Беат Цендер: За 20 лет в Формуле 1 всё стало гораздо сложнее

Беат Цендер

В июле исполнится 20 лет с тех пор, как Беат Цендер стал менеджером Sauber. В интервью немецкому Motorsport-Total он рассказал о том, как изменилась Формула 1 за это время, и что ему не нравится в нынешнем поколении гонщиков.

Вопрос: Беат, расскажите о ваших основных обязанностях в Sauber?
Беат Цендер: Когда команда находится в пути, я отвечаю за организацию переездов, бронирование рейсов, гостиниц, транспорта. Нужно создать подходящие условия для команды, обеспечить её помещениями, оборудованием, чтобы она могла наилучшим образом выполнять свою работу. Это с одной стороны.

С другой стороны, я отвечаю за спортивные вопросы, за взаимодействие команды с FIA в том, что касается Спортивного регламента. На трассе я представляю Sauber в FIA, в частности, вместе с гонщиками участвую в разбирательствах со стюардами. Это два главных аспекта.

Вопрос: Недавно Симона де Сильвестро провела тесты во Фьорано. Вы отвечали за то, чтобы эти тесты прошли без проблем. Вероятно, их организация не столь сложна, как подготовка к Гран При Австралии?
Беат Цендер: Не сказал бы, что они не столь сложны – в плане подготовки они сопоставимы с предсезонными тестами. В любом случае, вся гоночная команда приехала во Фьорано и, как и на других тестах, реализовала обширную программу. Подготовка к тестам ничем не отличалась – надо было забронировать отель, перелеты, арендовать машины...

Вопрос: Очевидно, что не вы бронируете каждый гостиничный номер или каждый автомобиль, но вы несете ответственность за это в целом...
Беат Цендер: У нас маленькая команда: вся организация ложится на нас с моей ассистенткой Ивонной. Конечно, не мы бронируем все перелеты – этим занимается агентство, но в 99% случаев мы сами бронируем гостиницы – это обходится существенно дешевле. Кроме того, мы вдвоем занимаемся всем остальным, например, арендой автомобилей.

Вопрос: Ездит ли Ивонна на гонки?
Беат Цендер: Нет. В гоночный уик-энд работу выполняю я один.

Вопрос: Если кто-то внезапно заболевает, вы должны в срочном порядке изменить бронь и организовать возвращение этого человека домой?
Беат Цендер: Да, порой такое случается. Если кто-то не может приехать на две гонки, то это гораздо проще – нужно просто поменять имя. Если кто-то заболевает или попадает в аварию и должен срочно вернуться домой, то занимаюсь решением форс-мажорных обстоятельств.

Вопрос: Как выглядит ваш график в гоночный уик-энд? Когда вы встаете, когда ложитесь спать? Сколько времени вы работаете?
Беат Цендер: Я приезжаю на автодром утром вместе с механиками: в пятницу в 7:30, в субботу около 8:30, а в воскресенье – в 9:00. Я участвую во всех встречах, брифингах до и после тренировок. Как правило, в пятницу мы возвращаемся в гостиницу в 22:00, в субботу – в 21:00, а после гонки разъезжаемся по домам либо сразу после финиша, либо в понедельник.

Вопрос: Когда вы приезжаете на Гран При?
Беат Цендер: Как правило, на европейские этапы я приезжаю в среду, поскольку должен позаботиться о пропусках в паддок для сотрудников, гостей и VIP-персон. Я работаю с FOM. На выездных гонках я приезжаю во вторник и уезжаю в понедельник.

Вопрос: Сколько лет вы занимаетесь этой работой?
Беат Цендер: В этом году на Гран При Германии исполнится 20 лет.

Вопрос: В качестве менеджера команды?
Беат Цендер: Да.

Вопрос: Значит, вы участвовали в 320-330 Гран При. Что изменилось за это время?
Беат Цендер: Сегодня всё происходит быстрее. Это глобальный феномен, он связан, в основном, с Интернетом, мобильной связью, появлением смартфонов. Сегодня надо оставаться на связи круглосуточно, больше людей ездят на гонки, поэтому организация стала сложнее. Увеличилось и число выездных гонок. В итоге, работа требует больше времени.

Вопрос: Что еще изменилось?
Беат Цендер: Двадцать лет назад гонщики приезжали на Гран При только с красивой подругой, а теперь – с менеджерами, помощниками, юристами, физиотерапевтами и психологами. Сегодня всё преувеличено. Гонщики сильно изменились, стали гораздо моложе. Это неплохо, но порой я не вижу в них зрелости.

Вопрос: Вы входите в спортивную рабочую группу. Как изменился спортивный регламент за 20 лет?
Беат Цендер
: 20 лет назад спортивный регламент охватывал только половину аспектов, которые включает сегодня. Правил было немного, но они были очень четкими, а сейчас часто речь идет о мелочах.

Плюс в том, что я много лет занимаюсь этими вопросами, давно сработался с FIA и менеджерами других команд. Я хорошо ориентируюсь во всех аспектах уже потому, что пережил все эти изменения. Я знаю причины произошедших перемен, что помогает в работе. Можно сказать, что я знаю регламент наизусть.

Вопрос: Недавно технический директор одной из команд сказал, что когда появляется регламент на следующий сезон, требуется три дня на его тщательное изучение. Вы в такой же ситуации, или настолько хорошо во всем ориентируетесь, что в этом нет необходимости?
Беат Цендер: Спортивный регламент – это достаточно простая работа для меня. Изменения обсуждаются в течение года, одни вступают в силу сразу, другие касаются следующего сезона. У меня нет проблем со спортивным аспектом. Основа спортивного регламента не менялась уже десять лет. Изменился только формат квалификации, сократилось количество моторов на сезон. Чтобы получить представление о техническом регламенте, мне требуется больше времени. Честно говоря, я знаю его не столь хорошо, как спортивный.

Вопрос: Как вы попали в Sauber?
Беат Цендер: Случайно! Я подписал контракт с командой в 1987 году, а до этого работал в крупной компании, производящей дизельные двигатели – Holzer. В то время Holzer прекратила работы в Швейцарии и перенесла производство в Южную Корею. Мне пришлось искать новую работу, и я увидел объявление в местной газете о том, что Sauber ищет гоночного механика.

Тогда я совершенно не интересовался автоспортом, не знал о нём ничего, кроме аварии Жиля Вильнёва и Йохана Масса в Зольдере. Я дважды встречался с Петером Заубером. После первой встречи он сказал, что ни при каких обстоятельствах не сможет меня взять, потому что я слишком молод и не имею опыта в автоспорте. Хуже всего – я даже этим не интересуюсь.

Через три недели я снова ему позвонил и предложил второй раз встретиться. Думаю, он взял меня только потому, что не было других кандидатов. Тогда мне казалось, что я буду заниматься этим только год – я просто хотел получать удовольствие от жизни и путешествовать. Прошло 27 лет, а я по-прежнему в Sauber. И мне это нравится. Я ни о чем не жалею.

Вопрос: Сколько вам было тогда?
Беат Цендер: 21.

Вопрос: Какой была ваша первая гонка?
Беат Цендер: 1000 км Хереса – я работал с Sauber-Mercedes.

Вопрос: Помогла ли карьера механика в дальнейшем?
Беат Цендер: Конечно. Когда я начал работать в Sauber в 1988 году, использовались алюминиевые шасси, 80% машины мы создавали самостоятельно – это были машины ручной работы. Сегодня много департаментов: один занимается гидравликой, другой подвеской, третий – коробкой передач. Когда я начинал работать механиком в Sauber, мы все делали самостоятельно.

Вскоре я стал первым механиком, затем – главным механиком. В 1994 году я был уже менеджером команды, точнее, в первой половине сезона – главным механиком, а во второй – главным механиком и менеджером. Тогда я знал всё о машине, но сейчас уже нет. Нынешние машины очень сложны. Даже наша пресс-служба в них не разбирается.

Вопрос: Вы работали с Максом Велти?
Беат Цендер: Конечно. Он был менеджером команды с 1988 по 1989 год.

Вопрос: Вы многому у него научились?
Беат Цендер: Нет, я научился этому не у него – я никогда не стремился стать менеджером. Это тоже оказалось случайностью. До меня этой работой занималась женщина, но она собиралась уволиться. Было несколько причин.

В 1994 году в Сильверстоуне, во времена прежних веселых вечеринок, на которых Эдди Джордан играл на барабанах, Петер Заубер подошел ко мне после гонки и сказал, что на следующий день мы должны поговорить в Хинвиле. Он предложил мне работу менеджера команды. Я ответил, что это исключено, поскольку я даже для себя ни разу не бронировал рейс на самолет или номер в гостинице.

Я попросил время на размышление, а на следующий день мы снова встретились. Я сказал, что не буду этим заниматься. Тогда он заявил, что эту работу будет выполнять человек, имени которого я не хочу называть. Я подумал, что лучше самому взяться за дело. В результате я работал наугад, поскольку в тот момент не имел представления, что требовалось. Я не смог ничего узнать у Макса, поскольку он давно покинул команду. Однако его возвращение в Sauber в 1997 году в качестве коммерческого директора – моя заслуга.

Вопрос: Как влияет работа на личную жизнь?
Беат Цендер: Я не вижу недостатков. Конечно, иногда скучаешь по дому, особенно, если близкие друзья и члены семьи отмечают дни рождения или организуют вечеринку. Но мне повезло, все мои братья и сестры праздновали свадьбы в выходные вне гоночного уик-энда.

Я уже 13 лет знаком с моей женой, мы восемь лет в браке. Когда мы познакомились, она знала, чем я занимаюсь, так что была готова к моим постоянным разъездам. У нас потрясающая жизнь, и не проблема, что я полгода вне дома.

Вопрос: Были ли веселые моменты в вашей карьере?
Беат Цендер: Было много веселых историй, прежде всего, с Джонни Хербертом. С ним всегда можно было посмеяться.

Вопрос: А с Кими Райкконеном?
Беат Цендер: Да. Я до сих пор с удовольствием с ним общаюсь. У меня хорошие отношения с нашими бывшими гонщиками – с Хайнцем-Харальдом Френценом, с Жаком Вильнёвом, с Жаном Алези, с Ником Хайдфельдом.

С Кими было много веселых историй. Например, его первая гонка, когда за десять минут до открытия пит-лейн его нигде не могли найти: Кими где-то спрятался и спал.

Вопрос: Учитывая ваш возраст, раньше вы были кем-то вроде брата для гонщиков, а сейчас заменяете им отца?
Беат Цендер: Нет. Это зависит от гонщика. Сейчас у меня хорошие отношения с Нико Хюлкенбергом. Дело не в возрасте – это зависит от того, подходите ли вы друг другу.

Текст: . Источник: Motorsport-Total
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.Ru запрещено.
Другие новости