Фаворит. Глава 6. Калейдоскоп. Часть вторая

Этот роман – вымышленный, пересечений с историческими событиями искать не стоит. Это продолжение «Гоночного боевика» Никиты Савельева, впервые опубликованного на F1News.ru...

Глава 6. Калейдоскоп. Часть вторая

В конце мая на тестах в Италии насмерть разбился Гвидо – пилот Понтини. Ему было всего двадцать семь, у молодого талантливого аристократа в жизни было все – превосходное образование, отцовские капиталы, отличные манеры, успех у женщин, династический брак с наследницей винной империи. И хобби, которое его погубило. Во время заезда неожиданно пошел дождь, Гвидо не справился с управлением и попал в аварию, от удара его выбросило из кокпита – он скончался на месте. Невилл не любил похороны. Оказавшись там, поневоле задумываешься, насколько опасный путь они выбрали. А глядя на ряды собратьев, понимаешь – а ведь кто-то из них тоже непременно погибнет. Ужасное чувство.

Давно Невилл не бывал в Германии. Очередной этап гонок на выносливость длиной в тысячу километров проходил на знаменитой еще с довоенных времен трассе, невероятно длиной и ужасающе сложной. Нешуточный вызов. В напарники Невилл позвал старину Пауэлла, несколько лет назад (а казалось, прошли уже десятилетия) судьба разбросала их по разным командам. Так почему не провести вместе хотя бы одну гонку? Поочередно меняясь за рулем британского спортпрототипа, Невилл и Рональд быстрее всех преодолевают дистанцию, попутно установив рекорд по времени ее прохождения – менее семи с половиной часов.

Последнее время у Невилла отлично получается выступать именно на спортивных машинах. Может, стоит переквалифицироваться?

В июне все пилоты заняты подготовкой к, наверное, главной гонке в году – двадцатичетырехчасовому марафону в Италии. В экипаже два пилота, им предстоит по очереди мчаться по трассе, задача – пройти как можно большую дистанцию за сутки. Если гонки «открытых» машин преследуют цель определить быстрейшего пилота и машину, то этот марафон призван выявить максимально надежный и экономичный спортивный автомобиль. В трехчасовом спринте на первое место выходит, прежде всего, скорость, а в долгом марафоне терпение и умение беречь технику. Борьбу борт о борт там редко увидишь. В общем, для автоконцернов эта гонка – битва за капиталы и потенциального покупателя, а для гонщиков – вопрос престижа. Недаром в стартовых списках марафона значатся все мало-мальски значимые коллеги Невилла по «открытым» болидам.

В напарниках у него на сей раз гонщик из-за океана. Рэй – американец, но в отличие от большинства своих соотечественников, он предпочел не овалы, а классические европейские автодромы. Невилл понимает, вряд ли Рэй достигнет больших высот в гонках, но он стабилен, вдумчив и аккуратен. А вдобавок технически подкован. Что и требуется для марафона.

В команде решают сделать ставку на их экипаж, задача остальных – отсечь соперников. Пауэлл (он тоже с ними в одной команде) демонстративно корчит мину, но благоразумно воздерживается от комментариев. Невилл настроен философски – руководителям с капитанского мостика виднее.

Однако, как это часто случается, красиво нарисованные на бумаге планы идут в разрез с непредсказуемым ходом гонки. Уже через три часа после старта в машине Невилла прогорает выхлопная труба, мало того, что кабина наполняется дымом, так еще и в полу разрослась самая натуральная дыра. Невилл терпит, сколько возможно, и сворачивает в боксы на чадящем автомобиле. Умельцы механики быстро устраняют неполадку, а дыру заделывают вырезанной наскоро металлической пластиной. Теперь очередь Рэя.

Невилл отправляется полежать в трейлер – надо восстановить силы, впереди еще бессонная ночь. Через час он слышит тревожный стук в дверь – на машине отказала трансмиссия. Можно собираться домой. Единственное утешение – ночные бдения отменяются.

Середина июля. Голландия. Неугомонный Чарли Родвелл решает сам попробовать силы за рулем созданного им автомобиля. Лесли уступает ему кокпит. Не самая лучшая идея. Еще на тренировке Чарли повреждает шасси, да так, что его не восстановить к старту.

– Занимайся тем, что получается у тебя лучше всего, создавай автомобили, – со смехом похлопывает Невилл по плечу конструктора.

А вот в гонке вновь не до веселья. Что Невилл, что Жорж выходят на старт не с самых лучших позиций, начало не добавляет оптимизма, вдобавок, оба вынуждены сойти из-за очередных проблем с машиной.

Хорошо, мистер Каррагер занят делами компании и не почтил присутствием этап, докладывать о причинах провала выпало Невиллу.

– Ну что? – с нетерпением спрашивает Родвелл, когда Невилл вернулся с телефонного пункта.

– Ничего. Сухо сказал: «Понятно», и повесил трубку, – поведал Невилл. – Сугубо мое мнение – лучше бы наорал и разразился проклятьями.

– Мне кажется, мы все-таки перемудрили с отверстиями патрубков охлаждения, воздух недостаточно проникает к ним, – высказывает гипотезу Чарли. – Ветровое стекло высоковато.

– У тебя вечно так! – взрывается Жорж. – То перемудрили, то не докрутили, то не досмотрели. Пора признать – мы бессильны перед итальянцами. Наша машина непослушна в управлении и маломощна. Вы ударились в никому не нужные эксперименты с весом и воздухом, вместо того чтобы заняться мотором. Надо попросту заставить его выдать побольше лошадей. Неужели вы не видите, Мартин теряет интерес к Карнолл, скоро он урежет финансирование, и все! Тебе, Невилл, я бы посоветовал скорее проситься к итальянцам, пока там не позабыли, что ты все еще быстр. Вот зачем я разругался с Марио?! Надо было просто-напросто держать язык за зубами!

Невилл смиренно молчит. Пусть выговорится. Порой надо выбросить рвущееся наружу напряжение. Да и у самого, по правде признаться, на душе пакостно. Пойти сегодня в бар с ребятами и порядочно набраться? Это выход, хотя бы на время забудешься.

Вдох-выдох. Вдох-выдох. Через несколько минут быстрого бега Невилл начинает задыхаться, легкие разрывает, а в боку чувствительно покалывает. Он же гонщик, а не спринтер. Железный шлем туго стягивает голову, сбросить бы его, да нет времени возиться с застежками. Зрители на трибунах радостно гудят, поддерживая своего пилота на родной британской трассе. Невилл наддал.

Надо же такому случиться, когда зеленый автомобиль Невилла пробился на первое место, у него треснула подвеска и отлетело колесо. Мастерства Невилла хватило, чтобы не попасть в аварию и съехать на обочину, но он не может смириться с поражением. В этот уик-энд у него все получалось, тренировки, старт, обгоны. Пусть команда прикажет кому-нибудь из парней отдать ему машину, правила не запрещают, и Невилл оправдает доверие. Когда он бросился в путь, казалось, до линии боксов совсем близко, а попробуйте преодолеть это расстояние на своих двоих. Скоро уже? Невилл дышит точно загнанный конь. Никогда бы не поменялся с бегунами – тут сдохнешь и без всяких аварий.

Каррагер дает указание Лесли уступить место напарнику, и обрадованный Невилл срывает автомобиль с пробуксовкой с места. Теперь он пятый, но Невилл как никогда чувствует в себе силы на подвиги. Лишь бы не подвела капризная конструкция Родвелла! Только не сегодня. Пожалуйста! Никто из соперников на красных машинах не уступает позицию просто так, но когда это останавливало?!

И все получилось! Невилл второй и к финишу даже сокращал отставание от Мэтра, который одержал очередную победу. Пусть Невилл получает совсем немного очков – приходится разделить их с Лесли, но он по-настоящему счастлив. Словно гора свалилась с плеч.

Следующая гонка внезачетная – в Нормандии. Не самая интересная трасса, не самый престижный этап. Большинство его коллег-пилотов, устав от напряженного календаря, используют паузу, чтобы отдохнуть. Пауэлл и Дагласс зовут Невилла понежиться на пляжах Тенерифе. Мистер Каррагер тоже не горит желанием лишний раз гонять машины через Ла-Манш.

– Расслабься, Невилл, – директор команды вальяжно раскуривает сигару. – Не поедем. Стартовые ничтожны, призовые и того меньше. Смысл?

– Дело не в призовых.

– И в них тоже. К чему тебе этот этап? Ни денег, ни толковой конкуренции.

– Какой бы он ни был, есть гонка – надо участвовать.

– Знаешь, я сам терпеть не могу бездельничать. Но иногда посылаю все дела по боку, прямо с утра позволяю себе бокал коньяку и весь день просто ничего не делаю, валяясь на диване. В этом есть своя прелесть: бежал-бежал без остановки, а тут остановился. Только увлекаться, понятное дело, нельзя. Иначе так все и пролежишь.

– Не мой метод, мистер Каррагер.

– Столько денег в трубу, даже если тащить всего один автомобиль.

– Могу оплатить из своих.

– Да на кой тебе это надо?

– Я же гонщик.

– Ты взрослый ребенок!

– Пусть так. Ваше слово?

– Делай что хочешь, если такой упертый.

– Я возьму пару ребят? По деньгам их не обижу.

– Ты же не думаешь, что я конченый жмот?! На пару механиков денег дам. Не больше!

– Благодарю.

– И в кого я такой мягкотелый?!

– Мистер Каррагер?

– Что?

– В октябре будет гонка в Австралии, я бы съездил, интересный опыт. И выплаты отличные. Но с местами для машины и для персонала на лайнере надобно уже сейчас решать.

– Куда?! Неделю прохлаждаться на корабле, чтобы проехать три часа гонки на другом конце света?! Никакие призовые не окупятся. Ты перегрелся?! Терпение мое не испытывай!

Через пару недель, жарким августом, пилоты вновь возвращаются на французскую землю, на сей раз в Шампань. Трасса слишком требовательна к моторам, и Карнолл сложно рассчитывать на успех. Невилл проводит тяжелую гонку, но в итоге ему удается финишировать на неплохом четвертом месте.

Но это все отходит на второй план. Насмерть разбился Леон Дагласс. Машина перевернулась и похоронила под собой пилота. Врачи несколько часов пытались спасти гонщику жизнь, но все тщетно.

Невилл вспомнил, как Леон говорил, он еще успеет стать чемпионом. Жизнь гонщика слишком скоротечна и непредсказуема, чтобы загадывать наперед.

И вновь Невилл участвует в своих излюбленных гонках на выносливость. В этот раз гонщиков занесло аж в Швецию. Естественно, Невилл не упускает шанса поглядеть на северную страну. Его друзьям из британского автоконцерна скандинавская публика не интересна, поэтому приходится взять в аренду автомобиль у Понтини и нанять механиков. Напарник по Карнолл Лесли идею воспринимает с восторгом.

Организаторы принимают осторожное решение сократить опасную дистанцию в два раза: с тысячи километров до пятисот. На это уйдет всего часов шесть. Плевое дело. Их экипаж мог бы и выиграть, но сказался недостаток опыта у бригады, что обслуживала автомобиль, и на остановках Невилл и Лесли потеряли чрезвычайно много времени. Итог – второе место.

Пока в Англии не зарядили проливные дожди, гонщики успевают прокатиться на очередном внезачетном этапе – трассе с обилием медленных поворотов на северо-западе острова. Несмотря на предрешенную победу в общем зачете, упорный Марио Монетти гонит своих пилотов на ничего не решающее соревнование. Более того, к удовлетворению своего сурового босса пилоты итальянцев одерживают очередную победу. Что до Карнолл, то их болиды вновь настигают старые болезни, и гонщики вынуждены сойти с дистанции из-за проблем с техникой.

Но главными героями гонки стали, к всеобщему удивлению, крошечные Томсон, их игрушечные болиды задали жару тяжеловесам с передним расположением мотора: один из их пилотов долгое время преследовал самого Мэтра и даже сокращал отставание, пока не лопнул бензонасос, а другой эффектно пробивался сквозь пелотон, но угодил в обидное столкновение.

– То ли еще будет! Ты видел, какой короткий тормозной путь?! А сцепление?! Особенно на выходе из поворотов. Машины мчали как по рельсам, - довольно потирает руки владелец конюшни Уилл Томсон. – Мне бы осовременить подвеску и разобраться с надежностью, и я вам еще покажу!

Невиллл учтиво поддакивает, чтобы не обидеть товарища – пусть ловит свои короткие лучи славы. Все, что он говорит, само собой, замечательно, но подходит лишь для медленных трасс, и то не всех. В мощности мотора букашки Уилла проигрывают целую пропасть не то что Монетти, но и более скромным двигателям Карнолл.

Наступает начало осени, а заодно и предпоследний этап. Конфликт в Египте внес-таки свои коррективы: сезон заканчивается, не успев толком начаться. Чтобы календарь не вышел совсем уж куцым, организаторы решили провести в Италии аж две официальные гонки. Местные жители без ума от автомобильных соревнований, да и их команды наиболее щедро представлены в первенстве. В любом случае прибыли нешуточные.

Кто бы мог подумать, что исторический момент – первая победа британского автомобиля – состоится именно здесь, на враждебной территории. На удивление, вечно ускользающий триумф дался необычайно легко. Невилл уже на втором круге захватил лидерство и более его никому не отдал. После гонки злые языки утверждали: Мэтр никуда не торопился, его вполне устраивало и второе место, ведь тем самым он завоевал очередной титул.

Успеху Нэвилла искренне радовались почти все в паддоке, многие сочувствовали бесконечным страданиям Карнолл, а мистер Каррагер раскошелился на грандиозный банкет. А уж сколько по возвращении на родину Нэвилл получил звонков с поздравлениями и приглашениями на мероприятия от различных спортивных чиновников – просто не счесть.

Первые дни Невилл чувствовал восхитительную опустошенность – наконец они порвали первыми заветную финишную ленточку. Но долго почивать на лаврах не в его стиле – нужно побеждать снова и снова.

== Продолжение...

Другие новости
Читайте ещё