Бен Эдвардс: Этот сезон войдет в историю

Зимой 1997-го года вместе с другом мы написали письмо Берни Экклстоуну, возмущаясь тем, что канал Eurosport прекратил трансляции Формулы 1. Отправляли мы письма и в популярные британские гоночные интернет-издания, и если покопаться в архивах Atlas F1, то там до сих пор можно найти отголоски наших тогдашних гневных посланий.

В частности, мы упирали на то, что нас лишили одного из главных удовольствий в жизни – смотреть Гран При на Eurosport, которые комментировал замечательный дуэт: Бен Эдвардс и Джон Уотсон, бывший пилот McLaren, занявший 3-е место в чемпионате 1982-го года.

Цитирую: «Комментаторы Eurosport Джон Уотсон и Бен Эдвардс были самыми долгожданными гостями в наших домах в дни гоночных уик-эндов. Мы были счастливы, поскольку у нас появилась возможность быть на равных с болельщиками всего мира, мы могли в унисон с ними дышать, кричать и плакать!..»

Возможно, в этих строках и есть некий перебор с пафосом, но тогда нам так не казалось: попробуйте представить, что у вас завтра отберут возможность смотреть гонки. А у нас ее именно отобрали, потому что Eurosport прекратил показывать чемпионат, а российскому ТВ было не до Формулы 1…

Спустя 15 лет мне довелось познакомиться с Беном Эдвардсом, который с этого сезона комментирует гонки вместе с Дэвидом Култхардом на ВВС. По просьбе F1News.Ru Бен согласился вспомнить времена его работы на Eurosport и вообще порассуждать о проблеме смены эпох в Формуле 1…

Бен Эдвардс: Мне было очень интересно работать на Eurosport, потому что я был еще относительно молод, когда начал комментировать Формулу 1. В то время я только что оставил собственные попытки стать гонщиком: я выступал в чемпионатах национального уровня и надеялся когда-нибудь пробиться в Ф1. И вдруг так все сложилось, что я начал комментировать гонки Формулы 1, и это стало моей основной работой. Это было в 1992-1993-м. А в 1995-м я оказался в комментаторской кабине вместе с Джоном Уотсоном, который для меня был своего рода звездой, победителем Гран При!

Это были удивительные времена! Совсем недавно карьеру прекратил Найджел Мэнселл, но начинался период Деймона Хилла; Михаэль Шумахер как раз становился суперзвездой, и все это было невероятно интересно! Мне повезло, что я работал с Джоном Уотсоном, который по-настоящему познакомил меня с миром Формулы 1, представил всем важным персонам, и я чувствовал, что оказался в весьма привилегированном положении. Это была настоящая удача!

Вопрос: О том периоде, наверное, уже все написано и рассказано, но у вас ведь есть какие-то свои воспоминания о наиболее ярких моментах?
Бен Эдвардс: Есть несколько таких моментов, которые действительно врезались в память. В первый год, когда я начал работать на Eurosport, Михаэль Шумахер выступал за Benetton, великолепно проводил гонки за рулем их тогдашней быстрой машины и выиграл свой второй титул. Но в следующем году он перешел в Ferrari, и я помню, как он победил на залитой дождем трассе в Барселоне. Это просто фантастика!

Под конец той гонки я осознал, что только что видел нечто необыкновенное, по-своему уникальное! Михаэль под дождем выступил в Испании просто невероятно. Ему удалось то, что удается только великим гонщикам: победить за рулем машины, которая, наверное, не должна была победить. Но в определенных условиях, в которых он был особенно силен, Михаэль блеснул. Помню, я вышел из комментаторской кабины с мыслью: мне повезло, что я комментировал такую гонку!

Но, разумеется, это был чемпионский год для Деймона Хилла, и рассказывать о его победе в борьбе за титул – это тоже было очень здорово. Я помню, с чего Деймон начинал. Мне было 15, и я на трассе в Брэндс-Хетч помог одной команде Формулы Ford. Я ведь был свидетелем его первой гонки за рулем одноместной машины в 2-литровой Формуле Ford, и Хилл тогда выглядел абсолютно неубедительно, хотя до этого неплохо выступал в мотогонках.

Но, пробиваясь к вершине, Деймон проявил колоссальное упорство и решимость. Возможно, у него не было такого таланта, как у Шумахера, но его трудолюбие и целеустремленность вызывали огромное уважение. Да, в 1996-м у него была отличная машина, я готов это признать, но он провел фантастический сезон. И когда Деймон выиграл в том году Гран При Японии, а вместе с ним и титул, он одержал очень важную психологическую победу.

Вопрос: Когда вы рассказываете о тех событиях, я вспоминаю свои ощущения, свои эмоции, которые испытывал в то время, и они во многом совпадают с вашими…
Бен Эдвардс: Да, сильные переживания оставляют след в памяти. Формула 1 – это ведь, в основном, цифры, статистика, времена прохождения кругов, очки, но когда ты смотришь гонки, ты испытываешь эмоции, стараешься понять психологическое состояние гонщиков, все эти перепады их настроений… Разумеется, не всегда надо говорить об этом, комментируя гонки, но мы все это чувствуем, и мне нравится эта сторона нашей работы. Хочется передавать эти переживания аудитории – для меня это очень важно.

Вопрос: Насколько драматичной для вас была ситуация, когда в 1996-м Берни Экклстоун не стал продлевать контракт с Eurosport?
Бен Эдвардс: Это была настоящая драма. Я тогда отработал на этом канале два года, и это стало серьезным ударом. Думаю, Eurosport здорово рассказывал о Формуле 1. Все было сделано просто, не слишком дорого, и мы с Джоном приезжали на трассу вдвоем, никакой бригады сопровождения не было. Мы звонили на базу Eurosport, которая тогда находилась в Париже, говорили: «Привет! Мы здесь!» Они отвечали: «Отлично! Надевайте наушники, и поехали!»

Словом, все было просто, но мы полностью освещали весь уик-энд, начиная с тренировок. Так что для меня это был удар. Я не остался на Eurosport и начал комментировать американские гонки серий ChampCar, IndyCar, и это тоже было здорово. Я многое узнал, многому научился, но ситуация была сложная.

Я понимал, почему Экклстоун принял такое решение, это было связано исключительно с бизнесом. Он стремился заключать отдельные контракты с каждым национальным вещателем, а этим телекомпаниям не нужен был конкурент в лице спутникового телеканала Eurosport. Они платили большие деньги за право показывать Формулу 1, и я понимаю эту бизнес-модель. Не сомневаюсь, это был правильный шаг, если говорить об укреплении экономики Формулы 1, но мы были очень разочарованы.

По иронии судьбы в 2002-м я вновь начал комментировать Формулу 1 на цифровом телеканале, который организовал тот же Берни Экклстоун. На гонки я не ездил, а комментировал, находясь на базе FOM в Биггинз-Хилл, в пригороде Лондона. Но через год этот проект в Великобритании закрылся, хотя в Италии и Германии продолжал работать. Так что моя карьера складывалась любопытно, и вот теперь я вновь комментирую гонки чемпионата, но уже на ВВС.

Вопрос: В начале 90-х вы были свидетелем интереснейшего перехода от эры Проста, Сенны и Мэнселла к эре Шумахера, а сейчас Формула 1 вновь переживает период смены эпох и поколений. Правда, как ни странно, Михаэль по-прежнему выходит на старт, но и вы снова комментируете гонки! Ваше отношение к современной Ф1?
Бен Эдвардс: Этот сезон не похож на предыдущие, он совершенно непредсказуем, и мне это очень нравится! Возможно, сейчас ситуация понемногу стабилизируется, но позади уже половина чемпионата, а команды только-только начинают понимать, что им нужно делать, и на что тратить деньги. Скорее всего, мы увидим, что топ-команды начнут увеличивать отрыв от середняков пелотона.

Но все равно сезон замечательный, достаточно вспомнить, что в нем участвуют сразу шесть чемпионов мира, причем, у них у всех хорошие машины. Думаю, это отчасти объясняется тем, что Формула 1 стала более безопасной, а карьеры гонщиков стали более продолжительными, потому что пилоты гораздо лучше подготовлены физически и более строго придерживаются режима тренировок. Но это же очень хорошо для зрителей, потому что они видят борьбу чемпионов.

Правда, меня беспокоит то, что молодым гонщикам стало труднее пробиваться в Ф1, ведь спорту необходима свежая кровь. Волнует меня и тот факт, что объем тестов сокращен до минимума. Да, Валттери Боттас отлично работает по пятницам за рулем Williams, но не так много команд, которые дают возможность молодым пилотам тренироваться.

Тем не менее, я считаю, что период, который сейчас идет, станет классикой Формулы 1 – технический регламент практически стабилен, машины очень близки по своим возможностям, разница между двигателями незначительна, и все это выливается в острейшую борьбу на трассе. Победа в гонке зависит от нюансов, и мне это нравится, ведь чтобы добиться успеха, должна трудиться вся команда, не только гонщик. Думаю, этот сезон войдет в историю Формулы 1!

Да, я понимаю, что такие системы, как DRS, или современные шины привносят в гонки некий элемент искусственности, но для того, чтобы добиться успеха, ты все равно должен справиться со всем этим комплексом факторов лучше остальных. В конечном итоге, победа все равно достается лучшему гонщику.

Текст: . Источник: эксклюзивное интервью
Использование материалов без письменного разрешения редакции F1News.ru запрещено.
Другие новости
Читайте ещё