор, – напомнил Каррагер.

– Поэтому я и молчал до начала сезона, – хмуро бросил Невилл.– На субординацию не покушаюсь. Разрешите идти готовиться к выезду?

– Стой. Не ершись только, – попросил Мартин. – Я к тому, ты же понятия не имеешь, откуда мы достаем средства на всю эту красоту. Невилл, это деньги и очень большие деньги. Транспортировка машин через пол-Европы, траты на переезды и гостиницы, зарплаты механикам и инженерам, выплаты за внеурочную и ночную работы, новые запчасти, шины и топливо. Мы вынуждены экономить. Зато вместо поездки на этап, за который не начисляют очки, мы приобретем новые диски, колеса, поршни, свечи, шестерни. Стартовые деньги не покрывают этих расходов.

– А как же призовые?

– Только если мы занимаем соответствующие места. Невилл, я в душе гонщик, но десятилетиями занимаюсь тем, что считаю монеты и пытаюсь преумножить капиталы. Выгода перевешивает разумные риски, – проникновенно выдал Каррагер.

– Пусть я ничего не смыслю в финансах, но зато знаю – испытание машины в реальной гонке не заменят никакие тесты.

– Знал бы ты, какие средства нам удалось сберечь, не стоял с недовольной физиономией, – вздохнул Каррагер. – Вы же все втроем остались довольны надежностью машины.

– Тесты – другое дело. Как бы на них пилот ни старался, в гонке мы выкладываемся по-иному.

– Сворачиваем дискуссию. Сам же сказал, решение уже принято, к чему воздух сотрясать?

– И то верно, – согласился Невилл, он знал, что Мартина все равно не переубедить. – Тогда я пошел готовиться?

– Стой, раз уж зашел разговор про внезачетные гонки…

– Да? – Невиллу даже почудилось, что железный шеф немного смущен.

– Тебе не кажется, что ты слишком уж часто участвуешь в различных соревнованиях? – с кривой улыбкой спросил Каррагер.

– С чего бы? – искренне поразился Невилл.

– С мая по октябрь и так целых восемь официальных этапов, – Каррагер осторожно подбирал слова. – Насколько тебе необходимы в промежутках гонки меньшего калибра?

– Я же пилот. В первую очередь мы выступаем ради самих гонок, а не каких-то очков. Вдобавок, это неплохая практика.

– А соревнования спортивных прототипов? Там же совсем другие машины. При чём тут практика?

– Какая разница, закрытые машины или открытые? К тому же, в спортпрототипах есть престижные этапы, победить в которых – мечта любого уважающего себя гонщика.

– А ты уверен, что они помогают тебе в наших гонках, к тому же возрастает риск получить травму.

– В чем проблема, мистер Каррагер? – недоумевал Невилл. – Ведь там я гоняюсь не за Карнолл. И это даже не вопрос экономии ваших денег.

– Просто… – Мартин запнулся и тут же быстро продолжил. – Я разговаривал с несколькими специалистами… В общем, есть мнение – ты слишком устаешь от такого количества гонок, и это отрицательно сказывается на твоей форме.

– Что?! Да кто вам такое сказал? – возмутился Невилл.

– Неважно…

– Как это – неважно?! – кипятился Невилл.

– Невилл, сынок, да мне и самому порой казалось, что ты подустал и вместо лишней гонки тебе не повредил бы спокойный отдых.

– Ерунда!

– Может, только показалось…

– Поэтому не хотите на внезачетые этапы – меня бережете? – догадался Невилл.

– Не в этом дело…

– А по мне, так именно в этом!

– Я не шутил про экономию.

– Но и про то, что у меня не хватит сил тоже! Не правда ли?

– Только не злись, прошу.

– Мистер Каррагер, если вас что-то не устраивает, говорите напрямую. Терпеть не могу шушуканий за спиной.

– Невилл, как меня что-то может не устраивать в тебе, нашем лучшем пилоте, – как можно мягче сказал Мартин.

– Поверьте – лишние гонки мне не мешают, а, наоборот, помогают не расслабляться.

– То есть тебе виднее?

– Я не меньше вашего хочу выиграть титул.

– Так не лучше ли сосредоточиться только на нем?

– Запретите мне выступать в спортпрототипах? – вновь вспыхнул Невилл.

– К сожалению, у меня нет таких полномочий, – широко улыбнулся Каррагер. – Кто же знал, что мы должны это предусмотреть в контракте.

– А мы вообще его заключали в новом сезоне? – усмехнулся Невилл.

– У нас с тобой было столько забот, не до бумажек, мы ж не крючкотворы, в самом-то деле, – весело произнес Каррагер.

– Надеюсь, на улицу без штанов не выгоните, – в тон ответил Невилл.

Он тут же остыл. Если шеф сводит все к шутке, то и к чему усугублять. Все равно Невилл сделает по-своему. Никто не заставит его отказаться участвовать в тех гонках, в каких ему хочется.

– Но все же, попробуй чуть меньше мотаться по континенту. Я верю, что от гонок ты только заряжаешься энергией, но долгие часы за рулем по шоссе еще никому бодрости не прибавляли, – подвел итог Мартин.

– Ваша правда, – согласился Невилл. – Вот если б мы на самолетах летали… Красота: сел, прилетел, вышел, отъездил этап и улетел.

– Дойдет и до этого, – проворчал Каррагер. – А пока постарайся всё же сконцентрироваться на болидах. Ради чего наша красавица рождалась в творческих муках? Чтобы мы, британцы, стали чемпионами. И никак иначе.

– Заметано. Цели намечены, задачи поставлены. Начинаем! – азартно воскликнул Невилл.

Отчет французской радиостанции по итогам гонки

Пятничные и субботние тренировки прошли в упорной борьбе пилотов Монетти и Карнолл за первый ряд стартового поля. Итальянцы традиционно опираются на мощнейший мотор, а британцы уповают на новаторскую конструкцию корпуса. Преимущество было на стороне Карнолл, но в последние минуты Пьеро Карбоне неожиданно вырвал себе первое место, а рядом с ним расположились Лесли Тернер и Невилл Рид. На старте же Рид блестяще отыгрался и стал лидером гонки. Затем он уверенно наращивал отрыв, а его товарищи по команде стойко держались в первой пятерке, и казалось, все идет ко второй подряд победе англичанина.

В команде Карнолл уже предвкушали триумф, но неожиданно гонка стала для них холодным душем. Первым предвестником несчастий оказались свечи зажигания на автомобиле молодого Дерека Сандерса, а после середины дистанции спокойное лидерство Невилла Рида прервало неприятное событие – упало давление масла, гонщик вынужден был посетить боксы. Механики попытались устранить неисправность, Рид вернулся на трассу и даже совершил ряд обгонов, но проблема усугубилась, и ему пришлось сойти. Долгое время последним шансом Карнолл оставался Тернер. Англичанин достойно бился с превосходящими силами Монетти, а после схода Рональда Пауэлла вообще оказался вторым, но Лесли вылетел с трассы, повредил подвеску и лишился шансов на хороший результат. Победу же одержал Пьеро Карбоне, который и стал единоличным лидером общего зачета.

== Продолжение...

Другие новости
Читайте ещё